• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
7 октября 2016 г. 14:16:37

Заняться производством пушнины белгородцы попробовали в 50-е годы прошлого столетия

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Как в Белгородской области выращивали чернобурку
Фото с сайта fox.reactor.cc

Первые опыты разведения пушных зверей в неволе проводились на Русском Севере ещё несколько столетий назад. В стране на государственном уровне вводилась программа, направленная на одомашнивание чёрно-бурых лисиц. Но, увы, лисы не хотели подчиняться людям, и поэтому в неволе жили они только в зверосовхозах.

Пять ферм

К 1932 году в СССР было 20 зверосовхозов. Интересно, что планы по разведению пушных зверей затронули не только традиционные пушные территории России, но и нашу местность. С 1939 года в Воронежском заповеднике впервые начинается плановое разведение речного бобра для получения шкурок. Во время Великой Отечественной войны звероводство сильно пострадало, и в послевоенные годы его пришлось организовывать заново.

В конце 1960-х советские меховщики заняли почти 90 % мехового рынка, поставляя шкуры чернобурки и песца. К 1970 году основными производителями пушнины стали крупные специализированные зверосовхозы, имеющие большие фермы (до 100 тыс. особей), оснащённые механизированными помещениями для зверей, кормокухнями и машинными холодильниками для хранения кормов, обеспеченные квалифицированными кадрами рабочих и специалистов звероферм (их в СССР в те годы было 118). Производство шкурок достигало 6,3 млн в год, в том числе до 4,8 млн – в РСФСР. 70 % рынка меховых изделий составляли шкурки клеточных норок.

В советское время всё, что связано с пушным хозяйством, считалось закрытой информацией, поэтому найти материал о разведении пушного зверя в Белгородской области непросто. Впрочем, некоторые документы нашлись в Государственном архиве региона. В основном это планы заготовок пушнины и мехового сырья области на 1950–60-е годы.

В одном таком документе говорится: «Исполком областного Совета депутатов трудящихся отмечает, что пушное звероводство является высокодоходной отраслью колхозного производства. Богатые природные условия Белгородской области позволяют значительно повысить добычу пушнины. Однако эти возможности в полной мере на местах не используются, и добыча важнейших видов пушнины не получила должного развития».

В соответствии с постановлением Совмина РСФСР от 10 декабря 1953 года исполком областного Совета решает:

«Утвердить на 1956–1957 хозяйственный год план заготовок пушнины и мехового сырья по области в сумме 2 600 тыс. рублей, в том числе пушнины – на 555 тыс. рублей, мехового сырья – на 2 045 тыс. рублей».

К 1960-м годам показатели надо было увеличить не менее чем в два раза. Поэтому в 1956–1957 годах в Белгородской области решили организовать пять колхозных звероферм серебристо-чёрных лисиц: две в Шебекинском, по одной в Валуйском, Новооскольском, Старооскольском районах с маточным поголовьем не менее 20 самок. К концу 1956-го их должно было быть 115, а к 1958 году – 425 штук. Всего же звероводством тогда планировали охватить 31 район области.

Фото с сайта nibler.ru

Доплата за лис

Выращивание пушных зверей имело свои особенности. Так как лисы отлично копают, лазают и прыгают, обязательно нужны были надёжные клетки с оцинкованными металлическими сетками. Для этого белгородская власть решает завозить сетку

«…завезти в 1956–1957 году для обеспечения колхозных звероферм области 15 тысяч погонных метров металлической сетки, в том числе 10 тысяч метров оцинкованной», – из решения Белгородского исполкома от 1 октября 1956 года.

Ели лисы в основном говядину, а для получения качественного меха в рацион необходимо было включать яйца, рыбу и витамины. Размножались животные строго по графику, по весне. Молодых животных сразу же отбирали на племя или товарное поголовье. Отсаживался молодняк в 45-дневном возрасте по две головы в клетку. 

К сохранению молодняка на колхозных звероводческих фермах применялись особые меры. Для соблюдения технологии надо было готовить квалифицированных звероводов и проводить специальные семинары с зоотехниками тех колхозов, в которых имелись и проектировались фермы серебристо-чёрных лисиц. Звери часто болели.

«Ветврач предложил установить у входа на ферму ящики с дезраствором, с тем чтобы не допустить заноса инфекционных заболеваний зверей», – говорилось в документах.

Ну а звероводы в колхозах были на особом счету. Труд их высоко ценился. Дополнительно к оплате труда звероводам прибавляли 15 %, председателям и зоотехникам колхозов – по 5 % от прибыли за реализацию выращенных сверх плана лисиц.

Фото с сайта nibler.ru

Алексеевский опыт

В архиве новейшей истории Белгородской области хранятся документы колхоза им. Чапаева Иловского сельсовета Алексеевского района, доказывающие, что звероводство было важной частью работы животноводов.

«Сельхозартель им. Чапаева является крупной артелью в районе. В ней состоит 2 231 трудоспособный колхозник. Имеется шесть животноводческих ферм: свиноводческая, овцеводческая, птицеводческая, крупного рогатого скота, коневодческая и звероводческая», – говорится в архивных документах.

В отчётном докладе за 1951 год секретарь парторганизации колхоза им. Чапаева Мартынов в разделе «Рост животноводства» отмечает:

«Развернулась напряжённая борьба за рост поголовья скота и повышение его продуктивности. По всем видам скота и птицы трёхлетний план выполнен: лошадей мы должны иметь 142 – имеем 177, крупного рогатого скота должны иметь 600 – имеем 658, овец при плане 800 имеем 960, свиней – 550, имеем 628, птицы (кур) – 7 300, чернобурых лис – 18».

Не имея навыков, лис было разводить трудно, поэтому планы часто не выполнялись.

Из протокола партсобрания колхоза им. Чапаева Иловского сельсовета Алексеевского района от 24 мая 1952 года: «…получение денежных доходов от звероводства планировалось 40 тыс. руб., получено 4 646 руб. Необходимо навести чистоту и порядок на всех фермах, применять передовые приёмы зоотехники, наладить правильное питание».

К 1955 году на иловской звероферме содержалось уже 65 чернобурок.

На открывшейся в Белгороде областной сельскохозяйственной выставке звероводы Алексеевского района не только рассказывали о животноводстве, птицеводстве, но и демонстрировали своих лис.

Из протокола партактива Белгорода от 21 февраля 1955 года:

«Колхоз им. Чапаева Алексеевского района. Наряду с тем, что у него есть пчеловодство, животноводство и так далее, у него есть хорошая ферма чернобурых лисиц, которая приносит колхозу примерно 200 тысяч дохода».

Но постепенно стало ясно, что эффективно выращивать пушных зверей можно только в промышленных масштабах, со строгим соблюдением технологии. И к 1970-м годам центр тяжести звероводства сместился к индустриальным зверосовхозам. 

А мелкие зверофермы постепенно сошли на нет. Белгородские сельхозпредприятия тоже переключились на более привычные и проверенные виды производства, совершенно при этом, как показало время, не прогадав.

Но кто знает, может быть, до сих пор в каком‑нибудь шкафу бережно хранится семейное сокровище и реликвия – шуба из белгородской чернобурки.


для комментариев используется HyperComments