• 63,79 ↑
  • 73,69 ↑
  • 2,43 ↑
11 января 2018 г. 15:34:03

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Сами придумали и собрали. Почему в сельском музее разрешают трогать все экспонаты
Фото Анастасии Писаревской

Краеведческий музей в селе Боровки расположен в старом здании школы. Это одноэтажный кирпичный дом со слегка покосившимися от времени деревянными ступенями, старыми деревянными дверями и длинным коридором, от которого расходятся комнаты, две из них отведены под музей.

Люди приносят

Сегодня в нём действуют два раздела: исторический и этнографический. В историческом зале находятся материалы о жизни и деятельности генерал-лейтенанта Андрея Бондарева, о ветеранах-земляках, о войне. А в этнографическом разделе представлены более 1000 экспонатов начиная со второго тысячелетия до нашей эры и заканчивая советским периодом.

«Наконечник копья – первый и самый древний экземпляр хранения принёс Войтов Гена, – вспоминает руководитель сельского музея Лидия Уханёва. – Мы стали копаться в литературе, чтобы установить, какого оно времени, и выяснили, что, возможно, наконечник второго тысячелетия до нашей эры».

В 1990-х годах школьники начали собирать предметы старины.

«Они решили, что нужен музей. Ходили по селу, собирали старинные вещи, а местные жители отдавали, что было, – вспоминает Лидия Александровна. – Теперь люди сами приходят, приносят, пополняют музей».

Школа просуществовала в этом здании больше ста лет и закрылась в 2011 году. Сегодня школы нет, а дело, начатое школьниками, продолжается.

Личные вещи

Местная жительница, Мария Паточенко, принесла в музей много личных вещей, большинство принадлежали её матери. Рубель, глиняную посуду, несколько ступ и толкач, с по­мощью которых измельчали пшено, зерно, деревянный прототип первой стиральной машины – валик, им женщины били бельё на пруду и таким образом выстирывали.

«Шумовку муж мой сплёл из лозы, чтобы вареники доставать из кастрюли было удобно. Он и корзины дома плёл, – поясняет Паточенко. – Муж на балалайке играл, а теперь она хранится в этом музее».

Шумовка лежит в большой миске с другими столовыми приборами. Здесь же потёртые старинные деревянные ложки и современные лакированные, расписные.

«Самая большая ложка – главы семейства, маленькие – детские. Раньше их из груши вырезали, чтобы прочнее были и меньше раскисали», – объясняет Лидия Уханёва.

«Когда мы накупили алюминиевых ложек, деревянные ушли в сторону», – вспомнила Мария Паточенко.

  • Лидия Уханёва.

  • Мария Паточенко.

  • Наталья Шевцова.


Она повела нас в импровизированный святой угол, где на круглом столе стоят несколько икон и медный подсвечник.

«Он очень старый, его не отмыть уже. Муж работал начальником мех­отряда, получил запчасти и в коробке нашёл подсвечник. Может, кто‑то спрятал или случайно он туда попал, а я его в музей отнесла», – вспоминает Мария Михайловна.

Рядом со святым углом в музее стоит деревянная кровать. А пёстрые дорожки на полу не просто украшение музея, эти экспонаты создают уют, домашнюю атмосферу.

«Я даже помню, как бабушка делала их, – присоединяется к разговору местная жительница Наталья Шевцова. – Зимой на полдома ставили ткацкий станок, и она руками быстро-быстро перебирала, меня учила, но я так не могла».

Деревянные башмаки

Рядом с кроватью пристроилась детская кровать-качалка, в народе попросту «качка», она наполнена детскими вещами, одеялами, подушками. Под ней притаились плетёные корзины разных размеров.

«У нас ещё люльки были, – вспоминает Мария Михайловна. – Пружину с комбайна приделывали к потолку, на неё подвешивали люльку и качали. Последний раз такой пользовалась в 1965 году».

Наталья Шевцова тоже пополнила коллекцию музея – принесла деревянную обувь.

«Эти туфли нашли случайно. Мы корову держали, поехали в соседнее село за сеном и на заброшенном участке увидели их, – рассказывает она. – Они долго дома у меня лежали, пока музей в школе не открыли, тогда я помыла находку и принесла сюда».

Фото Анастасии Писаревской

Рядом с деревянными башмаками стоят разные деревянные колодки для шитья и ремонта обуви. Подошва у них вся в мелких дырочках от гвоз­дей. Соседствуют с колодками лыковые лапти, их ещё школьники принесли в начале образования музея.

«Лапти быстро портились, а если в воду попадали, то раскисали, их быстро снашивали, – рассказывает Уханёва. – Зимой делали, летом носили, а чем ещё заниматься по вечерам: женщины вышивали, мужчины плели. Со временем к лаптям приделали подвязки, чтобы лучше на ноге держались. У тех, кто богаче, они бывали цветные – красные, сиреневые. Прежде чем надеть лапти, ноги обматывали онучами – портянками».

История и традиции

Здесь хранятся личные вещи людей разных поколений, живших в Боровках и ближайших сёлах. На 30 квадратных метрах в одной комнате сошлись несколько эпох. У каждой вещи есть история. Уже упомянутый подсвечник стоит на свадебном полотенце матери Марии Паточенко, которое по наследству перешло дочери, с ним связана свадебная традиция.

