• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
10 февраля 2015 г. 11:10:23

«Белгородские известия» выясняют детали региональной программы образовательного займа

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Хочу учиться. Взаймы
Фото Вадима Заблоцкого

Лучшие студенты Белгородской области смогут получать стипендию или учиться за счёт будущего работодателя.

Ученье – свет. А за свет надо платить

Студенты западных вузов давно оценили преимущества образовательных кредитов. Ставка в ряде стран составляет около 3% в год, а срок возврата может тянуться от 10 до 25 лет. Кое-где благодаря госсубсидиям есть даже беспроцентные кредиты для отличников и беспроцентные займы на время обучения.

Российским студентам о подобном остаётся лишь мечтать. Даже с учётом господдержки минимальный процент по специальному образовательному займу в Белгородской области 7,06 %. Любую сумму сроком до 16 лет готов выдать Сбербанк. Кроме него, такие программы представлены ещё в трёх финансовых учреждениях.

Без участия государства ситуация совсем грустная: Газпромбанк выдаёт под 14 % в год, ограничивая сумму займа от 30 тыс. до 3 млн рублей, и хочет получить долг обратно через 6,5 лет. Курскпромбанк готов выдать от 15 до 300 тыс. рублей под 16 % в год на срок от года до трёх лет. При этом он ограничивает расходование средств только тремя вузами. Россельхозбанк не диктует студентам, где и на кого учиться, а просто выдаёт до 350 тысяч рублей под 28-30 % сроком на 10 лет.

Не за красивые глаза, а за светлые головы

Доступной альтернативой банковским кредитам в Белгородской области должна стать программа образовательного займа, разработанная департаментом внутренней и кадровой политики и принятая постановлением правительства области в марте 2013 года.

Суть замысла в том, что деньги студенту даёт его будущий работодатель. Он оплатит учёбу и выдаст средства на проживание на период обучения – своего рода «стипендию» от компании, которая потом возьмёт своего «питомца» на работу. Счастливым обладателем образовательного займа могут стать только отличники и хорошисты 3–4 курса без «хвостов» и нареканий. Они проходят «сито» жёсткого конкурсного отбора, проводимого департаментом внутренней и кадровой политики, который выступает в роли куратора этой деятельности. Вуз или ссуз тоже не остаётся в стороне: задача образовательного учреждения – постоянно информировать будущего работодателя об успеваемости студента.

Предложенная технология в некотором смысле позволяет формировать корпоративную культуру будущего работника ещё до того, как он де-юре станет штатным сотрудником. Учащийся понимает: эта компания платит ему стипендию, именно в ней он проходит практику, а значит, с ней и свяжет свою будущую судьбу.

Дабы оправдать ожидания и вложения, выпускник должен прибыть на место будущей работы не позднее чем через два месяца после окончания учёбы. Возвращать вложения молодой специалист будет не отчислениями из зарплаты, а честным трудом. На предприятии он должен отработать как минимум три года.

«За три года человек пройдёт период адаптации и сможет принять окончательное решение: либо это его, ему всё нравится, он успешен, либо понять, что это не его, – рассказывает начальник областного управления профессионального образования и науки Альбина Бучек. – Брать за основу меньший срок нет смысла, ведь за год молодой человек не сможет проявить себя и толком адаптироваться к производственному процессу».

Казалось бы, что такое три года, если тебе 22 и вся жизнь впереди? Но именно за этот срок люди принимают судьбоносные для себя решения: заводить ли семью, оставаться ли в родном городе или искать счастья в столице. А если в этот период дать человеку стабильную работу и уверенность в завтрашнем дне, то самые перспективные и одарённые останутся в родном регионе и будут применять свои таланты на малой родине.

Что будет завтра

Предложенная департаментом внутренней и кадровой политики модель исходит из презумпции социально ответственного ведения бизнеса, когда компания заботится не только о получении прибыли, но и о том сообществе, в котором работает. Яркий пример такого подхода – Дмитриевский сельскохозяйственный техникум под крылом крупного агрохолдинга. Создав полноценную материально-техническую базу и обеспечив трудоустройство после выпуска, компания обеспечила себе приток нужных специалистов, а у сельской молодёжи появились гарантии трудоустройства после обучения.

Восемь отраслевых советов работодателей – машиностроителей, социальной сферы, строительства, медицины, транспорта, ЖКХ, сельского хозяйства и полезных ископаемых – признали идею удачной. Летом 2014 года учебные заведения составили списки из 700 самых-самых, департамент отобрал из них 187 кандидатов и направил их в советы работодателей.

Правда, свои корректировки в процесс внедрения нового алгоритма внесла непростая экономическая ситуация. Многие работодатели сегодня просто не в состоянии выстроить среднесрочный или долгосрочный прогноз развития своего бизнеса. Что будет с компанией через два-три года – рост (и тогда потребуются новые рабочие руки) или спад (и тут не до расширения штата)? Ответа на этот вопрос у большинства участников рынка нет.

