• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
3 ноября 2016 г. 11:58:05

Почему мошенница так легко находила своих жертв

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Сами обманываться рады

Вступил в силу приговор некой Татьяне Николаевне Ковтанюк, осуждённой по статье 159 Уголовного кодекса РФ «Мошенничество». Эта жительница села Верхопенье Ивнянского района получила 5 лет и 4 месяца колонии общего режима.

Суд также постановил взыскать с мошенницы в пользу обманутых ею граждан около 4,5 миллиона рублей. Обычно в суде жаль потерпевших. Но не в этом случае. Потому что они мало чем по своему мировоззрению отличаются от мошенницы. Иначе Ковтанюк не смогла бы их обмануть. Жадные халявщики, убеждённые в том, что «нужный человек» при власти решит любую, даже противозаконную проблему, – вот какими предстали в этой уголовной истории жертвы мошенницы.

Квартира, которой нет

Я переиначу фамилии пострадавших. Для нас важен персонаж как носитель социального порока, а в таком случае фамилия не важна. К тому же потерпевшие за свои неблаговидные поступки тоже, по сути, строго наказаны – вряд ли попавшая за решётку мошенница вернёт им деньги.

Жительница села Верхопенье, назовём её Колесова, решила купить своей взрослой дочери квартиру в Белгороде. Слух об этом дошёл до Ковтанюк.

Это была опытная мошенница. В 2006 году её уже приговаривали к 5 годам лишения свободы по 
статье 159 УК РФ. Но отсидела только часть срока и была за хорошее поведение условно-досрочно освобождена. Однако под овечьей шкуркой якобы ставшей на путь исправления преступницы скрывался прежний хищник.

Мошенники – опытные психологи, умело играющие на человеческих пороках. Вот и Ковтанюк подкинула Колесовой такую наживку, на которую та сразу клюнула и в дальнейшем уже не замечала в действиях мошенницы никаких признаков опасности.

Ковтанюк пустила слух, что работает в фирме «Белгородстройзаказчик», где занимается реализацией квартир. Колесова заинтересовалась. И Ковтанюк рассказала ей, что, мол, фирма построила элитный дом в Белгороде, на Свято-Троицком бульваре, и там есть квартира № 126 площадью больше 100 квадратных метров, рыночная стоимость которой 5 миллионов рублей, но она может устроить продажу за меньшую сумму. Заговорили о деньгах. И мошенница как бы неохотно сбросила цену аж до 1 миллиона 700 тысяч рублей.

Колесова была в восторге: вот повезло так повезло! Похвасталась своей удачей сестре. Та тоже захотела купить квартиру в Белгороде для своей дочери. И Ковтанюк предложила ей в доме, который якобы «её фирма» построила на улице 5 Августа, четырёхкомнатную квартиру всего за 1 миллион 300 тысяч рублей.

Эта «удача» – купить на грош пятаков – лишила потенциальных покупательниц здравого смысла. Их не насторожило то, что Ковтанюк уже была судима за мошенничество. Они не удосужились поинтересоваться в фирме «Белгородстройзаказчик», а работает ли у них Татьяна Ковтанюк? Им бы ответили, что у них нет и никогда не было такой сотрудницы. Или хотя бы съездили в Белгород – посмотреть предложенные им квартиры. А съездив, гнали бы от себя мошенницу поганой метлой. Потому что фирма «Белгородстройзаказчик» к элитному дому на Свято-Троицком бульваре отношения не имеет. И квартиры № 126 там нет – в этом доме всего 101 квартира.

Но эти уголовные подробности выяснились позже – в ходе расследования уголовного дела и судебного разбирательства. А пока мошенница собирала свой богатый урожай. Она передала Колесовой и её сестре договоры купли-продажи квартир, заверенные подписью руководителя и печатью фирмы «Белгородстройзаказчик». И получила от них в общей сложности 3 миллиона рублей.

Деньги были настоящими. А вот документы на квартиры – поддельными…

Итог печален

Следующего потерпевшего – назовём его Башкин – мошенница охмурила другим способом. Вот как было дело.

Некий знакомый попросил Башкина помочь приобрести замельный участок в Старом Осколе. Башкин обратился к известному в этом городе «земельному маклеру». Тот дал телефонный номер, на звонок по которому Башкину ответила женщина, она представилась Валентиной Петровной Бутовой, занимающей важный пост в администрации области. На самом деле это была Ковтанюк. Она рассказала Башкину, что якобы у неё есть «хорошие знакомые, которые помогут в приобретении земельного участка, а также могут устроить финансирование из бюджета малого бизнеса».

