• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
15 апреля 2015 г. 12:25:14

По такому принципу 100 лет живёт белгородка Екатерина Канашина

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Никого не осуждать, никому не досаждать
Екатерина Сергеевна Канашина. Фото Владимира Юрченко

Есть в журналистской работе приятные моменты, когда героем материала становится удивительный человек, за знакомство с которым ты благодаришь судьбу. К их числу я отношу встречу с Екатериной Канашиной из Яковлевского района. И дело не только в том, что 16 апреля Екатерина Сергеевна отпразднует сотый день рождения, что само по себе уникально. Это человек необыкновенной доброты и мудрости. Поговорить с ней – как погреться на солнышке. Вот уже несколько дней прошло после нашего визита в её дом в село Подымовку, а на душе до сих пор тихая радость.

Как вчера

Безо всяких наводящих вопросов, едва мы начали беседу, Екатерина Сергеевна заговорила о войне. Говорила горячо, быстро, утирая скупые слезинки и вглядываясь куда-то вдаль. Казалось, что она до сих пор слышит канонады катюш, что били прямо за их огородами в сторону Прохоровки. Рассказывает всё так, будто это случилось с нею вчера. Как по радио («У меня было радио») услышала страшную новость о нападении фашистов. Сельских мужчин быстро собрали и распределили на посты в округе. Её мужа Андрея поставили у моста в соседнем Ракове. Молодая жена ждала его домой день, другой. И вдруг узнала, что супруга отправили в Белгород.

«Как же так? Во всём старом поехал, не поел, не попрощался», – горевала она.

Напекла коржиков, взяла сала, яиц, чистое бельё и на поезде, что ходил со станции Герцевка, отправилась на поиски. Встречный солдатик в Белгороде указал, где базируются военные. Нашла своего Андрея, накормила. Поговорили недолго. Нужно было спешить назад – под присмотром тёток оставила семилетнюю дочку Машу. Потом ездила трижды на короткие свидания вместе с дочерью и своей мамой. В четвёртый раз отправилась в дорогу за 55 км, когда немцы бомбили Готню.        

«Ехать было страшно, пошла пешком по сёлам. Весь день шла, повидались, поговорили мы немножко с ним, уже надо возвращаться. Сказал он мне на прощание: «Береги детей, может быть, и я вернусь», – рассказывает Екатерина Сергеевна.     

В тот момент она была на седьмом месяце беременности (хотя деликатно обходит слова «беременная» и «родила»). Про рождение второй дочери говорит: «Надя нашлась». О своём состоянии в то время: «Сил не было как тяжело». Когда, чуть живая от усталости, вернулась домой, в селе уже были немцы, а мужа из Белгорода отправили на фронт.

Супруги Андрей и Екатерина Канашины.
Супруги Андрей и Екатерина Канашины.
Фото Владимира Юрченко

Голубка-кормилица

В своём длинном рассказе о войне, которого с лихвой хватило бы на краеведческую книжку, Екатерина Сергеевна то и дело возвращается к корове. Кажется, все действия, помыслы женщины в то время были об одном: как спасти корову? Понимала, что только благодаря своей Голубке сможет выполнить последнее пожелание мужа – уберечь детей. Машу и малышку Надю нужно было защитить не только от бомб, которые «гакали» прямо у дома. Но и от голода, который выкосил большую часть села.

Когда от налётов в Подымовке погибло несколько коров, Екатерина Сергеевна решилась своим ходом эвакуироваться в Курасовку Ивнянского района, где переждала с детишками и коровой обстрелы и бомбежки. Вернулась домой – новая беда на пороге. Сосед Яшка, назначенный немцами старостой, зовёт на сходку, чтобы решать по жребию, кто отдаст корову на вражеские нужды. Перед Канашиной три солдатки вытянули по бумажке. Екатерина Сергеевна, кажется, впервые в жизни, уперлась:   

«Не буду тянуть. Чем я детей буду кормить, если её отдам?»

