• 56,50 ↓
  • 63,17 ↓
  • 2,14 ↓
10 мая 2017 г. 12:47:17

О том, как жили город и район во время оккупации, газета начала рассказывать 11 августа 1943 года

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
«Они вернули нам Белгород». Великая Отечественная война на страницах «Белгородской правды»
Беженцы возвращаются в освобождённый Белгород, 1943 год

Не так много районных газет времён Великой Отечественной войны до нас дошло. «Белгородская правда» не исключение. Она частично сохранилась в Государственном архиве Белгородской области и Российской государственной библиотеке.

И тем ценнее для нас этот печатный свидетель войны, донёсший потрясение людей от внезапного нападения фашистов, воспоминания об оккупации и героях, освободивших город.

Полная мобилизация

23 июня 1941 года «Белгородская правда» напечатала выступление зампредседателя Совета Народных Комиссаров Вячеслава Молотова, прозвучавшее в первый день войны по радио. В нём министр иностранных дел (вторая должность Молотова) подробно объяснил ситуацию о нападении гитлеровцев. О внезапных бомбёжках разных городов СССР. О первых жертвах. О том, что в 5:30 утра германский посол Шуленбург всё же сообщил Молотову о причинах, побудивших Германию к военным действиям: якобы войска Красной армии были сосредоточены у восточно-германской границы, а румынское радио выдало новость об обстреле их аэродромов нашими самолётами. Коварство германского правительства состояло и в том, что до 22 июня оно не высказало ни одной претензии о нарушении договора о ненападении между Россией и Германией.

Этот анализ был очень нужен: людям трудно было осознать, почему вчерашний политический партнёр в лице Германии в одночасье стал врагом. Кроме того, требовалось быстро мобилизовать моральные и технические силы для отпора фашистов.

В этом же номере опубликованы документы о мобилизации в нескольких военных округах, в том числе Орловском, к которому относились Курская и Воронежская области. О введении на их территориях военного положения. Одновременно с этим в районах учредили особые органы правосудия – военные трибуналы.

Часть первой страницы «Белгородской правды» от 23 июня 1941 года
Часть первой страницы «Белгородской правды» от 23 июня 1941 года

Стахановский взлёт

«Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами», – финальные слова речи Молотова повторяли участники митингов, которые прошли в Белгороде в первые дни войны. Резолюции, принятые на них, публиковали в газете.

«Наш коллектив обязуется ещё лучше работать на производстве, перевыполнять нормы выработки, повышать качество выпускаемой продукции, проявлять исключительную дисциплинированность, всегда и везде помня, что, чем крепче тыл, тем сильнее и непобедимее наша Красная армия», – заверили 24 июня 1941 года своих земляков рабочие пекарни № 5 МихиденкоАвдеевБелоусов.

«Я, сержант запаса рабоче-крестьянской Красной армии, прошу послать меня на передовые позиции. Я буду бороться до полной победы над фашизмом», – писал М. Бабич.

«Я рождения 1897 года. Мой год не подлежит мобилизации. Но мне хочется быть в первых рядах защитников Родины и своим оружием разить врага, – писал рабочий мелоизвесткового завода НКПСМ Ф. Исаев. – Прошу райвоенкомат послать меня на передовые позиции фронта».

Трудящиеся артелей «Красный транспортник», «Красный Октябрь», мельницы № 16, паровозного депо, пивзавода и других предприятий не сомневались, что уничтожат «фашистскую гадину», уходя на фронт добровольцами. Те же, кто оставался на производстве, работали по две смены подряд, заменяя ушедших на фронт товарищей. Производительность труда в первые же дни войны выросла в два-три раза. Стахановское движение получило новый импульс. Только теперь трудовые рекорды были направлены на спасение Родины.

