11.12.2016, Воскресенье 14:55
  • 63,30
  • 67,21
  • 2,45
6 ноября 2015 г. 12:03:06

«Если в жизни нет любви, её место занимает смерть...»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Интервью перед премьерой
Репетиция спектакля. Фото Игоря Гончарова

Московский режиссёр Елена Оленина ставит в Белгороде спектакль по пьесе классика современной сербской драматургии.

Белгородский академический драматический театр имени М. С. Щепкина и Национальный театр сербского города Ниша связывают давние творческие связи. Дважды артисты из Сербии принимали участие в программах Всероссийского театрального фестиваля «Актёры России – Михаилу Щепкину», два раза гастролировали в Сербии артисты Белгородской драмы.

В продолжение сотрудничества сербские коллеги предложили белгородцам участие в проекте «Вместе перед занавесом». Он подразумевает постановку пьес современных российских авторов в театрах Сербии и современных сербских авторов – в театрах России. Из предложенных произведений БГАДТ имени М. С. Щепкина выбрал пьесу классика современной сербской драматургии Синиши Ковачевича «Сербская драма». Её экранизация была участником таких кинофорумов, как XVI Международный кинофестиваль «Золотой витязь» (2007, лауреат в конкурсе «Игровые полнометражные фильмы») и IV Международный фестиваль военно-патриотического фильма имени С. Ф. Бондарчука «Волоколамский рубеж» (2007).

Антивоенную драму, которая на белгородской сцене получила название «Сыновья моих братьев», ставит московский режиссёр, заслуженная артистка РФ Елена Оленина, знакомая нашим зрителям по спектаклю прошлого сезона «Сорок первый».

– Елена, это вторая ваша работа на сцене Белгородской драмы. И снова спектакль о войне, её разрушающей силе... Может даже показаться странным, что хрупкая женщина тяготеет к таким жёстким сюжетам.

– Видимо, сейчас у меня такое ощущение жизни – трагическое. И рождает его весь тот ужас, который происходит сегодня в мире. Война – страшное чудовище, которое уничтожает людей, уничтожает человеческое в человеке. Как женщина, я это чувствую острее. Потому что именно женщина теряет на войне своих детей, любимых, мужей, отцов, братьев. Сама тема войны сейчас настолько важна, настолько страшна, что не хочется молчать об этом, хочется кричать: «Люди, одумайтесь!»

И если в «Сорок первом» мы с белгородским театром говорили о войне Гражданской, которая отделена от нас длительным отрезком времени, то в «Сербской драме» рассказывается о событиях сегодняшней истории, о войне, которая продолжается, и ей не видно конца. Это накладывает на нашу работу болезненное ощущение от происходящего в мире, и возникает закономерное желание и потребность художественного высказывания и осмысления темы.

– Как возникло предложение поставить «Сербскую драму» Синиши Ковачевича? Какое впечатление она на вас произвела?

– Пьесу мне предложил театр, у меня в планах был совсем другой спектакль. Но когда я познакомилась с «Сербской драмой», поняла, что режиссёрски мне интересна эта история. И сразу стала придумывать, как она может выглядеть на сцене, какие актёры должны играть в спектакле.

Первый же ужас, с которым я столкнулась, был связан с пониманием того, как мало знаем мы об истории других государств. Да, у нас с Сербией есть много общего... Да, мы представляем, что, когда идёт война, воюют все... Но понять, что происходит там, где идут военные действия, можно только глубоко погрузившись в историю страны, познакомившись традициями и обрядами народа. Как говорится в моём любимом чеховском рассказе «Студент», «история так близка, что только дотронешься до одного конца, тут же отзывается другой».

В центре сюжета пьесы – история нескольких поколений мужчин одного сербского рода, история воинов, погибших в трёх войнах прошлого века. История очень драматическая и очень сербская. Но вместе с тем и общечеловеческая. Люди ведь гибнут везде. И матери испытывают боль потерь везде. И отцы ищут прощения у павших на поле битвы сыновей...

Елена Оленина на репетиции спектакля «Сыновья моих братьев» в Белгородской драме.
Елена Оленина на репетиции спектакля «Сыновья моих братьев» в Белгородской драме.
Фото Игоря Гончарова

– Как происходило превращение пьесы «Сербская драма» в спектакль «Сыновья моих братьев»? Знаю, что поиски жанра спектакля были долгими и трудными.

– Жанр спектакля мы обозначили как мистерию. В пьесе Синиши Ковачевича присутствуют библейские мотивы. Не знаю, сознательно ли это сделано драматургом или его Бог направил, но звучат они очень явственно.

Поиск жанра действительно занял много сил и времени. Было понятно, что это, конечно же, не драма. Это трагедия. Но трагедия особенная – на сцене не реальные люди, а их души... Как донести актёрам и режиссёру до зрителя, чтобы было понятно, что это умершие?

