• 57,27 ↓
  • 67,36 ↓
  • 2,17 ↑
1 июня 2017 г. 17:31:56

Что мы ждём от отпуска?

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Главное – на работу не ходить! Почему в отпуске мы возвращаемся к нормальной жизни

Смены обстановки и новых впечатлений, которые будут греть душу целый год. Релакса от созерцания природы и вкуса незнакомой еды. Или того блаженного состояния безделья и безответственности, которое моя подруга охарактеризовала так: «Какая разница: какое море, какой самолёт, какой отель, какие кровати? Главное – на работу не ходить!». И поэтому, если съездить куда-либо не удаётся, радуемся этому простому факту, пропалывая сорняки на своей даче.

Как и не отдыхал

И всё же отпуск мечты для большинства работающих людей – это потребность в кардинальных переменах.

Это желание сбросить с себя напускную суровость и забыть, что ты Василий Егорович, и стать просто Васей, которого жена шпыняет, потому что мороженое капает на его шорты, а пива уже пятый бокал.

Или возможность почувствовать себя Томом Сойером, плывущим на самодельном плоту навстречу приключениям. И это прекрасно, когда ты не знаешь, что там – за поворотом. А из воды вдруг взмывает… ух ты, кит! Нет – карп… Но всё равно здорово!

Жаль только, что буквально через пару дней после окончания отпуска ты, вспоминая деревенские красоты или альпийские пейзажи, вздохнёшь, подобно миллионам других людей: «Как и не отдыхал».

Знали, что нужны

Во времена СССР я работала на большом предприятии. Стена между моим и соседним кабинетом профсоюзного комитета была настолько тонкой, что несколько раз в месяц я становилась невольным свидетелем «проработок» прогульщиков, пьяниц, «женоизменников» и прочих нарушителей дисциплины. Взрослые дяди и тёти уговаривали безответственных работников опомниться, взяться за ум, задуматься о смысле своего существования.

Тогда в порядке вещей было вмешательство в чужую личную жизнь. Но, насколько я помню, из шестисот работающих не выгнали и не сократили ни одного человека. Разводов, за одним исключением, тоже не было.

В коллективе выписывали массу газет и журналов, которые люди действительно читали в красном уголке. За счёт профсоюза работники отдыхали в санаториях, а их дети – в собственном пионерском лагере предприятия. Каждый жил в полученной от предприятия же квартире. А уж как сердечно чествовали юбиляров и провожали на пенсию…

Так вот, в большинстве своём трудящиеся (и я в том числе) знали, чувствовали, что они нужны. Ленивые и трудоголики, талантливые и просто исполнительные, выпивохи и трезвенники. Заболевший или состарившийся работник был уверен, что его не выбросят, как отслужившую свой срок вещь, не укажут на дверь по названным причинам. Да, может быть, он был уже не столь эффективен, как прежде, и даже где‑то тянул назад. Но, видимо, в советское время главной ценностью всё‑таки был человек.

Корпоративная мясорубка

Я не знаю, кто стал инициатором внедрения западных отношений в деловой сфере. Но это, на мой взгляд, не самый мудрый человек. Ведь перенеся на нашу землю теории Абрахама Маслоу, эффективного и инновационного менеджмента и прочие движущие механизмы европейско-американского управления, он полностью перечеркнул то, что на протяжении десятилетий приносило людям радость от пребывания на рабочем месте. Я имею в виду почти семейные отношения, моральную поддержку, поощрение, доброе наставничество и простое человеческое участие.

Да, вместо былого чувства коллективизма появился корпоративный дух, который представляет собой, цитирую, «идеи и ценности фирмы». Утверждают, что если им проникнуться на уровне сознания, то сложная задача разрешится быстрее, чем после задушевного разговора с начальником, который по‑отечески вправит тебе мозги. При этом в отношения вторгается некий искусственный «бодрячок», который исключает негатив и плохое настроение сотрудников. Да, «идейной» фирме наплевать, какие кошки скребут у тебя на душе, но ты должен улыбаться и делать вид, что болеешь за общее дело.

Вот и получается, что участники этой новомодной ахинеи уже даже не работники, а внешне всем довольные существа, из которых на деле выжимают жизненные силы ради красивой картинки «воплощённых целей и задач». Только кто знает, чего стоит сегодня выдержать эту корпоративную мясорубку, не выпасть из обоймы, обеспечить себе кусок хлеба. Посему подозреваю, что психологи и психиатры – очень перспективные профессии.

Отпуск – антистресс

Я бы не взялась за эту тему, если бы встретила хоть одного человека, искренне довольного своей работой, а точнее, теми моральными дивидендами, которые она приносит. Возможно, у меня какой‑то неправильный круг знакомых, среди которых медики, продавцы, инженеры, педагоги… Но очень часто слышу одно и то же: «скорее бы пенсия», «занимаюсь бессмыслицей», «люди никому не нужны», «задёргали», «замучили бумагами», «на каждого сотрудника – сто контролёров» и главное – «работаю без удовольствия». Рабочее напряжение накладывается на общий ритм жизни.

«Я был просто рабом, который не принадлежал себе, – поделился со мной приятель, побывавший в роли большого начальника крупной компании, плюнувший на огромную зарплату и уехавший жить в деревню рядовым фермером».

Не каждый решится так кардинально изменить жизнь.

Поэтому большинство и мечтает хотя бы на пару недель выпасть из корпоративных потребностей. Чтобы хоть немного вкусить то, ради чего пришёл на эту землю – самой жизни со всеми её радостями и удовольствиями.


для комментариев используется HyperComments