• 63,39 ↓
  • 68,25 ↓
  • 2,46 ↑
3 июня 2016 г. 17:41:02

Корреспондент «БелПрессы» побывала на Едином госэкзамене в качестве общественного наблюдателя

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Как я ЕГЭ контролировала
Фото Вадима Заблоцкого

Общественные наблюдатели – это люди, которые следят за соблюдением всех положенных процедур во время ЕГЭ и сообщают организаторам о нарушениях. По правилам, стать наблюдателем может любой гражданин России, который аккредитовался в местных органах образования.

ППЭ-02 или 1-АП?

Чтобы экзамены проходили честно, в этом году во всех белгородских пунктах проведения и в региональном центре обработки информации видеонаблюдение работает только в онлайн-режиме (раньше записи из некоторых пунктов не транслировали в реальном времени). В каждом пункте подавляют мобильную связь. За этими и другими тонкостями и должны следить общественные наблюдатели.

Я начала вспоминать, что знаю об итоговой аттестации школьников. Оказалось, что немного. Сама я сдавала ЕГЭ только по русскому языку и математике. Было это в тот год, когда новый формат только вводили в качестве эксперимента. А наблюдатель без специальных знаний, по сути, бесполезен. Выход нашёлся: восполнить пробелы помогло дистанционное обучение на сайте egebook.ru. Курс стартовал в конце марта и длился до конца мая.

Программа предложила мне пройти предварительное тестирование, что я не преминула сделать, понадеявшись, что, возможно, учиться и не придётся. Но я была слишком самонадеянна. Компьютер выдавал вопросы типа: «Какая форма используется при подаче апелляций?» – с вариантами ответов «ППЭ-02», «2-АП», «1-АП», «ППЭ 18-МАШ» и «ППЭ-03». Или предложил выбрать из федеральных законов, приказов Минобрнауки и постановлений правительства документ, который регулирует работу информационной системы для ГИА.

Сдать тест с нужным количеством баллов мне не удалось, так что пришлось изучить материалы, рассчитанные на пять академических часов. После этого итоговый тест я сдала с первого раза и мне прислали по электронной почте сертификат о том, что я успешно прошла обучение.

Фото Вадима Заблоцкого

Никакой родни

С чувством выполненного долга я отправилась в Белгородский региональный центр оценки качества образования на Кутузова, 19, который аккредитует общественных наблюдателей. Встретили меня очень вежливо и первым делом поинтересовались, к какой организации я отношусь и не студентка ли? Я ответила, что сама по себе изъявила желание. На лицах работников центра выразилось небольшое удивление. Судя по всему, таких добровольцев к ним приходит немного.

«Наблюдателями на ЕГЭ нередко становятся члены общественных организаций и представители политических партий, которые стремятся вести активную деятельность, особенно в период предвыборных кампаний. Также регионы часто привлекают к этому студентов, – объяснил «БелПрессе» ответственный секретарь комиссии по развитию науки и образования Общественной палаты РФ Юрий Съедин. – В целом же какой‑либо статистики по сферам основной деятельности общественных наблюдателей не ведётся».

В заявлении на аккредитацию меня всё‑таки попросили помимо Ф. И. О., паспортных данных и номера телефона указать организацию, представителем которой я являюсь. Я написала «домохозяйка», чтобы ко мне как к представителю СМИ не стали относиться как‑то особенно. Предупредили и об ограничении: мама или другие родственники школьника, проходящего итоговую аттестацию, не могут присутствовать на экзамене, так как у них имеется личная заинтересованность. Когда человек подаёт заявление, впоследствии родственные связи проверяют. Родственников-одиннадцатиклассников у меня не имеется, так что с этим проблем не возникло.

Принимавшая заявление сотрудница предложила также вписать туда адрес моей электронной почты, чтобы мне не пришлось во второй раз ехать в центр и забирать удостоверение общественного наблюдателя лично.

Сертификат о прохождении обучения у меня никто так и не спросил. Правда, дистанционный курс и не обязателен. На обучающем сайте в этом году зарегистрировался 101 человек из Белгородской области, в то время как всего в регионе аккредитовали более 600 наблюдателей, что почти вдвое больше, чем в 2015-м.

Через три рабочих дня мне перезвонили и сообщили, что удостоверение готово. Вот только пересылать по электронной почте его всё‑таки не захотели. Пришлось ехать на Кутузова – забирать документ.

