04.12.2016, Воскресенье 02:56
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
5 августа 2015 г. 10:27:19

Зачем лингвисты ездят в Белгородскую область с диктофонами и видеокамерами

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Не информанты, а бабулечки
Экспедиция в Роговатое. Фото из архива Игоря Исаева

К жителям села Роговатого Старооскольского городского округа учёные из Института русского языка имени В. В. Виноградова РАН приезжают как к старым добрым знакомым. Последняя экспедиция в Роговатое прошла в июне. Уже более полувека исследователи записывают в нашем регионе образцы архаичных народных говоров и каждый раз уезжают с новыми и интересными находками.

Роговатовские понёвы

«Первые выезды в Белгородскую область состоялись ещё в конце 40-х годов прошлого века. Так что в вашем регионе побывали уже несколько десятков экспедиций, – рассказывает старший научный сотрудник институтского отдела диалектологии и лингвистической географии, кандидат филологических наук Игорь Исаев. – Наш интерес к Белгородской области такой же, как и к другим регионам, где сохранились исконно русские говоры. Это территория старинного заселения славян. Можно сказать, что наши сотрудники объездили регион вдоль и поперёк. Но чаще всего бывали в Старооскольском городском округе, Ивнянском, Алексеевском и некоторых других районах».

Сам Игорь Игоревич приезжал сюда чуть ли не с десяток раз. Он изучает говоры – специфику устной разговорной речи – в разных регионах России. Говоры отличаются от привычного нам литературного и даже обычного разговорного языка, а для учёных это просто кладезь народной мудрости и образной речи. В последние годы пункт назначения его экспедиций – то самое Роговатое.

«Тема наших последних исследований – описание одного из южнорусских говоров. Его-то мы в Роговатом и нашли. Записываем и тщательно изучаем, – поясняет Игорь Исаев. – На основе результатов исследований создаём базы данных, пишем научные статьи».

В журнале «Русский язык в научном освещении» в 2008 году исследователи писали:

«Эта территория была выбрана для обследования не случайно. По данным Диалектологического атласа русского языка, в говоре села Роговатого распространены многие архаические диалектные особенности. Кроме того, ещё в середине XIX века известный воронежский педагог, этнограф и историк Пётр Малыхин (1818–1867) обратил внимание на уникальные народные традиции, бытующие здесь. В ходе экспедиции было установлено, что и сегодня в Роговатом сохраняются специфические этнографические черты. Например, многие жители села до сих пор имеют полные комплекты традиционной женской одежды, в частности понёвы – обязательную принадлежность костюма замужней женщины... Такое сохранение традиционной одежды обусловлено тем, что мужчины села не уходили на отхожие промыслы в города, а обычно нанимались пастухами на Кавказ и приносили оттуда много шерсти, полученной за работу».

Тексты – просто волшебные!

Уникальное энциклопедическое издание – Диалектологический атлас русского языка – составлено на основе материалов, собранных в таких экспедициях. На картах разных регионов России указаны специфические черты того или иного диалекта. В Интернете размещён Школьный диалектологический атлас. Человеку непосвящённому, пожалуй, будет не очень интересно и совсем непонятно читать о том, что в таком-то регионе распространён суджанский тип диссимилятивного аканья (аканье и яканье – неразличение произношения гласных «о» и «а» в безударных слогах, например «агурец», «акошко» и т. д.), а в таком-то – щигровский (как в Белгородской области) или какой другой. Мало что поймёт он в этих картах. А учёный-лингвист, глядя на них, с лёгкостью может воспроизвести говоры того или иного региона, даже если сам он с его коренными жителями не общался – настолько подробно описаны специфические особенности речи. Атлас состоит из трёх томов, первый (фонетика) датируется 1986 годом, последний вышел в 2014 году. В каждом – в среднем по 100 лингвогеографических карт, посвящённых различным языковым явлениям.

«Сейчас мы приезжаем в те населённые пункты, которые уже были обследованы и занесены на карты атласа. Раньше записи велись при помощи ручки и блокнота и качество этих записей, конечно же, было не таким, как нам хотелось бы. А сейчас мы работаем с помощью качественной видео- и аудиотехники, создаём цифровой архив всех записей. Интересно посмотреть, что изменилось за 50 лет. Едем добирать детальные материалы. Записываем монологичную речь. Ищем коренное местное население. Как правило, это люди пожилого возраста, и чаще всего – женщины, бабушки. Это даже с точки зрения культурного фона интересно. Нас, конечно, прежде всего интересует языковая сторона. Но сами тексты просто волшебные! Это очень интересные рассказы о жизни», – рассказывает Исаев.

