11.12.2016, Воскресенье 09:17
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
21 октября 2016 г. 15:02:48

Как журналист «Белгородской правды» примерила дворницкий жилет

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Романтика с метлой
Фото Юрия Коренько

В детстве меня, как, наверное, многих, пугали: не будешь учиться – пойдёшь в дворники! Вероятно, с тех самых пор зрело во мне желание понять: что же это за работа, если ею детей пугают?

В очередной раз поблагодарила свою профессию за возможность примерить на себя разные роли. Дождалась листопада – ведь это, полагала я, не только романтичная пора, но и один из хлопотных периодов для дворников: только успевай дорожки подметать. Управляющую компанию выбрала наугад и готовилась к долгим переговорам. И была приятно удивлена, когда в УК в 4-м микрорайоне Белгорода практически сразу откликнулись на желание корреспондента помахать метлой. Мне назвали адрес и имя дворника, в чьём подчинении предстояло поработать.

Важно правильно одеться

В назначенный день утром первым делом выглядываю в окно: на улице моросит дождь. Надеваю две пары носков, два свитера да штаны, которые не жалко вымазать. Резиновые сапоги и куртка завершили образ начинающего дворника. Довольная экипировкой, выхожу из дома: опаздывать нехорошо.

К семи часам утра я подошла к одной из многоэтажек на улице Костюкова в Белгороде.

Дворник Екатерина Токаренко встретила меня приветливо.

«Действительно хотите поработать?» – спрашивает с удивлением.

Увидев, что я настроена решительно, моя наставница берёт в кладовке вторую метлу и ещё одну пару перчаток.

В нашем распоряжении нехитрый дворницкий инвентарь: метла, совок, веер (это такой металлический веник) да тележка с привязанным к ней мешком для сбора мусора. Второго фирменного жилета у дворника не нашлось, но всё же я разок примерила его на себя для чистоты эксперимента. Теперь можно и за работу приниматься.

Нужно правильно экипироваться.
Нужно правильно экипироваться.
Фото Юрия Коренько

«Привет, рабочий класс!»

Участок у Екатерины Абрамовны немалый, три соседствующих дома: девятиэтажка в девять подъездов и две пятиэтажки – четыре и шесть подъездов.

Получаю первое поручение: смести с тротуарной дорожки опавшую за ночь листву. С воодушевлением берусь за дело.

«Я стараюсь сметать листву посуху, сразу, как нападает, – говорит Екатерина Абрамовна. – А после дождя убирать её труднее».

Попутно нужно очистить от мусора урны возле подъездов, но эту работу Екатерина Абрамовна берёт на себя. Я же подметаю, и меня всё больше интересует вопрос: неужели так трудно попадать окурком в урну?.. Почему они накиданы вокруг?

Очень скоро я поняла, что второй свитер надела зря. Стало жарко.

«Мы слишком тепло не одеваемся, ведь работаем физически», – говорит наставница.

Старательно машу метлой, останавливаясь лишь для того, чтобы пропустить спешащих на работу прохожих. То и дело слышу: «Здравствуй, Катюша!», «Доброе утро, Катя!» или просто «Здравствуйте». Это жильцы дома встречают Екатерину Абрамовну. Работает здесь Токаренко давно, и я начинаю понимать, каким трудом она заслужила уважение людей.

А вот, опираясь на палочку, подходит пенсионер: «Привет, рабочий класс!» Это приветствие я уже принимаю и на свой счёт тоже – на душе становится теплее.

Клён ты мой опавший…

Вся романтика, связанная с опавшей листвой, очень быстро из моего сознания улетучивается. Часам к восьми утра я начинаю тихо ненавидеть мокрые листья, намертво прилипшие к асфальту. Особенно мелкие листочки, рассыпанные повсюду, словно лузга от семечек. С непривычки постоянно бросаю то там, то здесь совок, приходится за ним возвращаться.

К тому же мокрая листва не в пример тяжелее сухой, грузить её совком в мусорный мешок непросто.

Мешок между тем наполняется, катить тележку становится всё тяжелее. Тогда дворник расстилает где‑нибудь на газоне широкую клеёнку, на которую вываливается содержимое мешка. Углы клеёнки надо завязать, чтобы мусор не разлетелся. За осенний день, бывает, мешков 15 мусора наберётся.

«В понедельник, среду и пятницу у нас погрузка, – рассказывает дворник. – Подъезжает машина, и мы с кем‑нибудь из бригады сгружаем все эти клеёнки. Пока это всё делается вручную, но директор управляющей компании пообещал обеспечить дворников погрузчиком, тогда будет гораздо легче», – резюмирует моя наставница.

А я с облегчением вспоминаю, что на календаре вторник, то есть день уборки мусора, а не погрузки…

Разговаривать нам особо некогда. Екатерина Абрамовна обозначает для меня участки, и мы расходимся в разные стороны двора. Вдруг ко мне подходит молодая женщина, здоровается и с тревогой в голосе спрашивает: «А где Катя?» Я взглядом показываю на последний подъезд дома. «Ой, а я думаю: неужели рассчиталась?!» – облегчённо говорит женщина.

