• 66,62 ↑
  • 75,38 ↓
  • 2,39 ↑
13 сентября 2018 г. 14:37:45

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Пункт пропуска к столу. Как белгородцев защищают от некачественных продуктов
Татьяна Проворная. Фото Анны Кущенко

О такой роли лаборатории журналистам рассказали во время встречи, приуроченной к профессиональному празднику – Дню ветеринарного врача.

Заботясь о нашей безопасности, здесь исследуют продукты питания, почвы, семена и удобрения, а также проводят ветеринарные обследования. Помогут и агрохолдингу, и фермеру, и обычному потребителю, у которого возникли сомнения в качестве какого‑то продукта и опасения за жизнь.

Весь мир под контролем

Если театр начинается с вешалки, то ветлаборатория – с отдела приёма материалов и контроля за исполнением работ.

Как рассказал директор лаборатории, доктор ветеринарных наук Сергей Носков, нагрузки на отдел по количеству проб и исследований с каждым годом существенно увеличиваются. С 2016 года количество поступающих проб по одной только пищевой продукции возросло на 5,5 тысячи. С чем это связано? Расширяется животноводство в области, усиливаются контрольно-надзорные функции Россельхознадзора и управления ветеринарии как у нас, так и в других регионах.

За первое полугодие в лабораторию поступили пробы из 51 региона России и 32 стран, в том числе дальнего зарубежья – Аргентины, Испании, Индии, Ирана, Бельгии, Уругвая, Финляндии и других. В лаборатории исследовали специи, пищевые и кормовые добавки, корма, молочную продукцию, фрукты и овощи.

«Для этого у нас аккредитовано более 3,5 тысячи методов. Активно применяются около 300. Но любой метод может понадобиться в любой момент. Да, трудно поддерживать такой уровень аккредитации, потому что за этим очень жёсткий многосторонний контроль, что, безусловно, правильно. Но мы справляемся. Тем не менее, представьте: если, допустим, понадобится какой‑то новый метод исследования, то для того, чтобы его аккредитовать, нужно минимум полгода. Мы должны провести определённую работу, а заявка рассматривается Росаккредитацией не менее 3 месяцев. Так что в среднем на внедрение нового метода уходит 6–9 месяцев», – отметил Сергей Носков.

Фото Анны Кущенко

Неправильное мясо

Очень важный отдел – бактериологический.

«Мы проводим исследования на бактериальные болезни животных, в том числе сибирскую язву, а также исследования пищевой продукции на безопасность», – рассказала заведующая отделом Вероника Клепинина.

Колбаса и сосиски, полуфабрикаты, консервы и корма – вот что оказывается здесь в центре внимания. Для определения их качества есть приборы экспресс-диагностики, позволяющие сократить время исследования. Бывает, попадаются в исследуемых образцах листерии, сальмонеллы, кишечные палочки.

«А в основном продукция более-менее чистая», – отметила заведующая.

Что касается мяса. В последнее время исследовали образцы из 17 регионов. В 41 проценте проб выявили несоответствия по составу: нашли крахмал, соевый изолят, рас­тительную клетчатку, кожу и мясо механической обвалки птиц, кукурузную муку… Короче, неправильное мясо.

Фото Анны Кущенко

Радиация – в норме

В отделе радиологического конт­роля определяют содержание радиоактивных веществ в кормах, полуфаб­рикатах, пищевых продуктах.

«К счастью, очень редко встречались случаи превышения норм радио­активных веществ. Эти превышения находились в ягоде: чернике, бруснике и других», – отметил начальник отдела Павел Карагодин.

Продукцию с нарушениями утилизируют предприятия, которые специализируются на такой деятельности.

Все специалисты отдела имеют высшее образование и прошли стажировку по системам качества в европейских лабораториях. Ежедневно они замеряют мощность дозы гамма-излучения в Белгороде. Результаты никаких опасений не вызывают. Как отметил Павел Михайлович, по радиационным показателям вся продукция в нашей области чистая. А вот в регионах, где остались сильные радиационные загрязнения, могут попасться опасные продукты.

Павел Карагодин.
Павел Карагодин.
Фото Анны Кущенко

Не надо подделок

Молоко, творожок, йогурты… Всё это исследуется в химико-токсикологическом отделе.

«За полугодие наш отдел провел 6 тысяч исследований по определению остаточного содержания лекарственных препаратов. Мы видим увеличение числа исследований и большой интерес со стороны наших агрохолдингов, – заметила заведующая отделом Татьяна Проворная. – Есть несколько возможных методов исследования. В этом году перечень применяемых лекарственных препаратов, которые обнаружены в нашей лаборатории, расширился. Если раньше мы находили 4–5 препаратов, то в этом году уже 9».

Есть в отделе и лаборатория газовой хромотографии, где продукты проходят исследования на пестициды, изучается их жирнокислотный состав. Это связано с достаточно резонансным вопросом – фальсификацией жирами немолочного происхождения: пальмовым маслом или какими‑нибудь другими маслами и жирами.

«Освоили мы этот метод в 2007 году. Тогда доля положительных результатов содержания жиров немолочного происхождения была примерно 30–40 процентов. Сейчас я могу уверенно сказать, что в нашем регионе мы можем смело употреблять любую молочную продукцию, если это агрохолдинг или какое‑нибудь известное предприятие. У нас порядок наведён. С 2007 года мы контролируем эти показатели и за результаты отвечаем», – говорит Татьяна Проворная.

Однако употреблять белгородскую молочную продукцию со спокойной душой можно тогда, когда есть твёрдая уверенность, что это не фальсификат, ввезённый откуда‑то под маркой нашего производителя. Один из таких случаев недавно выявили в Крыму, где обнаружили продукцию, якобы произведённую на Чернянском молочном комбинате. Более того, эти продукты неизвестного происхождения были закуплены в бюджетные учреждения.

Помнят о пчёлке

С этого года в ветлаборатории совместно с Россельхознадзором и производителями разработали программу по определению остаточного количества пестицидов в сахарной свёкле. Сейчас это направление очень востребовано.

В лабораторию часто обращаются и обычные сельские жители: провести экс­пертизу деревянного жилья для выявления вредителей, проверить качество продуктов и воды, диагностировать заболевания у кошек, собак и птиц.

Садоводы, например, благодаря исследованиям, могут определиться с качеством посадочного материала, а пчеловоды – диагностировать паразитарные болезни пчёл.


для комментариев используется HyperComments