• 58,10 ↑
  • 61,70 ↑
  • 2,15 ↑
10 ноября 2016 г. 12:50:52

Корреспондент «Белгородских известий» прокатился с полицейскими в электричке до Курска

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Под стук колёс. Как линейный отдел полиции обеспечивает безопасность в поездах
Фото с сайта biznes-portal.com

Пассажирский транспорт, как и вокзалы, всегда был особой мишенью преступников разных мастей. Каждый день люди едут в командировки, к родственникам, на отдых. Везут крупные суммы, драгоценности. И могут стать лёгкой добычей для мошенников.

Зачастую сами пассажиры, подогрев себя алкоголем, не прочь подебоширить. Новые реалии – именно вокзалы и транспорт стараются сделать целью своих атак террористы. Всё это – забота транспортной полиции.

Электропоезд

Электричка Белгород – Курск: четыре вагона, больше трёх часов дороги, остановки на 37 промежуточных станциях. Принимает сотни людей – все с сумками, баулами. Кто‑то на дачу едет. Кто‑то к родственникам. Кто‑то на охоту. Сидят. Стоят. Играют в карты и беседуют. Я сразу направляюсь к полицейским, стоящим на перроне. Сопровождают электричку майор Евгений Беляев и прапорщик Андрей Благовещенский.

— Вы журналист? С вами работать будем? – спрашивает майор.

— Со мной, – предъявляю служебное удостоверение.

На перроне

Работа у транспортных полицейских начинается уже на перроне. К электричке они подходят загодя и внимательно рассматривают входящих в вагоны.

— На каждой станции, – объясняет Беляев, – контролируем посадку и высадку пассажиров.

— Для чего?

— Ищем находящихся в розыске. Подозрительных людей, которые могут перевозить запрещённые вещи.

— Да как в таком потоке что‑то понять можно?

— Намного проще, чем кажется, – улыбается Андрей Благовещенский. – В основном люди на электричке едут на дачи либо на огороды. Когда кто‑то выбивается из общего потока, это уже повод проверить документы и провести досмотр.

Фото Алексея Стопичева

Дело привычки

Электропоезд тронулся, полицейские уверенно идут вдоль проходов, будто на земле находятся, а не в раскачивающемся вагоне. Прапорщик объяснил, что всё дело в практике: он уже более 20 лет в транспортной полиции, его напарник в линейном отделе – чуть менее 17 лет.

— Поначалу и укачивало. И когда выходил из вагона, долго ещё казалось, что еду куда‑то. А потом просто не замечаешь, – рассказывает Благовещенский.

— Много времени приходится в поездах проводить?

— По‑разному, – пожимает плечами. – Когда на Москву поезд сопровождаем – туда восемь часов и оттуда. В электричке почти четыре часа в одну сторону и столько же обратно. Но если в поезде посидеть можно, то в электричке не всегда получается.

Ухищрения

Полицейские останавливаются возле охотников, спрашивают документы на оружие. Следом проверяют молодых людей, данные паспортов Благовещенский вбивает в какой‑то в прибор, поясняет:

— Это терминал ТМ-5. По нему мы проверяем, не находятся ли люди в федеральном розыске, нет ли за ними долгов и так далее.

— Часто обнаруживаете тех, кто в розыске?

— Бывает, – пожимает плечами майор. – Но чаще запрещённые вещи находим. Наркотики, к примеру. Процентов 30 – у людей. Остальное по тайникам спрятано, в люках, в передачах, которые через проводников доставляют. В сале прячут, в консервациях, кондитерских изделиях, в телефонах. Чтобы собака не почувствовала, пытаются запах перебить чесноком, специями всякими. Но на самом деле это мало помогает.

Фото Алексея Стопичева

Профилактика

После очередного обхода вагонов останавливаемся в тамбуре. Андрей Благовещенский объясняет:

— То, что мы обходы делаем, – это огромное значение для профилактики. Когда люди видят нас – ведут себя по‑другому. Раньше что только не творили в вагонах: ручки алюминиевые, таблички отрывали, резали кресла, стоп-краны срывали, курили… Сейчас такого себе не позволяют.

— Алюминий – понятно. Стоп-краны – из баловства. А таблички зачем? – удивляюсь я.

— На память, – говорит Евгений Беляев. – Правда, зачем им такая память нужна, непонятно.

Без родителей

Вагон электрички уже три часа раскачивает меня в разные стороны. Очередной обход прерывается во втором вагоне. Прапорщик полиции участливо наклонился к маленькой девочке:

— Ты почему одна сидишь? Где твои родители?

— Дома, – испуганно говорит девочка.

— А куда едешь?

— В Ольшанку.

После этого прапорщик долго беседует с девочкой. Узнаёт её имя и возраст (ей девять лет). Выясняет, что родители посадили её на станции «633-й километр», а встретить девочку должны родственники в Ольшанке. До самой станции полицейские приглядывают за девочкой и, лишь когда её действительно встретили, вздыхают с облегчением.

— Ну как так? – поворачивается ко мне полицейский. – Как можно маленького ребёнка самого сажать в электричку?

Фото Алексея Стопичева

Постоянно увольняют

Под шум колёс полицейские рассказывают о работе в поездах дальнего следования:

— В электричках сейчас поспокойнее. А в поездах каждую смену кого‑то да снимаем с поезда. У нас люди странные. Не успел сесть в поезд – уже пьёт. А потом начинается: соседям мешает, дебоширит. Идём, уговариваем. Если нужно, применяем спецсредства, но редко. Всё‑таки к полиции нормальное отношение, получается успокоить.

— Оружие не приходилось применять?

— Не приходилось, – качает головой прапорщик. – Да и как: народу‑то сколько кругом. Максимум спецсредства. И практически каждый пьяный тебя увольняет: мол, завтра же работать не будем. Когда протрезвеют, извиняются, просят не сообщать никуда.

Женщины страшнее

— Самые страшные – это пьяные? – спрашиваю полицейских.

— Самые страшные – это женщины, – признаются полицейские.

— Это как? – искренне удивляюсь я.

— Очень просто, – даже не улыбается прапорщик. – С мужчиной, даже пьяным, можно договориться. А вот женщины становятся совсем непредсказуемыми. Силу к ним не будешь применять, а вот они ногтями своими пользуются частенько. Муж с женой с Украины ехали, выпили и подрались. У мужчины так лицо было исцарапано, что пришлось врача вызывать!

Выходим в Курске, от многочасовой езды немного потряхивает. А полицейские даже не замечают. Привыкли. Им три часа отдохнуть – и снова в электричку. Изо дня в день, из года в год. Под стук железных колёс…


для комментариев используется HyperComments