• 63,87 ↓
  • 68,69 ↑
  • 2,45 ↑
29 марта 2016 г. 18:21:06

Умри, лебедь! Блистай, Кармен!

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Красота в пачке
Алиса Зылёва. Фото Вадима Заблоцкого

«Где Белгород и где балет?» – спросишь ты. Отвечаем: Белгород – на юге Среднерусской возвышенности, а балет – в Белгородском государственном институте искусств и культуры. Солистка институтского театра «Молодой балет» 19-летняя Алиса Зылёва рассказала «ОнОнасу» о цене успеха и мебельном лаке в пуантах.

Стальная куколка

– Глядя на твои сценические фото, так и хочется воскликнуть: «Вот это куколка!» Твоя мама говорит, что ты пробивная, как паровоз. А на самом деле ты какая?
– Я очень целеустремлённый человек. Всегда ставлю перед собой несколько больших целей и стараюсь сделать так, чтобы каждый день был прожит не зря, приближал меня к тому, о чём я мечтаю.

– И какая же сейчас главная цель?
– Сейчас я много репетирую, работаю над своей техникой. У нас скоро спектакли, выезды с нашим театром балета, которым руководит Виктор Ганженко. Так что основная моя цель – привести себя в форму после новогодних каникул, чтобы лицо института показать во всей красе.

– Как давно ты солируешь и каково это – быть в центре внимания на сцене?
– Сольные партии мне стали давать только во втором семестре первого курса (сейчас Алиса учится на втором – прим. авт.). Прошла все тернии балетного пути: начинала танцевать в задней линии кордебалета. Мои способности заметили руководители и начали потихоньку выводить вперёд, давать сольные партии. А потом – и главную роль.

– Ты про заветную для всех балерин партию Одетты из «Лебединого озера»?
– Да, про неё. Ещё я танцую вариацию Кармен в балете «Кармен-сюита», солирую в «Шопениане», выступаю с сольным номером «Умирающий лебедь». Ответственность немаленькая, поэтому все мои движения должны быть отработанными. Я постоянно думаю о том, как можно сделать танец или отдельные его движения лучше, точнее.

– У тебя завидная карьера, а коллектив в основном женский… Стекло в пуанты никто не подсыпал из зависти?
– Нет, что вы! Таких интриг у нас нет. Я стараюсь со всеми поддерживать хорошие отношения, поэтому и мне никто зла не желает… По крайней мере, каких-то внешних проявлений зависти я не замечала.

По зову крови

– Почему не вальс, не латина, а именно балет?
– Мне всегда нравилась классика и академичность. Академический вокал, академический танец, классическая музыка. Ещё в детстве, когда смотрела телевизор и на канале «Культура» попадала на балет, никогда не переключала. Я и сейчас, просматривая видеозаписи с выступлениями моих любимых балерин, могу залипнуть чуть ли не на сутки…

– И кто же твои кумиры в балете?
– Мне нравятся российские балерины. Они отличаются от иностранных своей самобытностью. Поэтому я считаю, что русский балет лучший. Мои любимые – Евгения Образцова, Светлана Захарова, Ульяна Лопаткина. Все они сейчас танцуют.

– Ты, наверное, родилась в пуантах?

– Почти. Лет с пяти начала заниматься балетной гимнастикой. Эти занятия как подготовка к классическому танцу: много упражнений на растяжку, развитие гибкости. В девять пошла на восточные танцы, но они мне быстро разонравились. Не было там моей любимой академичности. Потом в одиннадцать лет пришла в студию шоу-балета. Там два раза в неделю были занятия классическим танцем и один раз – современным. Я стала к станку и поняла, что мне это безумно нравится.

  • Виктор Ганженко, руководитель театра балета БГИИК.

  • «Лебединое озеро».

– А в роду балетных не было?

– Мама в детстве, кажется, занималась бальными танцами. А вообще предки, чью фамилию я ношу, были цыгане…

– Ого! Значит, всё-таки кровь сказалась! И поёшь хорошо?
– Я вообще одно время хотела стать певицей. Даже думала в консерваторию поступать. Пела с раннего детства. Но на фоне ежедневных занятий вокалом стали всё чаще возникать лор-заболевания. Ну и моя любовь к танцам со временем росла. Так что, когда мы переехали в Белгород (Алиса до 14 лет жила с семьёй в Новосибирске – прим. авт.), я нашла себе студию танцев, а студию вокала решила уже и не искать. К тому же я тогда училась в девятом классе: подготовка к экзаменам, времени мало. И я решила сконцентрироваться на чём-то одном.

