18.12.2017, Понедельник 02:31
  • 58,90
  • 69,43
  • 2,13
24 ноября 2017 г. 16:15:08

26 ноября в России отмечают День матери

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Принцесса с короной и без погон. Что говорят маленькие белгородцы о своих мамах
Фото Вадима Заблоцкого

Накануне праздника «БелПресса» попросила четырёх детей рассказать о необычных профессиях их родительниц.

Катя Максименко, 5 лет:

 

Фото Тамары Акиньшиной

«Мама ходит на работу каждый день. Надевает особый свитер. На нём написано «милиция». Ой, нет… (смотрит на маму и читает по слогам) «По‑ли-ци-я». И на плечах звёздочки. Я забыла, как эти штуки называются. А (повторяет подсказку мамы), погоны.

С работы мама приходит поздно. Меня из садика забирает и на гимнастику наряжает. Я сама туда захотела пойти, и она меня отвела.

Мамина работа находится рядом с моим садиком. Чуть-чуть далеко от дома. Я была у мамы на работе. Там есть стул, стол, компьютер и шкаф. На стенах ничего не висит, никаких рисунков.

На работе мама пишет что‑то и по телефону строго разговаривает. А ещё ловит преступников. Преступники – это такие люди, которые крадут что‑то из магазинов… Мамины подруги их ловят, и иногда она. И пистолет у неё есть. Она даже в цель стреляла.

Я хочу стать и как мама, и гимнасткой, и доктором. Хочу лечить зверушек. Этот доктор называется ветеринар, я знаю».

Яна Максименко, инспектор отделения по делам несовершеннолетних, майор полиции:

 

Фото Тамары Акиньшиной

«Я окончила Белгородский юридический институт. Вместе с учёбой в нём у меня уже 24 года выслуги. Почему пошла в полицию? С детства мечтала. Родители мирных профессий, очень удивлялись. Муж тоже гражданский.

Работаю я действительно каждый день. Официально до 18:15, но чаще всего приходится задерживаться. Поэтому Катю, когда у неё нет тренировок, из садика забирает папа. А когда есть, я быстренько прибегаю, переодеваю её и передаю старшему сыну или дедушке, они возят.

В основном мы с коллегами занимаемся профилактикой правонарушений несовершеннолетних. Встречаемся в школах с детьми и их родителями, разъясняем им законы, административную и уголовную ответственность. Некоторые дети замечания учителей не так серьёзно воспринимают, как слова инспектора полиции, одетого в форму. Но сейчас на мне форменный свитер с погонами – это один из вариантов нашей одежды. Просто всю эту неделю мы сдаём нормативы физподготовки, в том числе огневую. А в этом свитере стрелять удобнее, чем в кителе. Ничего не сковывает движения.

Катя неправильно сказала: личного пистолета у меня нет. Но есть закреплённое за мной табельное оружие, которое я беру на стрельбы. А ещё, если мы идём на какие‑то мероприятия, должны быть вооружены. В этом году, например, на выборах дежурили с оружием.

По работе часто приходится уезжать по ночам. Хотя мы не входим в состав следственно-оперативной группы, но если несовершеннолетний совершает правонарушение, всегда привлекают нас. Ни опера, ни участковые без нас не берутся опрашивать детей.

По очереди с коллегами дежурю. И если в ночь моего дежурства случится происшествие с ребёнком, меня поднимут. Муж раньше не понимал, а теперь даже помогает. Например, в мае участвовал в рейде по поиску детей, которые ушли из детдома. Бывает, что всех сотрудников нашего отделения поднимают по тревоге. Конечно, это тяжело, особенно сейчас, с возрастом. Утром ведь надо всё равно встать и завтрак семье приготовить…

Я бы не сказала, что я строгая мама. Но последнее время Катя вся в спорте, не хочет уделять внимание чтению. И жалуется, что мы её заставляем, говорит, что устаёт на тренировках. А у нас хорошие результаты: год всего занимаемся и уже побеждаем на разных соревнованиях.

Но и читать нужно, да, Катя? Ты что там нарисовала? Меня? Я обычно на её рисунках принцесса. С короной и без погон».

Андрюша Дуганов, 5 лет:

 

Фото Тамары Акиньшиной

«Мама к нам в садик приходит и рассказывает детям о правилах дорожного движения. А ещё она плохих дядей останавливает на дороге и ругает. Штрафы даёт. И в тюрьму сажает, если очень плохие. Потому что правила надо соблюдать! Но вообще мама добрая.

Я был у неё на работе. В её кабинете есть компьютер и много тётей и дядей в полицейской форме. И моя мама ходит на работу в форме полицейского.А я, когда вырасту, хочу стать машинистом поезда».

Юлия Дуганова, инспектор ГИБДД, капитан полиции:

 

Фото из личного архива Юлии Дугановой

«Выросла я в семье милиционеров: мама – майор полиции, папа – подполковник. Часто была у них на работе. И, когда встал вопрос о выборе профессии, не задумываясь, решила стать милиционером.

В 1998 году поступила в Белгородский юридический институт. После его окончания по распределению попала на службу в областную ГИБДД. С 2010 года – инспектор по исполнению административного законодательства. Стаж службы – 19 лет.

Я рассматриваю письма и заявления, связанные с административными правонарушениями. Постоянно участвую в охране общественного порядка и безопасности дорожного движения. А ещё провожу профилактическую работу среди водителей предприятий, рассказываю о правилах поведения на дороге школьникам и воспитанникам детских садов.