Они встретились в Белгороде вблизи главпочтамта. Ковтанюк сообщила Башкину, что участок стоит 1 миллион 400 тысяч рублей и что аванс – 700 тысяч – нужно внести сразу. Причём пообещала заплатить из этих денег лично Башкину за посредничество 100 тысяч рублей.

И закрутилась мошенническая мельница. От желания получить «на халяву» крупную сумму Башкин потерял осторожность. Он передал мошеннице полученные от приятеля 700 тысяч рублей. Через день она сообщила, что есть ещё один участок – лично для него за 300 тысяч рублей, но заплатить надо сразу. И эту сумму Башкин передал мошеннице…

В течение двух месяцев Ковтанюк кормила Башкина обещаниями, что, дескать, вот-вот будут готовы документы на землю. А потом вдруг заявила: «нужный человек» попал в полицию и для «решения этой проблемы» нужно кое‑кому заплатить 400 тысяч рублей». И на эту примитивную удочку Башкин, убеждённый, что именно так у нас всё и делается, попался. Он заложил в автоломбард свою машину и передал мошеннице ещё 400 тысяч рублей. Башкин тешил себя мечтой, что купленный им в элитном месте города задёшево участок, на который «нужный человек» оформит ему документы, он продаст не меньше, чем за пару миллионов, покроет все расходы и останется с солидной прибылью…

Но итог печален: в общей сложности мошенница выманила у Башкина 1 миллион 610 тысяч рублей.

В особо крупном размере

Мошенница Ковтанюк обманывала белгородцев с апреля 2012 года по март 2015-го. Судили Ковтанюк в августе 2016 года в Свердловском районном суде Белгорода. Она признала свою вину. А отпираться было бессмысленно, ведь в судебном заседании просмотрели видеоролик с изображением Ковтанюк и прослушали аудиозапись её телефонных разговоров с Башкиным – как она представляется «сотрудницей администрации области Бутовой Валентиной Петровной» и обещает «оказать услуги по оформлению в собственность земельных участков».

Эти записи сделал из осторожности Башкин в самом начале знакомства с мошенницей. Но затем, когда она пообещала ему халявное обогащение, осторожность его покинула. Передавая Ковтанюк деньги, он даже не брал с неё расписок.

Суд квалифицировал действия Ковтанюк по части 4 статьи 159 – мошенничество, то есть хищение чужого имущества путём обмана, совершённое в особо крупном размере, и счёл, что они представляют опасность для общества:

«Преступления Ковтанюк Т.Н. совершены с прямым умыслом. Похищая путём обмана потерпевших их денежные средства, она осознавала общественную опасность своих действий, предвидела неизбежность наступления общественно опасных последствий в виде причинённого потерпевшим материального ущерба и желала их наступления».

В то же время при назначении наказания суд учёл наличие смягчающих обстоятельств. Это болезненное состояние Ковтанюк, признание вины и раскаяние в содеянном, а также положительные характеристики с места жительства и из мест заключения.

Кстати, во время этого суда, состоявшегося в августе с. г., Ковтанюк уже отбывала наказание по той же 159 статье. Четырьмя месяцами ранее, в марте, Свердловский районный суд приговорил её к 5 годам за мошенничество в отношении жительницы Белгорода, которой она по поддельным документам «продала» ту же квартиру на улице 5 Августа, которую позже предложила сестре Колесовой.

19 августа судья Елена Волощенко огласила приговор: по совокупности преступлений, путём частичного сложения наказаний лишить Ковтанюк свободы на срок 5 лет и 4 месяца. А также взыскать с неё украденные у пострадавших почти 4,5 миллиона рублей.

Апелляционная инстанция Белгородского областного суда, куда мошенница обжаловала приговор, оставила его без изменения.



История

  • Царь Иван Грозный наряжал одеждой наизнанку, «шиворот-навыворот» провинившихся бояр, да еще вдобавок сажал их на лошадь лицом к хвосту. Простые люди делали то же самое с пойманными на месте преступления мошенниками и ворами. До сих пор надетая наизнанку одежда считается дурным знаком.
  • Указом императрицы Елизаветы 1746 года было узаконено клеймление раскалённым железом преступников. Именно этот указ породил новый эпитет, до сих пор применяемый к плутам и мошенникам: прожжённый.
  • Выжига. Сейчас это слово приобрело крайне негативный оттенок. По словарю Ожегова, это плут, пройдоха, прижимистый человек. На самом деле выжигами во времена Екатерины II называли людей, которые выжигали с мундиров сусальное золото. Делалось это так: одежду клали на большие противни и засовывали в печь. Ткань истлевала, а золото стекало в приготовленные вёдра.

Мошенники – это те, кто заставляет людей платить за свою глупость.


для комментариев используется HyperComments