Подступиться к этому было страшно, потому что всё, что связано с мистикой, вызывает ощущение опасности. Неслучайно ведь многие боятся ставить Гоголя, Булгакова... Вот и мы столкнулись с проблемой: как пробудить в себе мистическое состояние, чтобы правильно донести до зрителя смыслы, о которых говорится в пьесе, чтобы найти форму выражения этих смыслов.

Вообще, история, которую рассказывает в пьесе Синиша Ковачевич, невероятная – эпическая, глобальная, масштабная. Несмотря на то что в ней занято всего шесть актёров.

– И все они – мужчины!

– Да, это было для меня самым неожиданным, когда я увидела список действующих лиц! Ну, подумала, театр задал мне задачу! На самом же деле с актёрами белгородского театра замечательно работать: они откликаются на все мои предложения. Конечно, только мужчины могут выразить тот ужас и страх, которые испытывают солдаты на войне. Женщины могут только страдать по этому поводу. Поэтому я страдаю, а они живут в предложенных обстоятельствах.

– Вы снова встретились с главным художником театра Мариной Шепорнёвой и заведующим музыкальной частью Русланом Родионовым. Ваша предыдущая работа с ними над спектаклем «Сорок первый» была по-настоящему творческой...

– Мне кажется, у нас уже сложилось хорошее творческое содружество. С Мариной крайне интересно работать. Она выходит на сцену, делает какой-то только ей видимый штрих в оформлении сцены, и ты понимаешь, что этот штрих решает всё. Верёвочки, которые Марина раскладывает на сцене, для меня есть некий символ, а для неё – материал, из которого этот символ нужно создать. Или такой момент... Нам нужно было прорезать дырки в ткани, которой обтянуты каркасы. По моему замыслу через них должны появляться актёры перед зрителем. У меня сердце кровью обливалось, когда я видела, как художница подходит с ножницами к декорации. Одно неловкое движение – и она загублена! Но чем и удивителен настоящий мастер, хороший художник, как Марина: она всё делает лихо, точно и красиво.

То же самое могу сказать о и Руслане. Музыка, которую я вначале отобрала для себя, формировала моё ощущение будущего спектакля. Однако Руслан предложил мне совершенно другие треки, новые для меня мелодии. Казалось бы, сейчас доступно всё: нажал кнопку, и Интернет тебе выдаёт кучу ссылок на сербскую музыку. Но, как правило, это будут слишком расхожие мелодии. А то, что нужно, способен найти только человек с тонким слухом и консерваторским образованием.

Атмосфера творческого поиска, в которой все мы сейчас живём, заставляет не удовлетворяться простыми решениями, идти дальше. Скажем, артистка Юлия Гарнова, которая в спектакле появится на видеоинсталляциях как воспоминание о том, что оставили мужчины-воины в той, другой, мирной жизни, – исполняет лирическую народную песню. Юля записала один вариант, потом подключила ещё одну артистку – Алёну Беседу, и то, что я услышала, мне нравится даже больше, чем сербский оригинал. Они как драматические актрисы не просто поют, но играют необходимое состояние.

У нас и мужчины все поющие. В спектакле будет звучать красивая сербская песня на русском языке – в мужском исполнении она просто завораживает!

– Как вам кажется, насколько будет понятна и близка нашим зрителям тема спектакля? И кому вы хотели бы в первую очередь его адресовать?

– Всё, что касается войны, я бы хотела адресовать прежде всего молодым. Наш вопрос зрителю, который придёт на спектакль, можно сформулировать очень просто: как всем нам дальше жить на Земле? Обрад Сречкович, герой заслуженного артиста России Ивана Кириллова, говорит в спектакле: «Мы на том свете виним живых, а они винят нас, мёртвых. И этому конца и края нет».

Пока мы переделываем, переписываем нашу историю, занимаемся не продолжением жизни, а разрушением её, ничего хорошего не произойдёт. Войны развязывают одни, а страдают и гибнут в них совсем другие. Но этому нужно сопротивляться, не прекращать взывать к человечности! Давайте перестанем винить наших мёртвых, обвинять их, что они оставили нас. Давайте прощать, если мы православные люди. Давайте возвращаться к истине. А истина – она в любви. Как говорил мой любимый поэт Гарсия Лорка, если в жизни нет любви, её место занимает смерть...

Премьера спектакля «Сыновья моих братьев» состоится 15 ноября. В нем заняты заслуженный артист России Иван Кириллов, артисты Дмитрий Беседа, Илья Васильев, Дмитрий Евграфов, Алексей Колчев, Роман Рощин.


для комментариев используется HyperComments