«В день свадьбы невеста собирала подруг по селу с полотенцем в руке. Приглашает она, а подружка в полотенце кладёт буханку хлеба – значит, придёт. А ещё на свадьбу делали теремок. Шарики из теста пекли в печи, потом надевали их на нитку и украшали ветку, как гирляндой, добавляли ленточки и бантики, – вспоминает Мария Михайловна. – У жениха теремок был без теста, только цветы и ленты. А сверху делали шишки – лепили мучные фигуры и надевали на верхушки ветки».

Теремки принято было воровать или выкупать на свадьбе. Часто и на второй день празднования они украшали стол.

Одежды в музее тоже много: от конопляной рубашки до газовой кофточки.

«Платок ещё моей бабушки, а она родилась в 1894 году, его мама носила и я, – демонстрирует вещь Мария Михайловна. – Он и сегодня в отличном состоянии, потому что качественный».

Фото Анастасии Писаревской

Трогательный музей

Уникальность музея ещё и в том, что все экспонаты можно трогать, испытывать в работе, рассматривать. Дети часто интересуются прялкой Марии Паточенко.

«Вот тут нажимаем, это поднимается, колесо крутится, – Лидия Уханёва показывает принцип работы прялки».

Здесь есть шерстяные и льняные нити, которые пряли, гребень для вычёсывания шерсти и челнок, на который наматывали нить. А в вазе в углу у окна пристроился настоящий пушистый хлопок.

«В селе жила турчанка, с родины привезла семена хлопка, посадила, и он вырос высотой 50 сантиметров. Зато мы теперь имеем представление, что такое хлопок и из чего делается вата», – отмечает Уханёва.

Ещё один угол занят предметами быта. Чего в нём только нет: коромысло, копач (приспособление для копки свёклы), кочерга, рогач (большой ухват для печи), кошка (металлическое изделие из трёх или четырёх крюков, соединённых общим основанием, – нужно, чтобы вытянуть ведро из колодца), старинные пяльцы, у стены стоит лопатка для хлеба.

«С её помощью сажали хлеб в печь. Капустный лист стелили на лопату, а потом клали тесто и всё вместе отправляли в печь. Если нет капусты, то лопатку посыпали мукой», – уточняет Мария Михайловна.

Здесь же необычные грабли, которые крепились к основанию косы, чтобы скошенная трава ложилась рядами и легче было её собирать.

Главный компьютер

Угол с бытовыми предметами продолжает школьная тематика. Пионерские атрибуты – как память о школе, находившейся в этом здании. Барабан, горн, знамя, значки, глобус, чернильницы, здесь же показана эволюция ручек: от перьевых до шариковых и гелевых.

Рассказ о коллекции калькуляторов Лидия Александровна начинает с деревянных счётов.

«У нас есть и «Быстрица-2» и «Электроника», но сначала были счёты. Это самый главный компьютер», – уточняет она.

Школьный кружок фотолюбителей оставил коллекцию фотоаппаратов. А полароид принесла руководитель музея с образцом фотографии из Москвы. Фотоаппараты переходят в коллекцию музыкальных инструментов: гитара, балалайка, губная гармошка.

А дальше идёт эксклюзивный набор документов, которых больше не существует: советские дипломы, книжка колхозника, билеты старого образца – военный, комсомольский, проф­союзный, пенсионное удостоверение члена колхоза. Где ещё увидишь такое?

Несколько видов ламп, среди которых сразу узнала «керосинку», остальные оказались «шахтёрками», как их называют в народе.

«Наши мужчины работали на украинских шахтах, оттуда и приносили эти лампы, – пояснила Лидия Уханёва. – Первоначально они, может, и предназначались для шахт, но когда корова отелится, мы брали эту лампу и шли смотреть, света же не было».

«Когда в школе училась, ставила себе эту лампу и читала книжки, а мама кричала: «Не порти керосин, хватит!» – вспоминает Паточенко. – Его экономили, не хватало и не всегда можно было достать».

Фото Анастасии Писаревской

Тушь-плевательница

Музейную экспозицию продолжают женские украшения советских времён, тушь-плевательница, пудра 60-х годов XX века, гребешок, семейный оберег в виде ангела, его носили женщины… Но больше всего в музее глиняных горшков и вышивки: салфетки, вязанные крючком, современные картины, вышитые крестиком, украшенные рушники.

«Когда школьники стали собирать вышивку, оказалось, что у нас очень много рукодельниц в селе. Телевизоров же не было, и по вечерам вышивали», – поясняет Лидия Александровна.

В основном украшали рисунками в виде цветов – роз, пионов, тюльпанов, но встречаются вышитые голуби и петухи.

Стол с книгами и альбомами в центре музейной комнаты. Большая его часть посвящена истории села. Здесь же рукописная книга Марии Михайловны о селе, подборка монет, собранных селянами. Самая старая из них 1825 года. Бумажные деньги царских времён, билеты МММ с изображение основателя компании Сергея Мавроди, марки Советского Союза.

«В других музеях скучновато, а мы разрешаем посетителям трогать, крутить, нажимать, открывать и рассказываем об экспонатах всё, что знаем. Мальчики сразу бросаются смотреть монеты, оружие, военный отдел их больше интересует, а девочки обращают внимание на вышивку, вязаные вещи, украшения, электробигуди. Изюминка музея в том, что мы сами придумали его и собрали», – считает Мария Михайловна.


для комментариев используется HyperComments