Староста взбесился, начал разворачивать записки, а они все чистые. Пригрозил женщине, что заберёт корову без жребия.

«Приходи», – сказала, а у самой камень лёг на сердце.

Но через два дня всё разрешилось само собой – в село вошли наши.

А дальше были дни, месяцы тяжёлого труда, как у большинства сельских женщин, которые на себе тянули непосильный воз забот. Круглосуточная работа в доме, на колхозном поле, стремление выжить. И ожидание вестей от мужа.

Только не было от него ни письма, ни записочки за всю войну. Не было и похоронки. Когда отгремели победные залпы, кинулась Екатерина в военкомат: хоть что-то скажите, что с ним. Через две недели ей пришло сообщение, что мужа в живых нет. Уже в наши дни родные нашли информацию о том, что стрелок Андрей Яковлевич Канашин умер от болезни в Сталинградской области 12 декабря 1942 года. Похоронен солдат в братской могиле в центре города Красноармейска.

Фото Владимира Юрченко

Аисты не ошибаются

В нашем рассказе не будет жалостливых подробностей, которые, казалось бы, должны сопровождать рассказ о человеке столь преклонного возраста. Потому что в свои 100 лет Екатерина Канашина – самодостаточный человек, которого не нужно жалеть. Наоборот, все льнут к ней поближе, чтобы подзарядиться её внутренней силой, умением радоваться жизни, здраво смотреть на вещи. Такой она была всегда. Спокойной, приветливой, немного робкой, но с большим чувством собственного достоинства.

«Нам всем у мамы только поучиться. Она прожила трудную жизнь. Но всегда была добра и ласкова и к нам с сестрой, и к другим людям», – рассказывает старшая дочь, Мария Дударева.

Юбилярша обладает такой крепкой памятью, что молодой позавидует. Случается, ищет забывчивая родня припрятанную вещь – так Екатерина Сергеевна напомнит, где и когда её положили. У неё ловкие, умелые руки, она всегда находит в доме работу. Незадолго до нашего прихода, например, на швейной машинке «Подольск» (эта техника верой и правдой служит ей более 50 лет) шила дочери юбку. Только нитку в ушко просит вдеть внучку Татьяну, а что касается кройки, ровности строчки, то тут она мастерица.

«Всем нам, внучкам, она собственноручно готовила приданое. Шила всё: от штор, постельного белья до разных мелочей», – восхищается бабушкой Татьяна Гуторова.

И рассказывает, какая Екатерина Сергеевна аккуратистка, чистюля, кулинарка.

«Так, как мама капусту порежет: тоненько и ровненько – никто не сумеет», – вторит дочь Мария. – Готовила она всегда очень вкусно».

Все свои навыки старейшина рода передала внукам, которых у неё шестеро (столько же и правнуков). Но те признаются, что до бабушкиных талантов им далеко.

Хотелось, конечно, по традиции узнать у Екатерины Сергеевны секрет долголетия. Но, пообщавшись с нею, поняли, что дело вовсе не в том, что она абсолютная трезвенница и во всём соблюдает меру. Нет в ней зла, которое выедает человека изнутри, нагружает болезнями и делает невыносимой жизнь его самого и его близких. Многие пенсионеры ругают современные порядки, свободу в отношениях. С вопросом по поводу нынешней жизни обратились мы к Екатерине Сергеевне.

«Всё мне нравится. Люди живут как умеют, я никого никогда не судила», – ответила та просто.

Она всегда была верующим человеком. Святой образ на почётном месте – в красном углу.
Уезжая, мы увидели, как на столбе рядом с домом пара белых аистов ремонтировала своё гнездо.

«Много лет они тут живут, вот опять прилетели», – пояснил внук селянки Иван Дударев.

Известно, что эта птица подолгу присматривается к человеку, прежде чем поселиться с ним рядом. Говорят, что аисты чувствуют хороших, добрых людей. Теперь и мы в этом не сомневаемся.


для комментариев используется HyperComments