05.12.2016, Понедельник 19:39
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
10 декабря 2014 г. 10:01:56

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Начальник собственной безопасности УФСИН России по Белгородской области Александр Калугин: Любые сомнения становятся поводом для проверки
Начальник ОСБ УФСИН России по Белгородской области полковник внутренней службы Александр Калугин

Управление Федеральной службы исполнения наказаний традиционно является в России одним из самых закрытых. Все объекты режимные. Оно и понятно.

УФСИН приходится изолировать общество от тех, кого суд лишил свободы. Но дело в том, что изолироваться преступники зачастую не хотят. И делают всё, чтобы облегчить себе условия пребывания в местах, не столь отдалённых. Для чего пытаются любыми способами воздействовать на сотрудников системы исполнения наказаний. Сотрудников, конечно, проволокой не обнесёшь и вышки возле них не поставишь. Однако в системе УФСИН ещё пять лет назад был создан отдел собственной безопасности, который борется с любыми противозаконными действиями в отношении сотрудников ФСИН. О тонкостях работы этой службы мы побеседовали с начальником ОСБ УФСИН России по Белгородской области полковником внутренней службы Александром Калугиным.

Государственная защита

Первостепенная задача службы собственной безопасности – обеспечение мер государственной защиты работников, учреждений и организаций уголовно-исполнительной системы.

– Александр Евгеньевич, а как безопасность обеспечивается?

– Порядок таков. Если сотруднику либо членам его семьи поступают угрозы от любых злоумышленников, по закону мы сразу обеспечиваем круглосуточную охрану из нашего спецназа до того момента, пока причина не установлена. При необходимости можем выдать сотруднику табельное оружие. Одновременно мы проводим комплекс оперативно-розыскных мероприятий. Если в действиях того, кто угрожал, усматривается состав преступления, передаём материалы проверки в правоохранительные органы для привлечения к уголовной ответственности за угрозы. При этом мы очень тщательно выясняем причины угроз, потому что бывают угрозы и на бытовой почве. Однажды включили сотрудника с семьёй в госзащиту, а потом выяснилось, что тесть поссорился с соседями и те начали угрожать. Но прежде чем разобраться, мы всё равно обеспечиваем сотрудника и его семью защитой.

– А кто угрожает сотрудникам?

– Совсем недавно заключённый вышел из следственного изолятора и с группой своих друзей в одном из гипермаркетов Белгорода встретил сотрудника СИЗО, который приехал в магазин с женой и ребёнком. Злодей вместе с толпой стал ему угрожать. Оскорблял. Сотрудник обратился с заявлением к нам. Мы провели проверку и передали материалы в полицию. Уже в полиции выяснилось, что за подозреваемым ещё и два угона «числится». Так что, скорее всего, долго на свободе он не пробудет…

Вторая задача службы

Полковник Калугин рассказывает об уловках, на которые пускаются уголовники в надежде обмануть систему уголовно-исполнительного наказания:

– Теоретически можно подготовить человека, который придёт устраиваться на работу в колонию. Вплоть до того, что человек этот поступает в ведомственный вуз. Заканчивает его. Преступное сообщество оплачивает его обучение. А потом через внедрённого в систему сотрудника пойдут в «зону» запрещённые предметы. Но у нас город небольшой, потому мы эти моменты отслеживаем ещё на ранних стадиях, тщательно проверяем всех кандидатов на службу.

– Но преступления со стороны сотрудников УФСИН всё равно случаются?

– К сожалению. В этом году мы выявили двенадцать случаев злоупотреблений и превышений должностных полномочий, а также неслужебных связей со стороны работников уголовно-исполнительной системы, по двум из которых были возбуждены уголовные дела. И выявление таких преступлений – вторая задача нашей службы. Предатели интересов службы однозначно должны быть наказаны.

Из жалости

Более половины выявленных случаев приходится на неслужебные связи. То есть когда сотрудник УФСИН вступает в отношения с родственниками либо заключёнными не в рамках уголовно-исполнительного закона. Начальник отдела собственной безопасности при этом объясняет, что зачастую такое происходит даже не по злому умыслу:

– Заключённые стараются затронуть самое святое для любого человека – маму, папу, бабушку, детей. К примеру, подходит к сотруднику заключённый и говорит: «У меня срок большой. Ребёнок без папы растёт. Игрушку передай!» Или: «Старушку мать уже не увижу. Передай ей иконку!» Сотрудник думает, что ничего страшного в передаче иконы нет. Доброе, по сути, дело. Потом его через какое-то время «благодарят». Говорят: «У тебя зарплата-то не шибко большая. Возьми за хорошее дело». Он думает, вроде и дело доброе сделал, и для себя что-то получил. А потом к нему опять обратятся: передай ещё ребёночку. А потом скажут: а теперь занеси в зону телефон и наркотики! Он говорит: «Да вы что! Это противозаконно!». А его, оказывается, давно на телефон записали и начинают шантажировать. Как в пословице: коготок увяз – всей птичке пропасть!

Профилактика

При этом полковник Калугин считает, что их служба должна не только раскрывать преступления, но и предотвращать их:

– В одном из регионов молодой лейтенант вступил в преступный сговор с заключёнными. За ним целый год следили, собирали информацию, а потом арестовали. С одной стороны, служба хорошо сработала – раскрыли преступление. Но если посмотреть на это с другой стороны, то, по сути, молодой человек попал к прожжённым зекам, которые сидят по двадцать лет, они его «отработали» и через него свои дела делали. А ведь можно же было не ждать, пока он завязнет, а провести профилактику на начальной стадии! Вот мы и стараемся не доводить до преступления. Если брать этот год, то в профилактических целях, по нашим проверкам, двадцать шесть сотрудников были привлечены к дисциплинарной ответственности.

Удовольствия не приносит

Служба безопасности состоит из бывших оперативных работников полиции. Делается это с одной целью – сотрудники ОСБ не должны иметь дружеских связей в системе уголовно-исполнительных наказаний. Любые сомнения по поводу кого-либо из сотрудников УФСИН сразу же становятся поводом для тщательной проверки.

– Ну а тех, кто попался, жалеете? Или наоборот – ненавидите за то, что службу предали? –спрашиваю полковника.

– Мы не имеем права оценивать поступок по моральным критериям. Мы должны определять: по закону или не по закону. На работе все чувства должны быть в рамках закона. Могу сказать одно - удовольствия мы от этого не получаем. Просто выполняем свою работу так, как положено. Иной раз чувство охотника просыпается. Но понимаешь, что это твой коллега и это происшествие – горе в семью.

Хочу проинформировать белгородцев, что в УФСИН России по Белгородской области действуют телефон доверия ОСБ 230-740 и телефон доверия дежурной части 300-204. Ни одно сообщение от граждан мы не оставляем без внимания, проводим по каждому случаю проверку, о результатах которой информируем заявителя.


для комментариев используется HyperComments