Последний пленум

На страницах «Белгородской правды» колхозники Михайловского, Стрелецкого, Разуменского и других сельсоветов обещали приступить к досрочной уборке урожая, выполнить нормы поставок молока и мяса. Законы военного времени заставили пересмотреть все прежние установки хозяйствования, искоренить безалаберность, безграмотность, равнодушие. А они были и в районах, и в отдельных хозяйствах. И газета ситуацию не идеализировала.

Советский танк Т-34, подбитый у мельницы на окраине села Покровка Белгородской области, 1943 год.
Советский танк Т-34, подбитый у мельницы на окраине села Покровка Белгородской области, 1943 год.
Фото из группы «Белгородика» «ВКонтакте» (vk.com/belgorodika)

За неделю до войны, 12–14 июня 1941 года, состоялся VII пленум Курского обкома партии по развитию колхозного животноводства. Его постановление «Белгородская правда» опубликовала 24 июня. В нём поднимались больные вопросы хозяйствования: разбазаривание колхозного скота, его падёж, принудительное изъятие коров и свиней у населения в рамках контрактации, невыполнение планов сева и заготовки кормов.

Цифры были неутешительные. В колхозах Больше-Солдатского и Волоконовского районов раздали и продали 30 % колхозных поросят, а в Ракитянском – все 50 %. План сева однолетних трав в области выполнили на 61,3 %, многолетних – на 52 %, кормовых и силосных культур – 51,3 %. Ни один район не приступил к силосованию и постройке помещений для скота.

Пленум постановил, что социалистическое соревнование по развитию общественного животноводства в большинстве районов организовано неудовлетворительно. Призвал создать необходимые условия для ухода и содержания скота. Предусмотреть дополнительную оплату труда колхозников за повышение урожайности сельскохозяйственных культур и продуктивности животноводства. Доложить о проделанной работе требовалось в августе. Война поставила свои критерии отчёта.

Наживались на людском горе

Говорят, что тяжёлые испытания выявляют в людях всё, что есть в них хорошего и плохого. Великая Отечественная тоже стала индикатором человеческих качеств. В то время как многие белгородцы готовы были умереть за Родину, находились такие, кто наживался на людском горе. В первую неделю после введения военного положения в Белгороде появились спекулянты. Ловили их десятками. Как правило, это были люди, близкие к продовольственному снабжению, промтоварам. Участилась перепродажа краденого.

Газета называла имена и домашние адреса задержанных. Так, некто Тарасов, украв бочку керосина на мелзаводе, продавал его на окраине. Две большие группы женщин из Шебекино и Разумного скупали картофель и пшено, которые перепродавали по спекулятивным ценам. Бывший кулак Трунов, работая в военторге, украл мешок муки, другие продукты, которые у него нашли при обыске. Задержанных судили по законам военного времени.

Отголоски мирной жизни

Каждый номер «Белгородской правды» теперь начинался с фронтовой сводки от советского Информбюро, обзора международной ситуации.

Редко, но всё ещё встречались в газете отголоски мирной жизни. В конце июня и начале июля сообщалось, что в колхозе имени Кирова Пушкарского сельсовета начали строить пруд вместимостью более 11 тыс. кубов и площадью зеркала 1,7 га. В Разуменском колхозе имени МТС осушили 15 га болота и планировали на следующий год засеять его первосортными травами.

Главкинопрокат демонстрировал в кинотеатрах Белгорода фильмы «Весёлые ребята», «Боевые будни», «Парень из тайги». Здесь же, в белгородском кинотеатре, культработник Галкина рассказывала детям о великом русском писателе Максиме Горьком.

Эти сообщения как будто отодвигали военную угрозу, давали хрупкую надежду, что война где‑то далеко. Но она была на подступах к Белгородской земле.

 

Белгородцы встречают освободителей. 1943 год.
Белгородцы встречают освободителей. 1943 год.
Фото с сайта belgorod.doguran.ru

Освобождение

24 октября 1941 года Белгород заняли немцы. «Белгородская правда» как орган советской власти прекратила работу.

