• 58,10 ↑
  • 69,68 ↑
  • 2,22 ↑
6 сентября 2017 г. 12:33:05

История эта началась с гражданского иска о защите прав потребителей, а переросла в судебную тяжбу гражданина и правоохранительных органов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Глубокое разочарование. Как федеральный судья в отставке три года восстанавливал справедливость
Фото Вадима Заблоцкого

В июле 2012 года Игорь Прокопивнюк с женой Еленой Смолько заказали в белгородском торговом доме «Лесной» пять межкомнатных дверей в свою квартиру на сумму 57 757 рублей. Фирма эта располагалась в двухэтажном здании на перекрёстке улиц Щорса и Конева. В магазине, когда заключали договор поставки, с ними разговаривал некто Дмитрий Асташенков.

Взыскать с ответчика

Этот Асташенков, по словам Игоря Прокопивнюка, повёл себя странно.

«Вначале он представился нам как заместитель директора торгового дома. Хотя по документам, как я впоследствии выяснил, он являлся и учредителем этой фирмы, и её директором, – рассказывает Игорь Александрович. – Асташенков сказал, что если мы сразу заплатим всю сумму наличными, то двери привезут в кратчайший срок, да ещё и скидку сделают. В общем, договорились, что заказ исполнят за две недели. Мы оплатили и стали ждать».

Прошёл месяц, а дверей нет. Покупатели всё же надеялись получить оплаченный ими товар и звонили в магазин, узнавали судьбу заказа.

«Нам две недели рассказывали, что у них якобы по пути из Подмосковья застряла машина с товаром, – говорит Елена Смолько. – Но прошли ещё две недели безрезультатных переговоров, и наше терпение лопнуло. Мы с мужем приехали в торговый дом, написали претензию и потребовали вернуть деньги».

Дмитрий Асташенков ответил рассерженным клиентам, что он не решает такие вопросы и претензию передаст своему непосредственному руководству.

«Вся эта свистопляска продлилась до октября, а денег от торгового дома мы так и не получили. И подали иск в суд. На заседание, кстати, никто из представителей торгового дома не пришёл, и было вынесено заочное решение».

Из материалов гражданского дела Свердловского районного суда:

«…В связи с несоблюдением ответчиком сроков поставки предварительно оплаченного товара, а также в связи с несоблюдением ответчиком законных требований истца о возврате предварительно оплаченной за товар денежной суммы согласно положениям части 3 статьи 23.1 и части 1 статьи 23 Закона РФ «О защите прав потребителей», суд признаёт правомерными требования истца Смолько Е. Б. о взыскании с ответчика неустойки за оба допущенных нарушения».

Решением суда с ООО «Торговый дом «Лесной» в пользу Елены Смолько взыскали сумму предварительной оплаты товара (57 757 рублей), неустойки в связи с непоставкой предварительно оплаченного товара (27 722 рублей) и за невыполнение требований потребителя о возврате денег (46 783 рублей), а также 5 000 рублей компенсации морального вреда и 66 131 рублей штрафа.

Фирмы больше нет

Игорь Прокопивнюк поехал в офис торгового дома, чтобы выяснить у его руководства, как будет исполнено решение суда. На пороге его встретил Асташенков.

«Он заявил, что торгового дома «Лесной» здесь, мол, больше нет, и где он теперь находится – не в курсе, – вспоминает Игорь Александрович. – Я понял, что это обычная мошенническая схема и судебное решение никто исполнять не будет, потому что оно вынесено в отношении юридического лица, которого не существует».

Между тем, подавая иск в суд, Игорь Прокопивнюк ходатайствовал о наложении ареста на имущество этого торгового дома. Ходатайство было удовлетворено, и приставы получили соответствующее судебное постановление. Однако исполнено оно не было. Хотя на то время магазин торгового дома ещё функционировал.

«А теперь уже поздно. Фирма приказала долго жить», – с горечью констатировал Игорь Прокопивнюк.

Позже в Интернете он нашёл информацию о том, что учредителями фирмы-невидимки «ООО «Торговый дом «Лесной», кроме Асташенкова, являются некто Бунеев и Никитина.

Не нашли состава преступления

В феврале 2013 года Елена Смолько подала в отдел полиции № 1 Белгорода заявление о мошеннических действиях соучредителей торгового дома. Для вынесения решения по такому роду заявлений законом установлен срок трое суток с возможным продлением до десяти, а также до одного месяца – 
но это в том случае, если требуется проводить какие‑либо экспертизы.