Найдены брошенные котята.
Найдены брошенные котята.
Фото Юрия Коренько

Подкидыши

Площадку вокруг мусорных баков тоже нужно подметать, и туда направляется Екатерина Абрамовна. Вдруг слышу, зовёт меня: «Смотри!» В руках у дворника – ящик, в котором пищат три котёнка, все чёрные, без единого белого пятнышка. Кто‑то оставил возле баков ненужных братьев наших меньших.

Решаем спрятать котят в кладовку: там теплее, да и не разбегутся, не угодят под колёса. Проходившая мимо сердобольная женщина накрошила найдёнышам колбасы – видимо, постоянно носит с собой что‑нибудь для бездомных животных. Да и дворники частенько подкармливают четвероногих бедолаг.

Только закрыли кладовую, из подъезда выходит мальчик лет девяти и – к нам: «А вы здесь не видели коробку с котятами?» «Видели, – отвечаем. – Твои, что ли?»

Из сбивчивого рассказа ребёнка становится ясно, что накануне вечером они с мальчишками подобрали во дворе орущих котят. Парнишка, добрая душа, принёс их на ночлег домой. А мама по дороге на работу вынесла котят обратно на улицу. «У нас уже есть кошка», – грустно говорит мальчик. Потоптавшись немного, он отправляется в школу.

К счастью, история с котятами-найдёнышами закончилась благополучно – в тот же день их определили в добрые руки.

«Спёкся очкарик!»

— А если вы захотите чаю попить? – спрашиваю я, вспоминая свои офисные привычки.

— Вот до обеда поработаем, тогда можно и чаю, – смеётся она в ответ.

Уже после трёх часов работы я чувствую, что поясница моя деревенеет, а ноги наливаются свинцом. А всего‑то и делала – метлой махала. Вот что значит – не привыкла трудиться физически.

— Устала? – сочувственно спрашивает Екатерина Абрамовна.

— А вы разве не устали? – с вызовом отвечаю я.

Она качает головой и улыбается:

— Я‑то уже вработалась, а первое время тоже трудно было.

И вдруг добавляет:

— А то оставайся, привыкнешь. Найдём тебе хороший дом и – работай.

Хороший дом, как выяснилось, это дом с большой дворовой территорией. Ведь именно от этого зависит зарплата дворника.

В тот день меня хватило только на первые четыре часа. Уже в одиннадцать утра Екатерина Абрамовна, пожалев, отправила меня домой. К этому времени мы успели привести в порядок примерно половину вверенной территории.

— Иди, я после обеда всё доубираю, – решительно сказала мне Екатерина Абрамовна.

И, признаюсь, я не сильно сопротивлялась.

Обеденный перерыв у дворника – с 12 до 14 часов, а затем снова за работу, до 17 часов. В субботу надо выйти с утра, часов до 11–12. Зимой в сильные снегопады порой приходится и в 5 часов утра выходить на работу, а то и в 4 часа. Весной тоже есть свои нюансы: деревья на участке подбелить, бордюры привести в порядок.

Работу дворника частенько проверяют комиссии – из управляющей компании, да и не только. Но главные критики – всё‑таки жильцы.

Смести – только полдела, нужно ещё всё собрать.
Смести – только полдела, нужно ещё всё собрать.
Фото Юрия Коренько

И дети под присмотром

Дворником Токаренко трудится уже больше 25 лет. Работала и ткачихой, и нянечкой в детском саду, и воспитателем. А когда свои дети пошли в школу – устроилась дворником, и муж не возражал. График работы позволял распоряжаться своим временем.

«Мне было важно, чтобы дети под присмотром были», – поясняет Екатерина Абрамовна.

Теперь уже и дети взрослые, да за внуками пригляд нужен: младший, например, в первый класс пошёл. Продлёнки в школе нет, в половине третьего ребёнка надо встретить да домой отвести.

«Главное, чтобы на участке было чисто, – объясняет свою задачу дворник. – Я могу и раньше на работу выйти, чтобы быстрее управиться».

Живёт Екатерина Абрамовна в этом же микрорайоне, что тоже удобно. Сейчас она даже на руководящей должности: в её бригаде пять дворников. Коллектив, насколько я поняла, сложился дружный, да и начальство не обижает. Ещё бы человека четыре в бригаду: несколько домов в микрорайоне пока сиротствуют без дворников. Большой объём работы позволяет Токаренко получать неплохую зарплату – 23 тыс. рублей (такую цифру назвала мне сама Екатерина Абрамовна).

Что же я в итоге поняла? Работа эта нелёгкая, но очень нужная, а потому заслуживающая уважения и достойной оплаты. Она требует от человека физической выносливости, сноровки, житейской смекалки, умения общаться с людьми. Увы, не всеми этими качествами я пока обладаю, а значит, не готова к переменам. Но зато я точно знаю, что никогда не буду пугать своего ребёнка работой дворника.


для комментариев используется HyperComments