Фото Вадима Заблоцкого

Студенты-наблюдатели

Я выбрала первый в этом году обязательный предмет – русский язык. Его в 43 пунктах проведения экзамена региона сдавали более 7 тыс. человек. Ещё 4,5 тыс. человек обеспечивали проведение ЕГЭ. В их число входят и общественные наблюдатели.

Вооружившись блокнотом, ручкой, удостоверением и паспортом, 30 мая я отправилась в школу в Майском, где за парты должны были сесть дети из нескольких населённых пунктов Белгородского района. На входе мои данные записали в журнал, после чего с другими наблюдателями нас проводили в кабинет, где мы оставили вещи. Затем я прошла в аудиторию, уже заполненную контролёрами. Их было не менее 20 человек, среди которых выделялись несколько молодых людей в синих футболках с надписью «Корпус общественных наблюдателей».

«Мы работаем со студентами высших учебных заведений, – объяснил координатор областного корпуса Анатолий Зайцев. – С декабря запускается информационная кампания в вузах, после чего любой желающий студент может выразить желание вести общественный контроль на ЕГЭ, заполнив специальную анкету. После этого ребята присутствуют на обучающем семинаре и проходят тестирование. Те, кто в результате набрал необходимое количество баллов, становятся общественными наблюдателями. В этом году их 33. Они контролируют 23 школы области. Также в регионе работает ещё около 50 студентов – общественных наблюдателей из Курской области».

Не к чему придраться

Наблюдателям раздали спецформу, которую они заполняют по ходу экзамена, отмечая нарушения.

«Для проведения экзамена задействовано девять аудиторий на двух этажах, а штаб у нас находится на третьем этаже, там вы можете задать интересующие вас вопросы. Уйти можете в любое время, поставив отметку о времени завершения наблюдения», – рассказала руководитель пункта проведения экзамена Светлана Козлова.

Тут выяснилось, что места в аудиториях достались далеко не всем – к каждой прикрепили по одному наблюдателю.

«Остальным заходить в аудитории нельзя. Вы будете мешать детям сдавать экзамен, и они потом могут подать апелляцию по этому поводу», – объяснила член экзаменационной комиссии Ольга Киреева.

Мне конкретного кабинета не досталось, и я пошла следить за порядком ко входу в экзаменационный пункт, куда как раз стали заходить дети. Большинство из них совсем не выглядели напуганными – ребята шутили и смеялись, а раздражение на некоторых лицах проявлялось, только когда одиннадцатиклассников начинали проверять при помощи ручных металлодетекторов. Только один молодой человек время от времени складывал руки в молитвенном жесте и повторял: «Ой-ой-ой-ой!».

Фото Вадима Заблоцкого

Ничего запрещённого у школьников не нашли. Вопрос вызвал найденный у одного из них баллончик с лекарством, но всё‑таки парню разрешили пройти. Ещё у одного металлодетектор среагировал на жевательную резинку в упаковке из фольги, а у двух юных курильщиков отыскали в карманах пачки сигарет.

Дети разошлись по аудиториям, а я отправилась сверять пункты в выданной мне бумаге с реальностью: например, присутствует ли в штабе телефонная связь и сейф для хранения экзаменационных материалов, есть ли помещение для медработников, закрыты ли стенды со справочной информацией по сдаваемому предмету. Среди прочих был и пункт о том, что незадействованные в проведении экзамена помещения должны быть закрыты и опечатаны. Я зашла на этаж, где экзамен вообще не проходил, но даже там всё оказалось запечатано.

Ни по одному пункту придраться было не к чему. Я ещё тихонько побродила по коридорам, заглядывая в открытые двери аудиторий, в которых дети с сосредоточенным видом решали экзаменационные задания. Не обнаружив нарушений и там, я с чувством удовлетворения удалилась.

У тех, кто ещё хочет попробовать себя в роли общественного наблюдателя в этом году, время пока есть. Последние ЕГЭ по химии и физике дети будут сдавать только 20 июня. После этого с 22-го по 30-е наступят резервные дни, когда экзамены сдают те, кто не смог это сделать раньше по уважительным причинам, например по болезни или из‑за совпадения экзаменов по разным предметам в один день.

Хотя онлайн-обучение окончено, на сайте можно ознакомиться с информационными материалами самостоятельно. А аккредитоваться в качестве общественных наблюдателей можно не позднее чем за три рабочих дня до экзамена.


для комментариев используется HyperComments