О том, как жили город и район во время оккупации, она начала рассказывать уже через шесть дней после освобождения Белгорода – первый номер вышел 11 августа 1943 года.

«Смерть, голод, нищету, разрушения – вот что принесли гитлеровцы в ранее цветущий наш город и сёла района», – рассказывали о пережитом по горячим следам журналисты.

2 500 белгородских юношей и девушек отправили в Германию насильственно только за несколько месяцев 1943 года. 3 000 белгородцев, включая детей и стариков, угнали в неизвестном направлении буквально перед вступлением в город Красной армии. Сопротивлявшихся расстреливали. Множество людей сгинуло в застенках гестапо. Из 55 колхозов района 27 сожгли полностью. От предприятий остались лишь пустыри, как и от железнодорожного узла, где отступающие фашисты взорвали буквально «каждое звено рельс, стрелки и крестовины».

Дрались как львы

«Они вернули нам Белгород» – так называлась подборка материалов об освободителях, опубликованная 15 августа 1943 года.

«Глубокой благодарности к вам полны наши сердца… Вы вернули нам жизнь, свободу, наш семейный очаг и возможность работать во благо нашей Советской Родины…» – обращались наши земляки к бойцам, командирам, политработникам 89-й гвардейской Белгородской стрелковой дивизии и 305-й Белгородской стрелковой дивизии (к наименованию частей слово «Белгородский» добавили именно после освобождения города). И призывали «запомнить имена бесстрашных, мужественных и решительных воинов, которые как львы дрались за Белгород».

Конечно, газета не могла назвать каждого. Но и короткие заметки о гвардейцах помогают понять, какие силы и жертвы потребовались, чтобы 5 августа стал днём освобождения областного центра.

 

 

 

Знамя победителей

Бойцы отдельного учебного батальона 89-й гвардейской Белгородской стрелковой дивизии первыми вошли в центр города и водрузили над зданием горсовета красный флаг. Его командиру – гвардии капитану Никите Рябцеву – в августе 1943-го было 26 лет, но он был опытным бойцом – с первого дня на фронте. За освобождение Белгорода Рябцев получил орден Красной Звезды и очередное воинское звание – майора.

«Ворвавшись в город, ведя тяжёлые уличные бои, стремительно окружили штаб немецкого полка, разгромив его, захватив при этом штабные документы, 3 радиостанции, 13 телефонных аппаратов, другое военное имущество, 6 пленных, нарушил этим само управление боем противника и внёс в его боевые порядки панику, чем помог другим частям продвигаться вперёд», – так описаны действия Рябцева и его подчинённых в наградном документе.

Никита Васильевич закончил войну в Польше, демобилизовался в звании подполковника. 7 августа 1968 года ему и его боевому товарищу Дмитрию Верейкину (именно он водрузил флаг победителей) белгородские власти присвоили звание почётных граждан города.

 

Публикация о присвоении звания «Почётный гражданин Белгорода» Никите Рябцеву и Дмитрию Верейкину, 1968 год.
Публикация о присвоении звания «Почётный гражданин Белгорода» Никите Рябцеву и Дмитрию Верейкину, 1968 год.

После войны Никита Васильевич жил в белорусском Гродно, работал в строительной организации. Много раз приезжал в Белгород, в 1987 году открывал диораму. Скончался фронтовик в 1999-м.

Тем удивительнее было узнать, что цикл статей об освободителях в «Белгородской правде» от 15 августа 1943 года открывала его заметка «Мы водрузили знамя над Белгородом». В ней командир Рябцев самолично отметил бойцов, которые отличились в боях за наш город.

Отважный гвардии сержант

По мнению комбата, смело действовали гвардии старший лейтенант Васькин, гвардии красноармеец Свириденко, гвардии старший сержант Гладких, красноармейцы Суховеев и Михайлов.

