• 66,88 ↓
  • 76,18 ↑
  • 2,39 ↓
3 февраля 2018 г. 12:35:22

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Красная шаль на белом снегу. Как Галя Фесенко погибла во имя Победы
Фото Вадима Заблоцкого

Страшно становится от мысли, что сейчас я сижу в тёплом кабинете, ем мандаринку и пишу текст, а 75 лет назад моя ровесница помогла освободить волоконовское село от фашистов.

Помощь партизанки

Холодной зимой 1943 года наши солдаты освобождали Волоконовский район от немецких захватчиков. К концу января уже освободили Волоконовку, Нижние Лубянки, хутор Евдокимов и только в Верхних Лубянках крепко засели оккупанты. Они отстреливались, втащив орудия в сараи и дома. Детей и стариков посылали на расчистку дороги под верхнелубянской горой, где машины буксовали, заставляя немцев злиться ещё больше. Отбить у оккупантов село помогла хрупкая, но отважная Галя Фесенко.

Молодая девушка в эти суматошные дни мало жила в родном селе, постоянно куда‑то уходила: то переночует у сестры в Красном Пахаре, то у тёти в Евдокимове. Так думали односельчане, пока однажды сестра не увидела у Гали советские листовки о положении на фронтах. Оказалось, что несколько раз Галя переходила приблизившуюся вплотную линию фронта, чтобы сообщить командованию об огневых точках противника. Но самое сложное задание – нарушить немецкую линию связи в Лубянках – оказалось последним.

В метель и январский мороз комсомолка пробралась к протянутой под горой линии связи и перерезала кабель. Задание она выполнила, но немцы заметили мелькнувшую в ночи красную шаль. Галю, прятавшуюся в подвале одного из домов, нашли.

Её пытали в учительском доме возле трассы. Хозяйка дома Анна Михайловна, находившаяся за стенкой, онемела, услышав, как пальцы девушки вставляли в дверной проём и ломали. Но партизанка ни слова не сказала. Её изуродованное тело нашли местные мальчишки в сугробе возле сарая через дорогу, а опознали по той самой красной шали.

Галина Фесенко
Галина Фесенко

Отнеслись по‑советски

Войдя в село, наши офицеры узнали о гибели разведчицы.

«Эту девушку я посылал на задание. Она погибла за Родину, за наше счастье. Если я не останусь в живых, то вы позаботьтесь о том, чтобы к подвигу Гали отнеслись по‑советски, она сделала для победы очень многое», – слова одного из офицеров местные жители вот уже 75 лет передают из уст в уста.

Историю Гали Фесенко мне рассказала ветеран войны и труда Дина Тимофеевна Бут, которая знала разведчицу лично. Когда пришла война, ей было 12 лет.

«Она жила недалеко от нас, на соседней улице. Её отец был участником войны 1914 года, он не ходил, а ползал, ноги у него парализовало. После его смерти Галя воспитывалась в детском доме в Пятницком. Была аккуратной девушкой, примерной ученицей. Недолго успела проработать на сахарном заводе в Новой Таволжанке Шебекинского района», – вспоминает Дина Тимофеевна.

Если убьёт, то сразу всех

Дина Тимофеевна с дрожью в голосе вспоминает военное время. В 13 лет она пахала на коровах – больше некому было. На фронте были отец, два брата и сестра, а всего в семье – восемь детей.

«Поля были сильно поросшие сорняком. Всё вручную делалось, только у нас не было рукавиц, перчаток и даже обуви. На руках и ногах нарывы не сходили», – признаётся она.

Никогда не забудет ветеран встречу с русскими пленными, которых немцы жестоко гнали через село.

«Зной стоял страшный. Наших жалко, они же пить хотят. Тогда вместе с другими детьми мы подкатили к дороге бочку с водой. Опасно было, немцы могли нас застрелить, но мы всё равно подавали ковш с водой, кто‑то успевал сам зачерпнуть, – рассказывает Дина Тимофеевна. – А когда русские немцев гнали, то устраивали им отдых под вербами».

Верхние Лубянки было большое село, два колхоза, но выгорело много при бомбёжке. По словам Дины Тимофеевны, на Верхние Лубянки сбросили больше 300 бомб.

«Мы не находили себе места, было очень страшно. Жители прятались где могли, убегали в горы. Маме предлагали бежать, но она боялась, что её убьют по дороге и мы останемся одни, поэтому сидели все вместе в подвале. Мама говорила: «Если убьёт, то сразу всех». Ломом двери подпирали, а они от взрыва всё равно открывались, дети кричали», – вспоминает ветеран войны.

Дина Бут.
Дина Бут.
Фото Анастасии Писаревской

Трупы подо льдом

Бой за Верхние Лубянки в январе 43-го был кровопролитным и тяжёлым. Погибших солдат хоронили местные жители.

«Тогда не было пруда между Верхними Лубянками и Евдокимовым, а просто болотистое место. Когда поверхность замерзала, из‑подо льда повсюду виднелись трупы, – говорит Дина Тимофеевна. – Мы находили погибших, клали их в воронки от взрывов, прикрывали дёрном, белыми камнями выкладывали надпись «Вечная память». Таких могил мы много сделали».

Немцы въезжали в село смелыми вояками на мотоциклах, а отступали замёрзшими, укутанными в разное тряпьё.

«В военное время вши были у всех. Но в нашем полотняном белье они не задерживались, а немцы страдали – в их трикотажной ткани вшей больше поселялось. Они раздевались догола, вешали одежду на морозе и веником её обметали, но это не помогало. Когда немцы отступали, они распространяли листовки с таким текстом: «Прощай, вшивая Русь, я к вам больше не вернусь». Думали, что мы их тут ждём», – говорит Дина Тимофеевна.

Память свято чтут

Могила Галины Фесенко находится возле школы, на улице, названной в её честь.

«При отступлении немцы расстреляли двух полицаев, отец одного из них сделал двухместный деревянный гроб. А тогда трудно было и одну доску найти, – отмечает пенсионерка. – Но когда пришли наши, то приказали похоронить в нём Галю на колхозном дворе рядом с красноармейцами. Спустя время её перезахоронили в школьном саду».

В Верхнелубянской школе, в которой Дина Тимофеевна работала учителем русского языка и литературы, была дружина имени Гали Фесенко. В бывшем историческом кабинете сохранился деревянный стенд с именами погибших солдат и портретом Гали Фесенко.

Сегодня Дина Тимофеевна и её невестка Елена Павловна присматривают за могилой партизанки. Это место стало памятником, к которому приходят молодожёны возложить цветы, возле неё принимали в октябрята и пионеры, здесь собираются школьники 9 мая и в день освобождения села. Про Галю не забывают и в обычные дни: вот кто‑то оставил свежие конфеты на её надгробии.

«Наверное, щедровальщики, – предположила Елена Бут. – Память о Галином подвиге здесь свято чтут».


для комментариев используется HyperComments