– У тебя есть ещё какие-нибудь увлечения, кроме балета?
– Сейчас институт забирает всё моё время, с утра до вечера. Я даже перед сном, когда слушаю музыку, мысленно сочиняю какие-то танцы. Читать люблю. Кстати, тоже классику. Сейчас вот «Бремя страстей человеческих» Моэма дочитываю...

Булочки – зло!

– Давай вернёмся к балету и всему, что с ним связано. Булочки – зло?
– О да! Одно дело – обычная девушка. Она может быть стройной или
полненькой – как ей захочется. Но когда ты выступаешь на сцене – должна быть эстетика. Особенно в балете. Когда артисты балета надевают свои светлые трико и костюмы, да ещё в свете рампы, – килограммы добавляются. Плюс пять точно. Особенно это заметно на видео.

– И чем же ещё, кроме воздуха, питаются балерины?
– Я стараюсь придерживаться принципов правильного питания. Завтракаю обычно овсяной кашей и пью кофе – для энергии. На обед беру в институт из дома варёное яйцо и отварную курицу – мне нужно есть много белка для мышц. Иногда в институтской столовой ещё каким-то салатиком капустным перекусываю. А вечером… Как повезёт (смеётся). Если мама не купит каких-нибудь вкусняшек, тогда диету не нарушу.

«Лебединое озеро».
«Лебединое озеро».
Фото из архива БГИИК

Белгородский трамплин

– Кем видишь себя через пять лет?
– Хочу танцевать в балетной труппе. Не обязательно солисткой. Просто я настолько люблю балет, что если попаду в профессиональную труппу, например одну из петербургских, то буду безумно счастлива.

– Потому и решила получить профессиональное хореографическое образование, а не оставила увлечение танцами на уровне хобби?
– Когда встал вопрос выбора будущей профессии, я очень долго колебалась. Но ближе к окончанию школы мой хореограф сказал мне: ты танцуешь, тебе это нравится, так почему бы не сделать это своей профессией? Я задумалась. И поняла, что, в принципе, и не вижу себя кем-то другим. Я, конечно, на всякий случай подала документы на другие специальности: на учителя английского, русского языка и литературы, социолога. Но это были просто запасные варианты. Я была уверена, что поступлю именно на хореографию.

– И в итоге из института культуры ты выйдешь дипломированным…
– …педагогом-хореографом детской школы искусств. Но преподавать буду потом. Сначала я хочу реализовать себя как исполнитель, а потому уже поработать педагогом. Время у меня есть. Хотя у балерин танцевальный век короткий… Вот говорят: а почему нельзя танцевать в 50 лет? Да танцевать-то можно, но смотреть на это нельзя. Ну и силы уже не те… Зато к этому возрасту у меня, например, будет большой опыт исполнителя. И педагогическое образование.

– Вот ты вначале говорила о развитии танцевальной карьеры. Но в Новосибе, как нам кажется, для этого больше возможностей, чем в Белгороде?
– Как посмотреть. Новосибирск, конечно, большой и красивый город. Там много разных театров, культурная жизнь кипит… Но он далеко от центра. Белгород всё же ближе к Москве, к Питеру, к Европе. И, несмотря на то что это маленький город, из него, как мне кажется, легче пробиться наверх. Именно благодаря его географической близости к столице. Хотя если бы в наш город приезжало больше профессиональных танцоров, активнее развивалось культурное направление, и я, и другие начинающие артисты балета были бы очень рады.

«Давайте потанцуем?»

– Ты, наверное, с репетиций не вылезаешь?
– Да, репетирую каждый день. Мне повезло, что я стала солисткой нашего театра и со мной занимается такой замечательный педагог, как Виктор Александрович (Ганженко – прим. авт.). В любое свободное время я ему звоню и говорю: «Виктор Александрович, давайте потанцуем?» У нас есть и хореографические пары: классический танец, русский танец, бальный танец и ансамбли. Общие репетиции с театром «Молодой балет». А ещё я занимаюсь современными танцами в стиле модерн в театре свободной пластики «Высота».

– И какой должен быть график, чтобы всё уместилось в один день?
– Просыпаюсь обычно в 5:30. Моё утро чётко распланировано: зарядка, качаю пресс, контрастный душ. Завтракаю и готовлю себе обед, чтобы взять его с собой в институт. В первой половине дня у меня обычно пары. Потом, на большом перерыве, когда у всех обед, я индивидуально занимаюсь с Виктором Александровичем – отрабатываю свои партии. Затем идут репетиции в ансамблях, которые длятся обычно по четыре часа. Домой попадаю поздно, часов в 7–8 вечера. А перед сессией я в институте вообще до 21:00 – до самого его закрытия. С 8, а иногда и с 7 утра.