Особую отвагу проявил гвардии сержант Павел Князев. Казалось, он не боялся ничего, не терялся даже в самых отчаянных ситуациях. Например, когда у Павла заклинило автомат, он громовым голосом закричал: «Хальт!» Немцы в страхе бросились врассыпную, попав под огонь его товарища Михайлова.

Отстаивая Белгород, Павел Князев «навсегда заставил замолчать немецкого снайпера», вражеский пулемёт, 12 автоматчиков, офицера… Медалью «За отвагу» оценила Родина мужество героя. Он погиб меньше чем через год, в июле 1944-го, освобождая село Магдаловка под Тернополем. Ему было 25 лет.

Выбивали врага из каждого здания

21-летний гвардии младший лейтенант Матвей Циперзон – из того же легендарного учебного батальона Рябцева. Он с товарищами отрезал путь отступающему врагу, истребил 60 и пленил 21 гитлеровца. Очищая от захватчиков улицы Белгорода, Циперзон пал смертью храбрых. Награждён орденом Красной Звезды посмертно.

«…Командир пулемётного расчёта гвардии сержант Пономарёв на подступах к Белгороду, будучи раненным, не прекращал огня по атакующим фашистам, убив 15 из них».

«…Разведчики во главе с командиром взвода Андреенко на опушке леса вблизи Белгорода уничтожили 20 гитлеровцев. Пятерых из них в рукопашном бою истребил младший сержант Косторенко».

Действовали бойцы где оружием, где смёткой, выбивая врага из каждого здания. Гранатами забросал строчащий в доме пулемёт командир отделения старший сержант Покатило, а в следующей атаке уничтожил ещё девять фрицев.

«Мужественно вёл себя в бою командир роты старший лейтенант тов. Штана. Личным примером воодушевил он бойцов на новые подвиги», – писал И. Лысейван.

Бойцы под командованием краснознамённого орденоносца Тимофея Фёдоровича Штана истребили в белгородских уличных боях не менее 150 фашистов. Старший лейтенант сложил голову через две недели после опубликования этих строк – 31 августа 1943 года в боях за Харьков.

Будучи раненным, командир отделения младший сержант Д. Галлиулин не покидал поля боя, выбирая всё новые рубежи для обстрела врага. Отдавал своим бойцам чёткие приказы:

«Пулемётчик Дунаев, занять огневую позицию у отдельного куста. Открыть огонь по фашистскому дзоту. Гвардейцам КривановуСадыковуСиникаевуГаспарьяну пробраться на высоту и взять под обстрел лощину». Отделение Галлиулина освободило три улицы города, уничтожив 50 фашистов и потеряв троих бойцов. Сам командир уничтожил семь немцев.

Гвардейцы во главе со старшим сержантом Ибрагимом Исмаиловым помогли подразделению занять без потерь важные позиции в центре города. Они переплыли реку, обошли врага с тыла и уничтожили 23 немецких автоматчика.

Как сложилась судьба героя Исмаилова? В 1945 году его представили к медали «За отвагу». Из наградных документов младшего сержанта мы узнали, что 6 августа 1943 года в районе Белгорода он был тяжело ранен в ногу, которую ему ампутировали. После войны отставник работал учётчиком в колхозе имени Тельмана Сталинобадского района в Таджикистане.

Верность клятве

«Мы никогда не забудем вас, наших защитников и освободителей. Мы из поколения в поколение будем хранить в памяти боевую славу героев-белгородцев», – писала в августе 1943 года «Белгородская правда».

Редакция сдержала свою клятву. Тема Великой Отечественной в газете всегда была на самом почётном месте. За 71 год после Победы вышли сотни материалов о героях и тружениках тыла, памятниках воинской славы, музеях, мемориалах, поисковой работе, воспоминания ветеранов. Эти статьи сложили самую длинную печатную летопись о войне и освобождении Белгородской земли. Летопись драгоценную с фактографической и патриотической точек зрения, которой нет и не может быть конца.


для комментариев используется HyperComments