04.12.2016, Воскресенье 02:58
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
11 августа 2016 г. 16:11:44

О чём писала газета рабочих и солдатских депутатов, кто был её первым редактором и что волновало революционно настроенных белгородцев

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Меж двух революций: какой была «Белгородская правда» на стыке эпох
Газета в октябре 1917 года

После Февральской революции 1917 года в Белгороде отмечался, как сейчас говорят, рост национального самосознания. Люди действительно верили, что стали хозяевами жизни и впереди их ждут благостные перемены.

Но профессиональными революционерами, претворяющими свои планы в жизнь последовательно, были только железнодорожники – единственные в то время представители рабочего класса в уезде. Плюс несколько идеологически подкованных типографских работников и вернувшиеся с фронта просвещённые солдаты. Именно они возглавили Белгородский Совет рабочих и солдатских депутатов.

Точно и деликатно

Удивительное это было время – между Февральской и Октябрьской революциями 1917 года. В том числе и для газеты, которую основала новая власть.

Первые номера «Воли народа» (выходила в июне – июле 1917-го) и сменившие её «Известия Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов» (август 1917-го – 1920-й) печатались на волне эйфории от свободы и демократии.

Издание позиционировало себя как «орган местной жизни». И, несмотря на явное революционное происхождение, было по‑настоящему интеллигентным. Авторы не унижали человеческое достоинство, исключали агрессию и тем более открытую травлю классовых противников.

Подобная деликатность сопровождала описание даже самых безобразных сцен из жизни белгородской управы, когда гласные опускались до оскорблений. Знатоки точного слова наверняка оценили бы и скрытый сарказм, и умение подать ситуацию, никого при этом не обидев. И уж если было какое‑то сомнение, что это произойдёт, под статьёй делалась приписка: «Ответственность за содержание редакция возлагает на…» и указывалось имя автора.

Постоянных авторов у газеты, судя по всему, не было. Революционные воззвания, письма активных белгородцев, перепечатки из центральной прессы, местные документы составляли содержание газеты.

Объявление в газете о благотворительном гулянье.
Объявление в газете о благотворительном гулянье.
Из архивов Российской государственной библиотеки

До копеечки

Первый Белгородский Совет рабочих и солдатских депутатов щепетильно подходил к освещению своей деятельности. А газета терпеливо разъясняла, почему не может быть выполнено то или иное поручение новой власти, публиковала финансовые отчёты.

Интересный пример. После первого благотворительного гулянья, устроенного белгородским комитетом РСДРП для создания рабочего клуба, 27 августа «Известия» разместили информацию о доходах с акции.

Продажа билетов дала 773,69 руб., буфет – 163,52 руб., цветы – 15,2 руб. и прочее. Расходы на проволоку, мытьё скамеек, гвозди – 14 руб., папиросы – 36,5 руб., Шилову за плакаты – 30 руб., перенос и починка рояля – 23 руб., богадельня Чумичова – 50 руб. и др.

Вот так, до копеечки, отчитывались революционные управленцы. 

 

 

Финансовый отчёт о первом благотворительном гулянье, опубликованный в газете.
Финансовый отчёт о первом благотворительном гулянье, опубликованный в газете.
Из архивов Российской государственной библиотеки

Жертвы революции

Самой сложной жизненной проблемой того периода был голод, о котором газета писала регулярно. В августе 1917-го в Белгороде ввели карточки на хлеб. После этого Совет рабочих и солдатских депутатов ежедневно «осаждался толпами жителей пригородных сёл: Песок, Пушкарной и др., просящих причислить их к городу и выдавать им хлебные карточки».

В сложившейся ситуации совет винил волостные власти, которые своим бездействием «только увеличивали разруху».

Между тем всё чаще звучали воззвания к поддержке, в том числе и финансовой, самой революционной власти.

«Совет нуждается в средствах, долг революционной демократии, чтобы он не нуждался в них. Обязанность всех и каждого дружно откликнуться в эти дни на нужды своего революционного центра: организовать сборы, собирать пожертвования, отчислять заработок» – так звучал эмоциональный призыв членов совета в «Известиях» 28 сентября.

Первая, свободная

Общество жило в напряжении, но явной вражды между людьми разных сословий ещё не было.
30 июля 1917 года (все даты приводятся в соответствии с оригинальными документами, то есть по старому стилю – прим. авт.) в Белгороде состоялись выборы новой городской Думы, куда вошли 35 человек, 26 из которых были членами социал-демократической партии.

«Это прекрасно выдержанный экзамен! Давно ли капитал казался силой, которой нечего противопоставить. Но вот пронеслось веяние свободы, демократия попробовала дружно свои силы – и где они, «отцы города»?» – писали «Известия Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов».

Тем не менее «отцы» делегировали своих представителей в городскую Думу от разных партий. Работала она недолго – на 15 октября 1917 года назначили перевыборы. Своих гласных выставили десять партий, списки которых опубликовали в газете.

 

Опубликованные списки кандидатов в городскую Думу.
Опубликованные списки кандидатов в городскую Думу.
Из архивов Российской государственной библиотеки

 

Кто есть кто

Этот уникальный документ даёт представление и о демократии того времени, и о пути в революцию будущих лидеров белгородской территории. В нём ещё не запуганные репрессиями граждане писали о своём происхождении, роде занятий и даже домашние адреса.

