• 57,62 ↑
  • 68,75 ↑
  • 2,20 ↑
18 августа 2017 г. 13:14:42

В Белгороде на 8 лет осудили мошенников, которые обобрали 60 человек более чем на 12 млн рублей

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
По схеме МММ. Как два белгородца создали финансовую пирамиду
Иллюстрация Любови Турбиной

История финансовой пирамиды МММ, от которой только в России пострадали около 15 млн человек, научила осторожности далеко не всех. По-прежнему находятся доверчивые люди, охотно клюющие на россказни мошенников о большом и лёгком заработке.

Без оформления документов

Три года назад, в феврале 2014 года, Сергей Исаев и Сергей Патиченко решили заработать много денег. Для этого они зарегистрировали фирму под названием «Русский деловой клуб» и её «дочку» – «Русский деловой центр». Для видимости своего финансового благополучия они арендовали офис в центре Белгорода и разместили рекламу о том, что принимают деньги под 16,5 % в месяц. А в обоснование столь фантастического процента – он гораздо больше того, что обещают банки – рассказывали, что вкладывают деньги дольщиков в очень выгодные коммерческие проекты.

И нашлись люди, которые им поверили и принесли свои деньги. Кто накопленные, а кто и взятые в кредит. Их даже не насторожило то, что Исаев и Патиченко принимали от вкладчиков деньги, как выяснилось в ходе следствия, «без оформления каких‑либо документов, предусмотренных гражданским законодательством России». Они просто заверяли граждан в «финансовой стабильности инвестиционной деятельности», особо подчёркивая «наличие между членами РДК/РДЦ исключительно доверительных отношений».

Даже продал квартиру

«От знакомых я узнал, что есть предприимчивые бизнесмены, которые принимают вклады под 16,5 % в месяц, – рассказал в суде один из потерпевших, Андрей Шумилов (здесь и далее фамилии потерпевших изменены – прим. авт.). – Мне сказали, что каждый член Русского делового клуба может открыть собственный бизнес или же участвовать в уже процветающем деле. Исаев и Патиченко рассказывали, что у них уже есть большие прибыли от рекламного и туристического бизнеса, а также агентства по продаже недвижимости. Кроме того, говорили о каких‑то перспективных коммерческих проектах на Украине».

Поверив их россказням, мужчина отдал Исаеву и Патиченко 2 млн 800 тысяч рублей.

Из материалов уголовного дела:

«Кроме того, потерпевший продал знакомому Патиченко свою квартиру за 1 400 000 рублей, которые они с Исаевым уговорили внести в РДК, на что он согласился. Покупатель Шерстюк в его присутствии передавал деньги за квартиру Патиченко и Исаеву, которые они взяли в виде долга, но на условиях РДК».

В августе 2014 года Исаев, по словам вкладчика Шумилова, перестал выходить на связь и появляться в офисе. Позже, на собрании, объявил вкладчикам, что денег для выплат дивидендов нет, так как возникли непредвиденные финансовые трудности с украинским бизнесом.

«Я понял, что меня обманули, и написал претензию о возврате денег. И получил от Патиченко ответ, что Русский деловой клуб никакого отношения к моим вкладам не имеет», – сокрушался потерпевший Андрей Шумилов.

Скриншот пресс-службы Белгородского облсуда

Взяла в банке три кредита

Подобные показания на предварительном следствии и в суде дали ещё 59 потерпевших. Многие из них, чтобы вложиться в финансовую пирамиду, взяли кредиты в банке. Как рассказала жительница Белгорода Елена Чернобров, в марте 2014 года она узнала от знакомых об очень прибыльных предложениях Русского делового клуба. Пришла на его презентацию, где Исаев поведал собравшимся, что клуб, выплачивая вкладчикам большие проценты, помогает им таким образом в развитии собственного бизнеса. А сам клуб весьма состоятелен: якобы у него в собственности пруды, фермерские хозяйства, кафе, салоны красоты и коммерческая недвижимость на Украине.

«Поверив рассказу, я отдала Исаеву 100 тысяч рублей, но какого‑либо подтверждающего мой вклад документа не получила. Исаев просто записал сумму в блокнот и заверил, что у них с Патиченко всё надёжно и строится на взаимном доверии. Впоследствии Исаев склонил меня взять в банке три кредита на общую сумму 460 тысяч рублей. Деньги эти я тоже инвестировала в РДК», – рассказала Чернобров.

До августа 2014 года она получила от РДК в качестве дивидендов 114 тысяч рублей.

«А в августе Патиченко объявил о прекращении выплат, так как начались, по его словам, проблемы на Украине. Несмотря на это, он настаивал, чтобы мы – участники клуба – приводили новых вкладчиков и за их счёт, мол, будем получать проценты по своим вкладам», – рассказала Чернобров.

Она, как и остальные пострадавшие от деятельности мошенников, написала претензию о возврате вклада, однако получила отрицательный ответ.

Обманутые люди, в конце концов, написали заявления в полицию.

Когда закончились деньги

Уголовное дело в отношении Исаева и Патиченко – это 17 увесистых томов.

