• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
30 октября 2018 г. 10:13:21

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Ручка вызова, диск и «трубы». Белгородский музей связи отмечает двойной юбилей
Фото из архива музея

30 октября музею исполнилось 15 лет, а телефону, впервые зазвонившему в Белгороде, – ровно на 100 лет больше. В одном здании на проспекте Славы собраны около семи тысяч экспонатов из мира телекоммуникаций.

Это коллекция телефонных аппаратов ведущих фирм мира начала ХХ века, раритетные радиоприёмники, первые отечественные телевизоры, громкоговорители, телетайпы, мобильные телефоны. А работу телеграфистов, телефонистов, монтёров, военных связистов можно увидеть на уникальных фотоснимках.

О том, как всё начиналось, «Белгородским известиям» рассказала куратор музея связи Елена Комарова.

Не выбрасывали, а чинили

— Елена Михайловна, отличается ли Белгородский музей связи от других?

— Из 48 подобных в других городах наш – один из лучших. Он ведомственный. Собственник – компания «Ростелеком». Особенность нашего музея в том, что почти вся техника работает. Практически ни в одном музее страны я такого не видела.

Есть, например, музей истории предприятия. Это классический вариант: фотографии передовиков, ветеранов, вымпелы, кубки, знамёна, грамоты. Мы решили сделать интереснее: показать самые значимые события в мире телекоммуникаций. Это появление телеграфа, телефона, Интернета. И музей стал интересен для всех. Но основные наши посетители – это школьники и студенты. Любознательные, шумные. Самые желанные посетители. За 15 лет в музее побывали около 40 тысяч человек.

— Как создавался музей?

Наш руководитель Григорий Николаевич Кузьменко ещё за несколько лет до 100-летнего юбилея белгородского телефона озвучил идею создания своего корпоративного музея. Было найдено помещение, активно собирались экспонаты, документы, шла работа с архивными источниками. Большая заслуга и участие в создании музея принадлежит ветерану отрасли связи Ольге Александровне Манойленко. Она энтузиаст, краевед, очень активный и деятельный человек. Комплектование особо ценных экспонатов – её заслуга. 30 октября 2003 года музей распахнул свои двери для посетителей. Здесь всё бесплатно: экскурсии, консультации, просмотр фильмов. Люди приходят и пополняют свои знания, приносят и дарят старую технику.

Я очень люблю старую технику. Сегодняшний мир вещей обновляется с космической скоростью. Старые вещи убираются в кладовку или вывозятся на дачу, складируются и пылятся в подвалах, а потом выбрасываются на свалку за ненадобностью. Так пропадает и уничтожается то, о чём будем жалеть и искать завтра.

— Вы давно работаете куратором?

— Уже 14 лет. Я историк, музейный работник, мне это близко. И технику люблю. Когда я пришла, у нас было около трёх тысяч предметов. Сейчас их почти семь тысяч. Коллекция пополняется постоянно. В основном это частные дары, мы ничего не покупаем. Надеюсь, музей не превратится во что‑то статичное, архаичное, а продолжит развиваться.

— Какие экспонаты самые ценные, интересные?

— Их много. Например, два телевизора КВН-49. Аббревиатура расшифровывается по фамилиям инженеров: Кенигсон, Варшавский, Николаевский. Это первые народные телевизоры. Где‑то до середины 1960-х годов их выпустили 2,5 миллиона штук. Ещё «Телефункен» – лучший в мире довоенный приёмник 1939 года. И он в рабочем состоянии. Голос человека, который звучит из него, приобретает какую‑то особую бархатистость. В фильме о Штирлице герой Вячеслава Тихонова как раз слушал новости, сидя у такого приёмника.

— Сейчас возрождается мода на советское ретро. Почему люди хранят аппаратуру, артефакты? Может быть, что‑то стоит выбрасывать?

— Я за то, чтобы выбрасывать всё в последнюю очередь. Вот человеку конкретно не нужно что‑то, и он готов это выкинуть, а другому нужна именно эта вещь. Ну пусть они встретятся, чтобы жизнь вещи продолжалась, чтобы она нашла руки, которые её будут беречь. У мужа и жены, проживших вместе 50 лет, спросили, как им удалось сохранить прекрасные отношения. И они ответили: «Мы воспитывались в то время, когда ломавшиеся вещи не выбрасывали, а чинили».

Много глупых конкурсов проводят сейчас для молодёжи: нужно разбить мобильник или как можно дальше его бросить. В этом году в центральном парке, по‑моему, кидали клавиатуры. Нельзя так обращаться с любой техникой, она не заслуживает такого отношения. Мы привыкли всё разрушать. Но, расставаясь с прошлым, всё‑таки нужно его уважать. Мы всегда агитируем людей передавать нам ненужную технику, а не выбрасывать.

Фото из архива музея

Телефон не обнимет

— Юбилей музея связи совпадает со 115-летием первого белгородского телефона. Каким он был?

