• 59,36 ↑
  • 69,72 ↑
  • 2,33 ↑
10 июня 2017 г. 12:24:56

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Главный памятник. Кто ответил на все вопросы Сергея Картавенко
Сергей Картавенко. Фото Вадима Заблоцкого

В нашей стране, да и за её пределами, установлено немало скульптур, посвящённых учителям. И всё же, пожалуй, самый главный памятник им возводят ученики – каждый в своём сердце.

Так поступил и наш герой. «Зачем писать про меня, расскажите о наших учителях» – эту настойчивую просьбу Сергея Картавенко мы постарались исполнить максимально.

Вторая мама

В далёком 1963 году Серёжа Картавенко перешагнул порог Новооскольской школы № 2. В тот сентябрьский день он увидел свою первую учительницу – Надежду Ильиничну Лысенко. Удивительной была эта женщина: мудрой, чуткой, внимательной и строгой.

Кто-кто, а уж Серёжа эту строгость испытал на себе. Нередко ему приходилось стоять в углу у печки В основном за поведение, за разговоры на уроке. Любознательный мальчишка засыпал учительницу расспросами кстати и некстати. И однажды на очередной вопрос «А где можно узнать побольше?» Надежда Ильинична спокойно ответила:

«Узнать, Серёжа, можно в библиотеке».

И это поистине был ответ на тысячи вопросов.

Уже в первые школьные годы он прочитал едва ли не всё, чем располагала школьная библиотека. Что, впрочем, не освобождало его от стояния в углу за поведение и сидения на камчатке – на последней парте (к слову сказать, завидной энергичности Сергей Картавенко не утратил и сегодня – при нас лихо сделал стойку на руках прямо на столе). Уже тогда он понимал, что за строгостью стоит вера учителя в своих воспитанников. «Я знаю, Серёжа, что всё у тебя в жизни будет нормально», – сколько раз это напутствие потом помогало…

И сейчас, спустя полвека, Сергей Васильевич называет первую учительницу не иначе как второй мамой.

«В 1965-м Надежде Ильиничне одной из первых в районе присвоили звание «Заслуженный учитель школы РСФСР», – вспоминает Картавенко. – Это никак не отразилось на скромной учительнице, всю свою жизнь посвятившей детям».

К слову, в нынешнем году исполняется 100 лет со дня рождения Надежды Лысенко.

А своей «музыкальной мамой» Картавенко называет Аллу Максимовну Демченко, которая в то время обучала начальные классы музыке и пению. С тех пор одной из его любимых остаётся пионерская песня «Взвейтесь кострами».

«Были в ту пору и другие замечательные наставники: директор школы, учитель истории Козьма Сергеевич Неведомский, учитель математических дисциплин и военной подготовки Василий Иванович Остапенко, учитель рисования и географии Аркадий Серге­евич Дементьев, учитель физкультуры Емельян Ильич Сапунов, учитель химии Любовь Ивановна Мироненко, учитель географии Тамара Ивановна Воробьёва, учитель литературы Клавдия Максимовна Шитикова. Это не просто учителя, а великие подвижники», – к этим словам Картавенко, думается, присоединятся многие новооскольцы.

Фото из личного архива Сергея Картавенко

Платон Оскольский

Воспоминания о первых учителях – и в одной из книг ­Сергея ­Картавенко, посвящённых советскому композитору, уроженцу Нового Оскола Николаю Платонову. И это уже следующая страница в его ­судьбе. Музыкальное будущее Картавенко, видимо, было на роду написано: ещё в роддоме он так звонко голосил, что все советовали маме, Клавдии Егоровне, назвать сына Сергеем, в честь популярного тогда певца Лемешева.

И на 11-м году мальчишка поступил в открывшуюся в Новом Осколе музыкальную школу по классу баяна, причём сперва как кандидат: уж больно много желающих было освоить народный инструмент. Да ещё у таких педагогов, как Владимир Давыдов и Виктор Попов. Уже в первый год Картавенко стал показывать такие успехи, что его приглашали играть на свадьбах. Ради этого даже школьный учитель пения, виртуоз-баянист Николай Иванович Мальцев, отпускал способного ученика с уроков.

«Зарабатывал немалые деньги: за два дня свадьбы платили 25 рублей! – улыбается Картавенко – А мама, санитарка в роддоме, зарабатывала 60 рублей в месяц».

Мог позволить себе юный баянист и собственный инструмент: почти сразу ему купили баян «Тула». Помимо обязательной программы, наигрыши, подобранные на слух, он исполнял и перед экзаменационной комиссией музыкальной школы.

Удивительно порой переплетаются события в жизни. Год 1967-й, когда Картавенко поступил в музыкальную школу, был годом ухода из жизни Николая Платонова.

«Когда я открыл для себя это имя, то удивился, как мало знают новооскольцы о своём замечательном земляке, композиторе и педагоге, авторе актуального по сей день издания «Школа игры на флейте», – признаётся Сергей Васильевич.

На восстановление справедливости ушло около 20 лет. Сергей Картавенко, окончив Белгородское музыкальное училище, а затем Воронежский государственный институт искусств, вернулся на работу в Белгород (хотя, надо сказать, молодого перспективного музыканта переманивали и в Липецк, и в Днепропетровск, не говоря уже о родном Новом Осколе). Преподавая в музучилище (сейчас это музыкальный колледж БГИИК), параллельно исследовал жизнь и творчество Платонова. Несколько раз в год ездил в столичные архивы, по крупицам собирал материал, пропуская его через собственное восприятие музыкальной педагогики и через свою память детства. Так родились две книги о Николае Платонове. Сейчас автор занимается изданием третьей книги этой серии, параллельно дополняя материал первых двух.

Во многом благодаря стараниям Сергея Васильевича имя Платонова присвоили Новооскольской детской школе искусств (той самой, в которой учился и он). При его участии здесь проводят фестивали-конкурсы духовой музыки имени композитора.

И несмотря на всё это, Картавенко до сих пор считает, что не сполна отдал долг учителям – простым и удивительным людям, заронившим в его душу зерно жажды познания.


для комментариев используется HyperComments