Из материалов уголовного дела:

«Исаев показал, что его общение с Патиченко началось в 2012 году с участия в деятельности структурного подразделения финансовой пирамиды «МММ-2011», представителем которого в г. Белгороде являлся последний. Деятельность пирамиды прекратилась, и они договорились о создании организации (клуба) по схеме, аналогичной МММ, а полученными от граждан средствами планировали распоряжаться по собственному усмотрению. То есть погашать кредитные обязательства, а также на личные нужды в виде зарплаты. Прибыль договорились делить пополам».

«Мы вместе принимали деньги вкладчиков, а тем, у кого не было достаточной суммы, Патиченко помогал оформлять банковские кредиты по фиктивным справкам о доходах в своих организациях», – рассказывал на следствии Исаев.

Когда закончились деньги, Патиченко, по словам Исаева, посоветовал ему уехать и написать расписку о том, что он также якобы являлся вкладчиком.

«Это он просил меня сделать для того, чтобы отвести от себя подозрение в участии в финансовой пирамиде. Он якобы тоже являлся рядовым вкладчиком и пострадал вместе с остальными», – давал показания Исаев.

Фото с сайта wrema.ru

В суде, кстати, Исаев отказался от своих показаний и заявил, что «…давал их без участия адвоката, под воздействием должностных лиц правоохранительных органов, которые склоняли его к оговору Патиченко за обещание заключить досудебное соглашение и смягчить наказание». Хотя на очной ставке между ним и Патиченко подтвердил совместное ведение преступного бизнеса и раскрыл роль последнего в деятельности финансовой пирамиды.

Патиченко же в суде и на предварительном следствии свою вину не признал.

«Я ни у кого деньги не похищал, а наряду с другими потерпевшими получал проценты от переданных Исаеву 2 млн 815 тысяч рублей для инвестиции», – заявил он.

Несмотря на все уловки мошенников, их вину подтвердили несколько десятков показаний обманутых ими вкладчиков. Суд констатировал, что «объективность показаний потерпевших и свидетелей сомнений у суда не вызывают, они последовательны, подтверждены иными доказательствами. Неприязненных отношений к подсудимым у них не имеется. Напротив, большинство допрошенных лиц показывали о добрых, доверительных отношениях с Исаевым и Патиченко и что не ожидали обмана с их стороны, который в настоящее время, полагают, был умышленно запланирован. Поэтому суд считает, что у них не имеется оснований для оговора подсудимых, и признаёт их показания достоверными и допустимыми доказательствами».

Повышенная общественная опасность

Защита Исаева и Патиченко пыталась в суде переквалифицировать действия своих подзащитных с ч. 4 ст. 159 «Мошенничество, совершённое организованной группой лиц либо в особо крупном размере», санкция которой предусматривает до десяти лет лишения свободы, на ст. 172.2 УК РФ «Организация деятельности по привлечению денежных средств и (или) иного имущества». По этой статье наказание мягче: от штрафа до четырёх лет лишения свободы.

Однако у суда было иное, нежели у адвокатов, мнение:

«Ст. 172.2 УК РФ находится в главе о преступлениях против экономики, но не в главе о преступлениях против собственности и не охватывает какие‑либо последствия в виде причинения имущественного вреда лицам, чьи денежные средства привлечены.

Подсудимые же обвиняются в хищении денежных средств граждан, которые лишились вложенных ими денег, поэтому их действия правильно квалифицированы по ч. 4 ст. 159 УК РФ как одно преступление. Они совершили тождественные преступления, которые охватывались единым умыслом. Поэтому довод адвокатов о том, что каждый эпизод в отношении каждого пайщика необходимо было квалифицировать отдельно, не обоснован».

При определении наказания суд учёл, что преступление имеет повышенную общественную опасность, поскольку в деле много пострадавших. По приговору Октябрьского районного суда Белгорода Сергей Исаев и Сергей Патиченко отправятся на 8 лет в колонию общего режима. Кроме того, суд удовлетворил иски потерпевших о возврате украденных у них денег.

Приговор обжалован в апелляционной инстанции Белгородского областного суда.


Признаки финансовой пирамиды

Александр Шпай, адвокат:

За вложенные деньги предлагают более 20 % годовых. Средний уровень процентов по денежным вкладам в банках не превышает 10 % годовых.

  • Предлагают бонусы за привлечение друзей, родственников, знакомых, т. е. пытаются увеличить оборот и количество собираемых денег.
  • Как правило, привлекают обычных людей, имеющих сбережения и живущих на зарплату. Это потому, что предприниматель либо иной человек с большим капиталом понимает рынок и легко сможет просчитать нереальность предлагаемых доходов.
  • Подобные организации не работают на рынке долго – они начинают разрушаться после массовых требований клиентов о возврате денег.
  • Такие организации никогда не привлекают деньги серьёзных банков, поскольку служба безопасности банка проверяет реальную возможность получения заявляемой прибыли, а следовательно, и возможности выплачивать такой высокий процент.

для комментариев используется HyperComments