 

«К сожалению, ни через три дня, ни через месяц мы ответа из полиции не получили. Я звонил в полицию и писал на их официальный интернет-портал. В конце концов нам пришёл ответ в виде очень неграмотно составленного как с юридической точки зрения, так и с точки зрения орфографии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела», – отметил Прокопивнюк.

Кроме того, по его словам, постановление об отказе в возбуждении уголовного дела вынес участковый.

А ведь такое постановление по ч. 2 ст. 159 УК РФ «Мошенничество» должен выносить следователь.

«И это ещё не всё. В ходе так называемой проверки участковый звонил мне и интересовался, где находятся Асташенков, Бунеев и Никитина и стоит ли вообще ему идти по указанному мною в заявлении адресу торгового дома. В общем, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела не было ни одной ссылки на какие‑либо процессуальные действия», – сокрушается Игорь Прокопивнюк.

Это постановление Елена Смолько обжаловала в городской прокуратуре. А Игорь Прокопивнюк подал в тот же отдел полиции заявление о привлечении Асташенкова, Бунеева и Никитиной к уголовной ответственности за мошенничество.

Три года мытарств

«Проверка по нашим заявлениям длилась более трёх лет. За это время пять раз были нарушены сроки уведомления, хотя было вынесено 11 процессуальных решений. Кроме того, я 17 раз обращался с жалобами во все управления МВД, включая министерство».

Полиция вынесла десять постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела: мол, нет признаков состава преступления. В одиннадцатом же постановлении факт преступления признали, однако отказали по причине срока давности привлечения к уголовной ответственности.

Все постановления были отменены либо прокуратурой, либо судом из‑за их необоснованности.

«На протяжении трёх лет практически не велось никаких процессуальных действий, – рассказывает Прокопивнюк. – Бунеев так и не установлен. Никитину опросили один раз, а от второй встречи с правоохранителями, судя по записке в материалах дела, она отказалась. Асташенкова опросили тоже лишь раз. Причём ему даже не задавали вопросы о том, почему не были выполнены условия договора о поставке дверей».

В своих жалобах, со слов Игоря Александровича, он неоднократно просил поручить должностному лицу, ведущему проверку, задать вопросы, список которых прилагал. То же самое делали и работники прокуратуры. Однако полицейские всё это игнорировали.

«Странно, что и прокуратура никак не отреагировала на невыполнение своих предписаний», – вспоминает он.

Заплатило государство

Финалом трёхлетней полицейской проверки заявления Игоря Прокопивнюка о мошенничестве стал административный иск последнего к Российской Федерации, интересы которой представляют министерство финансов и МВД России, о присуждении компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок.

 

Из материалов административного дела:

«Обстоятельствами, повлиявшими на длительность судопроизводства, по его мнению, явились недостаточные и неэффективные действия работников полиции, проводимые в целях своевременного осуществления проверки, которые повлекли за собой многочисленные отказы в возбуждении уголовного дела за отсутствием состава преступления в период до истечения сроков давности уголовного преследования.

Проведение проверки в течение столь значительного времени с последующим отказом в возбуждении уголовного дела по причине истечения сроков давности уголовного преследования привело к глубокому разочарованию в действиях правоохранительных органов, потере веры в восстановление справедливости, притом что дело очевидно имело судебную перспективу».

«В мае нынешнего года Белгородский областной суд полностью удовлетворил мои исковые требования и обязал в счёт компенсации выплатить 50 тысяч рублей», – сообщил Игорь Прокопивнюк.

Кстати, Игорь Прокопивнюк звонил в подмосковную фирму, которая делает межкомнатные двери, и узнавал об их сотрудничестве с ООО «Торговый дом «Лесной».

«Там мне ответили, что ещё в 2012 году они расторгли свои отношения с этим торговым домом из‑за непорядочного отношения белгородских бизнесменов к своим обязательствам. То есть заключённый договор на поставку нам межкомнатных дверей уже тогда был профанацией. А это явный признак мошенничества, – подчеркнул Игорь Александрович. – Самое страшное во всей этой истории то, что я, юридически грамотный человек, федеральный судья в отставке, не смог пробить глухую стену безразличия со стороны правоохранительных органов. А вы представляете, каково общаться с такими вот стражами закона простым, не искушённым в юриспруденции людям?»

— Но деньги вы всё же получили…

— Получил. Эти 50 тысяч рублей заплатило государство за некомпетентность сотрудников правоохранительных органов. К сожалению, насколько я знаю, никто из должностных лиц полиции не понёс ответственности. И система, я думаю, не изменится.

 

 


для комментариев используется HyperComments