Сын прав: я не строгая мама, но требовательная. Служба отнимает много сил, поэтому стараюсь грамотно организовать и спланировать день. Не всегда получается вовремя прийти домой, но, несмотря на усталость, нахожу время для каждого из трёх своих детей.

График работы ненормированный, и забрать-отвезти детей на тренировки у меня не всегда получается. С этим справляется муж, который поддерживает и понимает меня, так как сам капитан полиции в отставке».

Ира Казакова, 7 лет:

 

Фото из личного архива Натальи Казаковой

«Мою маму зовут Наташа. Она добрая, постоянно мне что‑нибудь покупает. Ну, не постоянно, а иногда.

Мама ходит на службу в рабочие дни, бывает, что и в выходные. Иногда задерживается, а иногда пораньше отпрашивается. Например, на праздники. Но праздники очень редко. На работе она пишет документы, я точно не знаю какие. У неё есть особая одежда. Это пограничная форма. С чёрной юбкой и голубой рубашкой.

Думаю, маме иногда нравится её работа, когда хорошее настроение, а когда плохое – не очень. Она ходит на работу, чтобы семью кормить.

Вечером мама готовит нам с папой покушать. А если мы раньше домой приходим, то делаем ужин для мамы. Она убирается, иногда смотрит телевизор, мне помогает с уроками немножко. Но вообще я их с папой делаю.
Я была у мамы на работе. Но не в кабинете, а в маленьком музее и возле входа – несколько раз встречала её с работы.

Я хочу совсем другим работать. Космонавтом. Потому что там такие звёздочки, Луна… и можно увидеть, что большую часть Земли занимают моря и океаны».

Наталья Казакова, сотрудница Пограничного управления ФСБ России по Белгородской и Воронежской областям:

 

Фото из личного архива

«Я окончила институт менеджмента, маркетинга и финансов в Воронеже. В Пограничном управлении работаю десять лет. Я из третьего поколения пограничников в нашей семье. Дедушка, отец служили. Муж тоже военнослужащий, сотрудник нашего управления. Хотя, я думаю, на Ире наша династическая линия закончится, она космонавтом вот захотела быть. Там звёзды побольше (с улыбкой). Это, наверное, под впечатлением от фильма «Салют-7», на который мы вместе ходили.

Мне моя работа очень нравится. Даже не представляю, что бы я ещё могла делать, кроме неё. То, что форму надо носить, это, наоборот, хорошо: утром встал и знаешь, что надеть (смеётся). А на выходных дома ты надеваешь кроссовки и что тебе удобно из одежды.

Приходится многое успевать за выходные. Если бы не получалось совмещать службу и домашние дела, у нас в управлении, наверное, не работало бы столько женщин. Иру после школы, правда, не успеваю забирать. С этим родственники помогают. Уроки она сама делает, на плавание ходит.

Я не строгая мама. У нас папа более строгий. Но Иру мы балуем. А как не баловать: приходишь домой, два часа в день её видишь…»

Анастасия Карасаева, 11 лет:

 

Фото Тамары Акиньшиной

«В шесть утра мама уже выходит из дома. И работает с семи до четырёх. У неё тяжёлая работа. И ответственная. Мама плиты подцепляет крюками и загружает на машины. Она крановщица. У неё есть специальная рабочая одежда. Но она её не сразу из дома надевает, а когда на работу приходит. Я была там. Она мне показывала, как краном управлять.

Когда из школы прихожу, я всегда звоню маме. Уроки делаю на черновик, потом она приходит с работы, проверяет, и я переписываю их в тетрадь. Ещё хожу во второй класс музыкальной школы. Занимаюсь вокалом, учусь играть на фортепиано. А когда вырасту, хочу стать юристом.

Мама у меня красивая. Иногда строгая. И добрая, когда я пятёрки получаю».

Наталия Карасаева, машинист крана:

 

Фото Тамары Акиньшиной

«После девятого класса я окончила четвёртое профучилище в Белгороде, отучилась на крановщицу. Потом пошла в строительный техникум на бухгалтера, но быстро поняла, что это не моё – с бумажками возиться. Параллельно устроилась на «Энергомаш» крановщицей и год там отработала. А потом, в 1994 году, когда начались тяжёлые времена, меня сократили. Так попала на ЖБК-1, где на кране уже 18 лет.

Я работаю и на мостовых, и на козловых кранах. У мостового крана рельсы вверху, и он по ним ездит, а у козлового они внизу. Ещё он не намного, но выше: как двух-, трёхэтажный дом. В кабине крана есть контроллеры, которыми он управляется. Я высоты боюсь (со смехом), но на кране работаю. Надо деньги зарабатывать…

Работа у меня сложная и ответственная, Настя правильно сказала. Но интересная. Каждый раз новые задачи, новые люди. Загружаю машину стройматериалами, и человек уезжает довольный, что дом свой достроит. Вроде бы одна и та же работа: плиту подцепил и понёс, но бывают косые плиты или с отверстием. Начинаешь её поднимать – криво идёт. Приходится нашим стропальщикам как‑то выкручиваться, чтобы правильно её положить, не разбить.

В основном у нас женский коллектив в цеху. Всего четверо мужчин. Конечно, работать на кране тяжело, особенно женщине. Зимой в кабине холодно, летом жарко. Это больше мужская работа, но у нас такие выносливые женщины, что справляются со всем».


для комментариев используется HyperComments