• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
18 октября 2016 г. 15:55:26

Что запомнил о давнем и недалёком прошлом Покровский храм в Иловке

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Хранимый Богородицей
Фото из архива настоятеля храма Дмитрия Алексеенко

Первое упоминание об этом селе в нынешнем Алексеевском районе относится к 1708 году. Но, по мнению краеведов, возникло оно намного раньше. Места здесь были болотистые, илистые – отсюда и название.

В Иловском лесу

История о том, что проезжавший мимо боярин, увидев умело косившую траву местную девушку, воскликнул: «И ловка!», кажется красивой легендой. Краевед Анатолий Кряженков объясняет всё проще – село разместилось в недрах Иловского леса, упоминание о котором есть в документах XVII века.

«Село Иловка (оно же Иловское) – одно из самых древних в бывшем Бирючанском уезде. Окрестные Иловские леса известны с 1637 года. В росписи укреплений между городами-крепостями Усердом и Верхососенском (1643 год) упоминаются большой «Иловский лес» и устроенные рядом с ним земляной вал и ров с надолбами», – рассказывает директор Государственного архива Белгородской области Павел Субботин.

Самая ранняя церковь в честь святого Никиты в Иловке известна с 1721 года. В 1774 году вместо неё построили новый деревянный храм, в 1861 году при нём открыли церковно-приходскую школу.

Каменную церковь Покрова Пресвятой Богородицы, возведённую в 1884 году, строили добротно: раствор замешивали на гашёной извести и яйцах. Годы спустя это сыграло очень важную роль в её сохранении. Но об этом чуть позже. Архитектором храма стал Владимир Стайновский.

«В архитектуре храма прослеживаются элементы русско-византийского стиля. Большое распространение подобного рода храмы получили с середины ХIX века до начала ХХ века, – говорит Павел Субботин. – Связано это было с развитием славянофильства и рассмотрением России наследницей древней Византии. Архитекторы не копировали древние русские или византийские храмы, но старались гармонично сочетать их элементы. Если для верующих Покровская церковь в Иловке была прежде всего домом молитвы, то с точки зрения истории и архитектуры она – свидетель эпохи, умонастроений нескольких поколений русских людей».

По словам Павла Юрьевича, в этом смысле Покровский храм Иловки не одинок – церкви этого стиля стоят по сей день в алексеевской Колтуновке, Стрелецком (соседний Красногвардейский район), красненском селе Лесное Уколово, вейделевской Николаевке. Точная копия иловского храма – храм в Волоконовке, лишь немного отличается церковь острогожского села Шубное (Воронежская область). По этим памятникам архитектуры мы можем узнать, например, как выглядела колокольня иловской церкви, утраченная и восстановленная в другом виде.

Ломали и защищали

В истории храма Покрова Пресвятой Богородицы много парадоксов. Люди то безжалостно хотели его разрушить, то отчаянно пытались сохранить. В 1933–1934 годах церковь закрыли по решению, утверждённому облисполкомом. Но, когда во время войны к селу подходит враг, местные жители решают на всякий случай забелить иконы, чтобы оккупанты не тронули храм. По воспоминаниям старожилов села, захватчики – а в село вошли венгерские части – привезли своего священника. Помолиться во вновь открытый храм приходят и селяне, но, услышав призывы: «Гоните врага на Восток», расходятся.

Внутренний облик храма.
Внутренний облик храма.
Фото Анны Кущенко

Враги храм не тронули. Но он пострадал от рук жителей Иловки, которым во время вой-
ны понадобился кирпич. В колокольне заложили динамит и безжалостно её взорвали.

В документах, хранящихся в Государственном архиве Белгородской области, священник Николай Турбин (настоятель храма с 1946 года) так описывает состояние церкви в 1947 году:

«Издали бросается в глаза изуродованный остаток стен колокольни, разобранной до уровня крыши трапезной, в остальном храм производит впечатление сохранившегося. При более внимательном ознакомлении иллюзия сохранности исчезает. Крыша трапезной густо усеяна белыми точками, это замазка, которой заделали проржавленные места. Окна во многих местах вместо стёкол забиты досками, жестью, фанерой. От живописи, украшавшей когда‑то стены храма, остались только разной величины пятна разнообразной краски. Купол, покрытый белой жестью, местами принял бурый цвет».

В 1944 году, после освобождения, верующие просят власти открыть храм. Военное время стало оттепелью в отношениях между государством и церковью: через время просьбу удовлетворяют. Несмотря на плачевное состояние, в церкви осталось кое‑какое имущество, в том числе 48 старинных икон. К сожалению, в 90-е многие украли: о поистине разбойничьих налётах напоминают следы на окне и двери.

С надеждой

В послевоенные годы храм продолжал переживать тяжёлые времена. Люди неверующие сетовали: «Сколько кирпича просто так пропадает». И стали потихоньку колоть стены. Но храм строили на века. Кирпич из крепкой кладки достать не получалось, откалывались лишь мелкие кусочки – только зря портили красоту. Тогда православные селяне обратились в руководящие органы и просили не разрушать оплот веры. Просьбу услышали – власти трогать храм запретили.

В конце 80-х здесь проводят мелкий ремонт. В 90-е годы восстановили колокольню. У батюшки, занимавшегося реконструкцией, не было старого изображения храма: вот колокольня и получилась иной.

Даже в советские времена в дни больших праздников в храме, по документам, собиралось 190 человек! В 1989 году священник совершил 79 крещений, 14 венчаний, 10 соборований. Количество исповедников – больше 800. Сегодня о таком можно только мечтать.

«По меркам деревенским приход достойный, по городским, конечно, небольшой, – говорит нынешний настоятель Покровского храма Димитрий Алексеенко. – В войну ходили сюда Афанасьевка, Глуховка, Репинка, Подсереднее. Сейчас везде церкви восстановили. Самыми последними перестали ходить прихожане из Глуховки. Только, бывает, на престольный праздник приходят».

Служение в храме для отца Димитрия судьбоносное: сначала под Покров у него родилась дочка, а через два года уже на праздник Покрова Пресвятой Богородицы появился на свет сын. С некоторых пор батюшка с прихожанами перед престольным праздником совершает трёхчасовой крестный ход вокруг села. За работниками, обновляющими храм, настоятель следит строго, чтобы делали всё на совесть и долгие года.

Четвёртый год храм с богатой историей в строительных лесах – денег закончить ремонт просто нет. За последние семь лет церковь отреставрировали внутри, поменяли окна и отопление, обновили церковную утварь. А вот восстановить храм снаружи пока не получается: недостающая сумма исчисляется несколькими миллионами.

Пока здесь пытаются хотя бы защитить старинный кирпич. Но леса не разбирают: когда найдутся добровольные помощники возрождению церкви, то строить их заново не придётся…


для комментариев используется HyperComments