Так, полное имя будущего председателя Белгородского революционного комитета рабоче-крестьянского правительства 1918 года Меранвиля – Леонид Александрович Меранвиль‑Де-Сент-Клер. 29 лет от роду, присяжный поверенный (по‑современному – адвокат), состоял во фракции меньшевиков Российской социал-демократической рабочей партии (РСДРП) и проживал в доме Ламонова на Базарной площади.

В меньшевистском блоке был зарегистрирован и первый редактор газеты «Воля народа» – 40-летний машинист Южной железной дороги Фёдор Фёдорович Чукмасов. Эта информация, честно говоря, стала для нас неожиданностью. Руководитель революционной газеты долгие годы ассоциировался с большевиками и в краеведческих документах значился членом РСДРП с 1905 года. К сожалению, все попытки больше узнать о судьбе этого человека удачи не принесли. Ни в учётных документах РСДРП, ни в каких‑либо других последующих документах советской власти его имя не встретилось.

А вот будущий чекист Иван Густавович Озембловский (29 лет) состоял в большевистском блоке РСДРП, преподавал в коммерческом училище и жил на Соборной площади в доме Рощупкина. Он, кстати, неоднократно упоминался «Известиями», которые рассказывали о его деятельности и боевом запале (свой крутой нрав революционер позже проявил в беспощадных карательных операциях в Белгороде и Курске).

Большевиками были будущие члены ревкома и уикома 36-летний техник городской управы Пётр Платонович Соколов и 37-летний машинист Южной железной дороги Пётр Александрович
Костюков, который жил (по тогдашней нумерации) в доме № 5 на улице Народной.

Первый редактор газеты Фёдор Чукмасов - 40-летний машинист Южной железной дороги.
Первый редактор газеты Фёдор Чукмасов - 40-летний машинист Южной железной дороги.
Из Государственного архива новейшей истории Белгородской области

Партийная демократия

Впрочем, кроме РСДРП(б) в партиях, выставлявших своих кандидатов в городскую Думу, не было чёткой социальной или возрастной градации.

Например, от Трудовой народно-социалистической партии выдвигались директор мужской гимназии Герман Линсцер, священник Алексей Попов, счетовод Михаил Волков, рабочие, студенты (всего 25 человек).

От партии «Народная свобода» – ревизор поезда Николай Наумов, врач Николай Слатин, торговец Константин Шумаров, студент-медик Василий Федосихин и управляющий типографией Вейнбаума Георгий Янопольский.

Сам же знаменитый издатель Александр Александрович Вейнбаум (кстати, все революционные газеты печатались в его «электрической типографии», в том числе и после её национализации) баллотировался от Белгородского еврейского общества, которое выдвинуло ещё четверых кандидатов.

В большевистском блоке от РСДРП, помимо уже названных кандидатов, присутствовали надсмотрщик телеграфа, слесари, рабочий мельницы, медник, телеграфисты. Подавляющее большинство составляли работающие на ЮЖД.

Газета публиковала также адреса избирательных участков и «тактические платформы» партий. Лозунг будущей Думы был такой:

«Чудес никто не вправе требовать и ожидать, силы людей ограничены, но все программные обещания будут честно выполнены».

По результатам выборов со значительным перевесом победили большевики, от которых в новое собрание вошли 25 гласных. Блок меньшевиков представляли шесть человек, остальные же партии и вовсе по одному-два человека.

 

 

Иван Густавович Озембловский (29 лет) баллотировался от большевистского блока РСДРП в городскую Думу.
Иван Густавович Озембловский (29 лет) баллотировался от большевистского блока РСДРП в городскую Думу.
Из Российского государственного архива социально-политической истории

Новый формат

Период классовой договорённости и относительного затишья между двумя революциями был коротким.

«Капитал переходит в наступление по всем направлениям. От тактики саботажа капиталисты переходят к наступлению», – резюмировала газета накал революционной ситуации 20 октября 1917 года.

И вот 29 октября 1917-го сообщение:

«Сегодня ночью революционный комитет занял вокзалы, государственный банк, телеграф и почту. Теперь занят и Зимний дворец. Правительство будет низложено. Сегодня в 5 часов открывается съезд Советов. Переворот произошёл спокойно: ни одной капли крови не было пролито. Все войска на стороне военно-революционного комитета».

А ниже – информация об аресте Временного правительства 26 октября.

Происходит разительная перемена в тоне и стилистике «Известий Белгородского Совета рабочих и солдатских депутатов»:

«Рухнуло правительство народного позора и обмана. Осиновый кол на его могилу поставит благодарный революционный народ… Наш Совет тоже пережил не одну трудную минуту. Неорганизованный, сумбурный уезд, умышленно оставленный в темноте, невежестве и дикости; горсточка проходимцев, монополизировавшая право говорить от имени крестьянства и ведущая антинациональную и погромную агитацию. Вот обстановка последних дней».

Практически с этих слов и зародился новый формат издания: изобличающий, напористый, против всех, кто не примкнул к новой власти или сомневался в её дееспособности.


 

При подготовке статьи использованы документы Государственного архива Белгородской области,
Российского государственного архива социально-политической истории и Российской государственной библиотеки.


для комментариев используется HyperComments