  • Экспедиции в Роговатое прошлых лет.

  • Экспедиции в Роговатое прошлых лет.

В Институте русского языка задумали проект создания интерактивной карты России, где можно будет разместить не только научные материалы, но и послушать и увидеть, как говорят люди разных регионов. Поэтому во всех экспедициях ведутся видеосъёмки. Десятки часов «уходящей натуры» – с каждым годом истинных носителей диалектной речи становится всё меньше. А таких уникальных бабушек, как в сёлах российской глубинки, в городах уже не встретишь...

Сбор диалектного материала на территориях древнейших славянских поселений очень важен, ведь именно здесь складывался национальный русский язык. А высококачественная аппаратура нужна для того, чтобы зафиксировать малейшие оттенки говора, диалекта. Когда учёные записывают речь информантов, даже холодильники выключают и тикающие часы выносят, чтобы никаких помех не было для сбора ценнейшей звуковой информации. Записи и фотоматериалы важны не только для лингвистов, но и историков, социолингвистов, этнографов, культурологов.

География диалектов

Есть такая наука – лингвистическая география. Материал, собранный в том или ином регионе, заносится на лингвогеографическую карту. И есть так называемые диалектные границы. Они не всегда совпадают с географическими, ведь даже на территории одного региона могут сосуществовать разные говоры.

«Каждый говор – это отдельное пятно на карте. Говоры связаны в большие объединения – наречия. Есть северное наречие, южное наречие и т. д. Белгородские говоры включены в объединение южнорусских говоров и имеют схожие черты с говорами других регионов, – продолжает рассказ Игорь Исаев. – На востоке Белгородской области говоры почти неотличимы от говоров Воронежской области, и это неудивительно, ведь раньше часть населённых пунктов вашей области относилась к Воронежской. И в Роговатом говоры ближе к воронежским. Кстати, часто бывает, что в разных частях региона и говоры разные. В Белгородской области тоже так: на западе и востоке разные группы говоров. Но, несмотря на то что в разных регионах говоры разные, люди без труда понимают друг друга».

В этом, кстати, русский язык во многом отличается от некоторых других языков. Ещё Михаил Ломоносов писал:

«Народ российский, по великому пространству обитающий, невзирая на дальнее расстояние, говорит повсюду вразумительным друг другу языком в городах и сёлах. Напротив того, в некоторых других государствах, например в Германии, баварской крестьянин мало разумеет мекленбургского или бранденбургский – швабского, хотя того же, немецкого, народа».

А в России архангельский крестьянин без труда понял бы того же белгородского, хотя диалекты в наших регионах очень и очень разные.

«А вы что, в школе не учились?»

Игорь Исаев рассказал ещё об одном интересном наблюдении: если в северных регионах России почти все информанты, отвечая на вопросы об образовании, говорили о том, что среднюю или на крайний случай школу-семилетку они окончили, то в южных областях картина совсем другая.

«На юге России мы часто сталкивались с пожилыми людьми, которые имеют образование два-три класса, а то и вовсе без образования. Земли здесь плодородные, поэтому трудиться в сёлах начинали с самых ранних лет. Родители так и говорили: некогда, мол, в школу ходить – работать надо. И в экспедициях последних лет нам попадались люди с одним-двумя классами образования, порой даже с трудом разбирающие буквы. Вы даже представить себе не можете, сколько [в Белгородской области] живёт стариков, которые в школе почти не учились. По разным причинам. Многие люди, не учившиеся или не окончившие школу, учились писать и читать в быту. Одну бабушку я спросил: что она знает о современном мире? У неё на столе лежали какие-то газеты. Она ответила: смотрю телевизор, оттуда и узнаю всё о жизни. А в газетах только буквы немного разбираю, почти не читаю...»

50 с лишним лет работы и экспедиции более чем в 4,5 тысячи населённых пунктов страны. Десятки тысяч бесед с информантами – хотя нет, не любят учёные этого слова, в основном для отчётов его используют. Бабушки, бабулечки – так говорят о них. Игорь Исаев даже альбом в Интернете создал с портретами этих бабушек с суровыми, морщинистыми лицами и лучистыми глазами, которые многое, очень многое повидали...

Если найдутся средства на новую экспедицию, осенью учёные вновь приедут в Белгородскую область. В прошлые годы финансовые вопросы решались за счёт грантов, в этом году Институту русского языка в грантовой поддержке экспедиций отказали. На последнюю поездку пришлось собирать деньги с помощью краудфандинга. Желающих помочь нашлось много. И потому исследование диалектов на территории Белгородской и других областей продолжается.


для комментариев используется HyperComments