• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
19 июня 2015 г. 14:17:04

История о том, почему добрые дела очень важны во время войны и как ставят на ноги людей, которые лишаются конечностей

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Место для шага вперёд

27 августа 2014 года житель Донецка Максим Сирота вышел в магазин и уже на выходе из дома попал под миномётный обстрел. Кадры с его ранением и госпитализацией вскоре оказались и на YouTube.

«Так получилось, что мина взорвалась возле меня. Оторвало левую ногу, её ампутировали. Потом был в больнице, до ноября. Не заживало долго. Были и другие ранения… Когда выписали из больницы, изготовили первоначальный протез. Потихоньку начал ходить и пытался найти возможности заменить свой протез на хороший», – вспоминает Максим.

2 марта 2015 года гендиректор Центра протезирования верхних и нижних конечностей «Ортобел» Маргарита Белоусова написала письмо в МЧС. В связи с трагедией на юго-востоке Украины коллектив компании решил бесплатно сделать два протеза голени и два протеза бедра пострадавшим. На момент получения письма в ведомство за такой помощью никто не обращался.
Вскоре через знакомую в московском «Склифе» Максим вышел на МЧС, где уже лежало письмо от Маргариты Белоусовой. В апреле их состыковали, и уже через месяц Максиму установили один из лучших протезов в мире – одной немецкой компании.

«Если протез правильно подобран с учётом физиологических данных человека, с учётом его здоровья,  активности, то он полностью возвращает его к жизни. Он может стоять, сидеть, активно ходить, двигаться, он самостоятелен. Он может даже заниматься облегчёнными  физическими упражнениями. Если желание человека есть, он может вернуться в ту жизнь, которой он жил. Да, будут какие-то моменты, которых раньше не было, но, в принципе, всё в руках человека. С нашей стороны всё, что мы можем, – делаем. Но со стороны пациента должно быть огромное желание. Научиться ходить, пользоваться протезом – не каждый готов через это пройти: это очень тяжёлый, титанический труд», – говорит Маргарита Белоусова.

Максим Сирота говорит, что он хоть и единственный, кто обратился за помощью в протезировании через МЧС – реально в зоне военного конфликта инвалидов очень много.

«Да, людей таких очень много, от ополченцев до простых мирных бабушек… Очень много детей и взрослых. На ту помощь, которую в Донецке могут оказать, нужны реально большие деньги, которых у людей нет. Госпиталь, где я лежал, постоянно получает медикаменты в рамках гуманитарной помощи из России. Эти конвои встречают там, аплодируют им. Если бы этого не было, было бы, наверное, в 10 раз хуже. Но вот врачей очень мало осталось. Те доктора, которые остались, высокопрофессиональные, но ведь иногда тоже не прыгнешь выше возможностей… Так, потихонечку, если бы дали мир, я думаю, всё бы уже налаживалось. Если бы не бомбили…» – говорит Максим.

  • Максим Сирота в Белгороде.

  • Максим Сирота и Маргарита Белоусова

Локальная история помощи человеку, пострадавшему от войны, теперь вполне может перерасти в большое дело. Так часто бывает. Маргарита Белоусова и Максим Сирота хотят создать благотворительный фонд, который будет помогать в протезировании людям, пострадавшим от военных действий. Максим может стать представителем фонда в Донецке и направлять сюда людей, нуждающихся в помощи.

«Мы договорились с Маргаритой Борисовной, что, когда вернусь, в силу возможностей постараюсь достучаться до людей, чтобы сюда ехали те, кому могут помочь. Городок у нас вроде бы немаленький, но все ведь всё равно друг друга знают. Я попытаюсь», – верит в свои силы Максим.
Несмотря на то что белгородские специалисты решились помогать пострадавшим в военном конфликте на Украине, в самой Белгородской области, как выясняется, с протезированием и реабилитацией пока всё очень сложно.

Глобальная система помощи людям, лишившимся конечностей, в СССР создавалась после Великой Отечественной войны. Во всех регионах Союза открывались протезно-ортопедические предприятия. Белгородская область, как известно, на тот момент находилась в составе Курской и Воронежской областей и стала самостоятельным регионом только в 1954 году. В итоге с момента создания области инвалиды так и не получили здесь такого центра. Для процедур и последующих консультаций многим нужно ездить в Курск или Воронеж, что, учитывая всё-таки ограниченные возможности инвалидов, большая проблема.

«БелПресса» уже рассказывала, что в марте 2015 года «Ортобел» попросил гектар земли в белгородском мультипарке для строительства протезно-ортопедического реабилитационного центра. Губернатор идею поддержал.

Пока никакого решения в мэрии не принято. Если землю выделят, то на строительство уйдёт около двух лет.

«Мы три года ставим вопрос о том, чтобы нам выделили землю для строительства именно этого центра.  Там будет оказываться медицинская помощь, реабилитация. Ампутаций с каждым годом больше. - говорит Маргарита Белоусова. - У этих людей должен быть центр, где они могли бы учиться пользоваться установленными протезами, получать в этом профессиональную помощь, в том числе психологическую, чтобы в социуме чувствовать себя комфортно. Пока всё это происходит в кустарных условиях».

Если такой центр наконец-то появится в Белгородской области, своё место для шага вперёд получат более 7 000 инвалидов, лишившихся рук и ног. Это бесплатная помощь, финансируемая из Фонда обязательного медицинского страхования. Пока же после протезирования люди просто отправляются домой, чтобы жить, как получится.


для комментариев используется HyperComments