Фото Вадима Заблоцкого

Как минимизировать риски

Рассмотрим гипотетическую ситуацию. Небогатый юноша из многодетной сельской семьи с образованием девять классов учится в колледже на машиниста строительной техники. Стипендия в техникуме символическая, возможности родителей сводятся к обеспечению картошкой и домашними заготовками – денег у них нет. А жить на что-то надо. Для студента возможность получать 3-5 тыс. рублей в месяц в качестве стипендии от работодателя – решение как финансовых проблем, так и вопроса трудоустройства после обучения.

Впрочем, стипендия студенту ссуза – затраты для среднего или крупного бизнеса невеликие. Другое дело – подготовка специалиста с высшим образованием. Допустим, предприятию нужен инженер-эколог. Обучение в БГТУ им. В.Г. Шухова по этой специальности стоит 73,8 тыс. рублей в год на третьем курсе и 65,6 тыс. – на четвёртом. Итого компания должна заплатить за студента 139,4 тыс. за два года обучения, не считая стипендии в этот период. А что, если отличник и пример для подражания на третьем курсе вдруг станет явным лузером на четвёртом или окажется ленивым и безответственным в реальной работе? Ты его ждёшь, держишь под него рабочее место, а он… Этот риск останавливает многих представителей бизнеса.

«Мы готовы платить за обучение, но где гарантия, что у пришедших к нам выпускников будет желание работать? – рассказал нам на условиях анонимности представитель одной из строительных компаний-членов совета работодателей. – Представьте, мы платим за обучение студента в Белгороде, а потом получим объект по тендеру и приступим к строительству свинокомплекса в самом дальнем районе. Не всякий молодой человек в село поедет, и родители за него нам деньги не вернут: отучили и отучили».

Представители власти парируют: эти риски постановлением просчитаны и предусмотрены договором, который заключают со студентом.

«На встречах с работодателями я обязательно им разъясняю: департамент берёт на себя ответственность как куратор данного проекта, – говорит первый заместитель начальника департамента внутренней и кадровой политики области Ольга Павлова. – Если студент, получавший стипендию или плату за обучение из средств работодателя, бросит учёбу или откажется добросовестно отработать три года, мы вместе с этим работодателем пойдём в суд и заставим недобросовестного студента возместить все затраты».

«Да, работодатели спрашивали нас про гарантии минимизации риска, – продолжает Альбина Бучек. – Определённые риски, конечно, есть. Но ведь посредством этой программы предлагается брать себе в компанию не всех подряд, а только тех, кто уже проявил себя, зарекомендовал с положительной стороны. То есть это ребята, в которых мы уже можем быть уверены».

От слов к делу

Похоже, власть и бизнес друг друга услышали. Так, например, работодатели в сфере ЖКХ к образовательным займам отнеслись с интересом.

«Мы не против образовательного займа, – говорит управляющая ТСЖ «Молодёжное» из Белгорода Галина Власова. – Будем разговаривать со школьниками, встречаться с директорами школ, чтобы выяснить, готовы ли дети учиться по тем профессиям, в которых мы нуждаемся. Нам нужны сантехники, слесари, сварщики, кровельщики, электрики…»

По словам Власовой, коммунальщики ещё не считали, в какую сумму обойдётся программа образовательного займа, каков будет механизм возмещения потраченных на студента денег и насколько высоки риски невозврата своих вложений.

Заинтересовалась программой образовательного займа и управляющая компания РЭУ-9 из Белгорода.

«Программа хорошая, – считает её директор Лилия Рыжкова. – У нас была встреча с представителями архитектурно-строительного института, их студенты у нас уже проходят практику, и мы заинтересованы в таком сотрудничестве. Если у нас будет гарантия, что человек отработает наши затраты на него, то не жалко и деньги в него вложить».



Справка. Американский студент может получить кредит на 10 лет под 2,8 % годовых. При этом в течение срока обучения минимальная сумма к выплате – всего 35 долларов в месяц, а после окончания университета вырастает до 100 долларов в месяц.

В Великобритании некоторые банки и вовсе выдают беспроцентные образовательные займы и разрешают расплачиваться по ним даже не с момента окончания вуза и получения постоянной работы, а тогда, когда молодой специалист начал зарабатывать не менее оговоренной суммы в год. Программа Student Loan практически дарит деньги: заёмщик не возвращает банку средства, если зарабатывает меньше 30 тыс. долларов в год. Банк может ждать 20 лет. Если и тогда выплаты не начались, то деньги просто списываются.

В Японии есть беспроцентные кредиты для отличников и беспроцентные займы на время обучения. Впрочем, и после окончания вуза максимальная ставка по ним составляет всего 3% годовых на 20 лет. Такая щедрость объяснима участием государства, которое предоставляет либо правительственные гарантии, либо иные механизмы, позволяющие получить образование молодым людям, у которых нет денег, но есть большое желание учиться.


для комментариев используется HyperComments