– А жить с таким графиком ты вообще успеваешь? Куда-то с друзьями гулять ходишь хотя бы на выходных?
– Выходные я обычно провожу дома. Отсыпаюсь. У меня много друзей в институте, я провожу там с ними целые дни. Так что общения мне хватает.

Алиса Зылёва.
Алиса Зылёва.
Фото Вадима Заблоцкого

На кончиках пуантов

– Давай теперь поговорим о балетном антураже. Костюмы для выступлений где берёшь?
– Вот эту пачку, которая на мне, сшил институт для нашего балета по моим размерам. Некоторые костюмы, например для образа Кармен, я шила сама с маминой помощью. Иногда мне их делают на заказ. А вот пуанты, к сожалению, мне приходится покупать самой – одна пара стоит две тысячи рублей. Изнашиваются они очень быстро – буквально за месяц. Это происходит потому, что покрытие на сценах, на которых мы выступаем, не предназначено для балетной обуви. О деревянный пол пуанты очень быстро стираются, ломаются, теряют форму. Да что там покрытие! Порой на сцене такие щели между досками, только и смотри, чтобы в танце туда нога не провалилась. Так и до перелома недалеко…

– И что же, каждый месяц новую пару балетной обуви покупаешь?
– Приходится. Чтобы для выступлений они были новенькие, красивые. А внутрь старых я заливаю мебельный лак. Он там застывает, и в пуантах ещё какое-то время можно на репетициях танцевать. Сейчас хочу себе профессиональную балетную обувь купить – фирмы Gaynor Minden. Их прима может год носить. А у меня они ещё дольше должны продержаться. Но стоят эти пуанты как четыре пары обычных.

– А вот ты перед фотосессией какие-то штучки прозрачные в пуанты вложила…
– Это силиконовые вкладыши. Они ещё поролоновыми бывают. Пуант ведь твёрдый. Если туда ничего не вкладывать, балерина быстро бы устала. Это была бы жуткая боль, переломанные пальцы… Так что мнение о том, что мы в пуантах прямо вот на кончиках своих пальцев стоим, ошибочное.

– О самых частых балетных болезнях все наслышаны. От повышенных нагрузок страдает всё тело, особенно ноги. Да и уровень травматизма в балете высок…
– Слава богу, у меня всё обходилось максимум какими-то растяжениями или ушибами. Я за этим серьёзно слежу. Чтобы нигде, не дай бог, коленкой не удариться – это ахиллесова пята танцора. Стараюсь, чтобы стопы всегда были разогреты. Вот даже перед нашей фотосессией я просто руками ноги растирала – готовила мышцы к нагрузке. А вообще, на репетициях и перед концертом я надеваю на себя тёплые штаны с эффектом сауны и тёплую кофту. В процессе разогрева постепенно снимаю с себя лишнюю одежду. Потом танцевать легко. И жарко – даже в пачке.

Любовь – не с первого взгляда

– Давай отойдём от танцевальной темы. Ты красивая, яркая девушка. От парней наверняка отбоя нет. Какие качества больше всего ценишь в молодых людях?
– Я не люблю, когда со мной знакомятся на улице или в соцсетях. Потому что понимаю, что человеку я понравилась только из-за внешности. Меня это сразу отталкивает. Я считаю, что близкие отношения – те, которые плавно перетекли из дружбы. Они могут возникнуть только тогда, когда ты человека хорошо знаешь, тебе с ним хорошо и интересно.

– То есть в любовь с первого взгляда не веришь?
– В принципе нет. Не верю. Для любви нужно общение. Нужно сначала узнать внутренний мир человека.

– Но парней всё-таки много вокруг вьётся?
– Не замечала. Сейчас большую часть времени я провожу в институте. Вижу одних и тех же людей. И в принципе не заморачиваюсь тем, как выгляжу, красивая ли у меня причёска. У меня постоянно тренировки, я всё время в тренировочной одежде, с пучком на голове. У меня конкретная цель – танцы. Поэтому не до отношений. Когда училась в школе, круг общения был шире и знакомств больше. А сейчас мало с кем знакомлюсь.

– Некоторые говорят, что в жизни надо попробовать всё. Что для тебя это «всё»?
– Что-то экстремальное мечтаю сделать: прыгнуть с парашютом, на вертолёте полетать, например. А ещё мне очень хотелось бы попутешествовать по миру. И прежде всего – побывать в Австралии…

– Далековато. Почему именно там?
– В Австралии живут мои тётя с троюродной сестрой и друг. Они много рассказывают об этой замечательной стране. Там очень тепло и кенгуру бегают. А вместо голубей – попугаи…


для комментариев используется HyperComments