— 15 октября 1903 года (по старому стилю 2 октября) у нас зазвонил телефон. Человек сам не мог дозвониться: вместо диска была ручка индукторного вызова. Её крутили, шёл сигнал. Телефонистка видела, кто набирал, снимала трубку и спрашивала, с кем соединить. Коммутатор на 100 номеров шведской фирмы «Эрикссон» и сидящая за ним телефонистка – одни из самых любимых экспонатов наших посетителей.

Первоначально в Белгороде было 73 абонента. Обслуживание одного телефонного аппарата обходилось абоненту в колоссальную по тем временам сумму – 250 рублей в год. Поэтому далеко не каждый мог позволить себе пользоваться телефоном. Только очень состоятельные люди – купцы второй, третьей гильдий.

— Работать телефонисткой тогда было престижно?

— Да, это была самая популярная профессия. О том, чтобы стать телефонисткой, мечтали все девушки. Конкурс был громаднейший. Сотни желающих, единицы принимали. Отбор очень жёсткий. Требования: грамотная речь, усидчивость, знание языка, воспитанность, выдержанность, красивый голос. Ещё и внешний антураж соблюдался. Это высокий рост и длинные руки, чтобы дотягиваться до всех соединительных гнёзд. Размах рук – не менее 154 сантиметров.

Предпочтение отдавали обедневшим дворянкам, потому что они были воспитанны и ничего их не могло вывести из себя. Плюсов много: это и уважение, и хорошая зарплата. Но и минусы были: 10–12 часов в день отработать, один выходной в месяц. Ни при каких обстоятельствах не покидать рабочее место. И самое печальное: они не имели права выходить замуж вообще. И дело даже не в том, что телефонистка могла уйти в декрет. Одна ушла, а 10 ждут этого места и мечтают.

Если она не замужем, то шляпку сняла, села на стул и в голове только номера телефонов. А если замужем, то придёт поздно вечером, отработав 10 часов. Будет кашу варить, бельё гладить, полночи проработает. В каком виде она придёт на работу? Ей уже не до номеров телефонов, она будет в себя приходить. Видимо, такие прецеденты и были. Так и говорили: «Замуж не выходить, дабы дела домашние голову не забивали».

— Сегодня телефон – это средство связи или нечто большее?

— И необходимость, и зависимость. И где эту грань провести? Раньше газеты или книги открывали, сейчас смартфоны. В поезд садишься – все в телефонах. Мы пугаемся того, что вдруг ничего не делаем, идём и просто смотрим на птиц. Наверное, это не совсем нормально. Я помню, как молодёжь, дети засиживались в Интернете часами, сутками. И сколько было ссор с родителями. Но сейчас чуть-чуть от этого отошли. Дай бог, чтобы и телефон остался для звонков по необходимости. Важно общаться вживую, видеть человека, разговаривать. Телефон же не обнимет и не пожалеет, когда трудно.

Интернет уравнивает людей

— У вас внушительная коллекция мобильных телефонов.

— Есть первые мобильные телефоны, которые появились в нашей стране 30 лет назад. Называли их «мобилы-кирпичи» или «трубы». Вес доходил до килограмма. И стоимость некоторых приравнивалась к стоимости хорошего автомобиля. А первый мобильный телефон фирмы «Моторола» был продан в Америке в 1983 году за четыре тысячи долларов. Мобильная связь – самая динамично развивающаяся. И мы показываем, как меняется это всё. И пейджеры у нас есть. И стационарные телефоны с видеосвязью. Они появились, кстати, когда ни Интернета, ни скайпа ещё не было.

— Через 10 лет стационарный телефон будет актуален?

— Однозначно ничего не могу сказать. Специалисты говорят, что в случае любых чрезвычайных ситуаций мобильная связь глушится мгновенно. А проводной телефон – самый надёжный. Он должен быть. У меня дома он есть. Я за то, чтобы такой телефон стал необходимым, как раньше.

— Что для вас значат гаджеты?

— Они сокращают расстояние. Современные телекоммуникации играют важнейшую роль в развитии. Широкополосный Интернет, цифровое телевидение, мобильная и проводная телефония – неотъемлемая часть нашей жизни. И Интернетом можно пользоваться зачастую даже в таких местах, где практически дорог нет. Это ещё как‑то уравнивает людей. Фильм в Интернете может смотреть человек и из какого‑то отдалённого села, и из столицы.

— Как вы считаете, не умрёт ли классическая телефонная связь, ведь многие сейчас звонят через Интернет, мессенджеры?

— Думаю, нет. Во всяком случае, не хотелось бы. Мне очень хочется, чтобы и радио было в домах. А сейчас в новостройках даже нет радиоточек. А радио – это здорово. Какие были образовательные программы, какие прекрасные актёры читали детские сказки! Отказываясь от традиционного, мы иногда теряем что‑то важное.


для комментариев используется HyperComments