• 59,41 ↓
  • 69,64 ↓
  • 2,29 ↓
16 марта 2017 г. 15:50:42

Почему Юрий Коноваленко говорит не «бомба», а «специзделие»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Генерал-громовержец
Юрий Коноваленко. Фото Вадима Заблоцкого

Генерал-лейтенанту в отставке Юрию Коноваленко исполнилось 80 лет. Он возглавляет Белгородскую местную организацию ветеранов подразделений особого риска – это люди, занимающиеся повседневной эксплуатацией ядерного оружия и мест проведения испытаний. Сам Юрий Владимирович с 1991 по 1994 год был начальником Семипалатинского ядерного полигона.

В числе первопроходцев

«Мы дети войны, с четырёх лет я помню её начало. Пришлось испытать все тяжести эвакуации под обстрелами из донбасской Макеевки – пригорода Донецка, в котором, к сожалению, сегодня, как и тогда, звучат разрывы снарядов, – рассказывает Юрий Коноваленко. – Отец мой, шахтёр, прошёл всю войну. С самого раннего детства я понимал, насколько важно защищать Родину».

Юрий окончил Пушкинское радиотехническое училище войск противовоздушной обороны по первому разряду и получил право выбора места будущей службы. Выбрал войсковую часть на Дальнем Востоке, прикомандированную к Министерству среднего машиностроения, которое создавало ядерное оружие.

«Я участвовал в сборке ядерных боеприпасов. В тот период между нами и США шла гонка вооружений, заводы не успевали выпускать серийную продукцию, поэтому некоторым воинским частям была поручена сборка, в помощь заводам, – поясняет генерал-лейтенант Коноваленко. – Фактически мы были в числе первопроходцев по созданию ядерного щита нашей державы».

Позже Юрий Владимирович сменил ещё девять мест службы. В общей сложности 37 лет он занимался вопросами хранения и эксплуатации ядерного оружия. Попутно в 1965 году окончил Всесоюзный заочный энергетический институт, а в 1973-м – командный факультет Военной академии имени Ф.Э. Дзержинского по специальности «Боевое применение вооружения».

Полигон и люди

Постоянную жизнь на закрытых объектах, в атмосфере строжайшей секретности генерал-лейтенант описывает по привычке скупо. И слово «бомба» не произносит – на него было наложено табу, все говорили только «специзделие».

«С Казахстаном и Семипалатинским ядерным полигоном я впервые познакомился в ноябре 1974 года, – рассказывает ветеран. – В марте 1975 года был открыт штат воинской части 77 191 (объект «С»), и я был назначен на должность главного инженера – первого заместителя командира, а в ноябре – командиром. Эта воинская часть хотя и располагалась на территории полигона, была самостоятельной со своими специальными задачами по хранению, технической эксплуатации ядерных боеприпасов и ядерно-техническому обеспечению войск Среднеазиатского военного округа».

Юрий Коноваленко участвовал в подготовке испытаний. Испытывалось, в частности, воздействие воздушной ударной волны на новейшие образцы вооружения и военной техники. Воинская часть выставляла на место испытаний автомобильную и инженерную технику.

«О масштабах и значимости проводимых на полигоне работ свидетельствует его посещение знаменитыми людьми страны, – продолжает рассказ Юрий Владимирович. – Это были учёные, разработчики и конструкторы ядерного отечественного вооружения, руководители институтов и ведущих организаций страны, министры и представители ЦК КПСС и Компартии Казахстана. В период командования воинской частью мне приходилось решать вопросы её жизнедеятельности с партийными и государственными органами Казахстана и Семипалатинской области. Меня избирали депутатом областного и городского Совета народных депутатов. Был членом обкома Компартии Казахстана, делегатом партийных конференций, делегатом XVI съезда КП Казахстана. Встречался с ныне действующим президентом Республики Казахстан Нурсултаном Назарбаевым, который поразил смелостью, чёткостью, напористостью своих выступлений, доступ­ностью в общении с людьми в перерывах работы мероприятий».

Один из четырёх начальников Семипалатинского полигона, с которыми пришлось работать и которому Юрий Коноваленко пришёл на смену, – генерал-лейтенант Аркадий Данилович Ильенко, ныне также белгородец. При нём на полигоне было подготовлено и проведено наибольшее количество испытаний – 113.

Юрий Владимирович с удовольствием вспоминает видных военачальников, с которыми приходилось работать: генерал-полковники Пётр Лушев и Дмитрий Язов – участники Великой Отечественной войны, ставшие впоследствии соответственно заместителем министра обороны и министром обороны СССР. Пётр Георгиевич Лушев имел у офицеров негласное прозвище «Фотограф» за то, что появлялся при проверке войск всегда не там, где его ждали, а на хоздворе, проверяя подготовку к зиме, а затем состояние солдатской столовой и организацию питания личного состава. Дмитрий Тимофеевич Язов свободно анализировал на оперативных сборах любую знаменитую операцию Великой Отечественной войны, находя аналогию с обстановкой на учениях, проводимых военным округом. Читал наизусть целые поэтические произведения Пушкина и Лермонтова.

Планы не сбылись

29 августа 1991 года был издан Указ Президента Казахской ССР «О закрытии Семипалатинского испытательного полигона».

«Надо спасать полигон, добиться возможности его использования для физических опытов, а также для испытания военной техники другими методами» – так аргументировало начальство своё предложение Юрию Коноваленко занять должность начальника полигона, делая акцент на опыт, связи и его личные качества.

В начале декабря 1991 года он стал начальником Семипалатинского испытательного полигона и прибыл в Курчатов (Семипалатинск-21) для приёма дел. Нурсултан Назарбаев, уже президент Казахстана, высказал надежду на возможность продолжения работ на полигоне после успокоения и изменения общественного мнения населения Казахстана относительно этой местности.

Но времена были тяжёлые, и планы не сбылись. Не было прежнего порядка ни в армии, ни в городе, ни в настроениях общества. В 1994 году Юрий Коноваленко был уволен из рядов Вооруженных Сил. По ходатайству Министерства обороны и в результате долгого хождения по кабинетам чиновников отставной генерал-лейтенант получил квартиру в Белгороде.

Сын и внук Юрия Владимировича продолжили его дело. Владимир Юрьевич – ядерщик на «Росатоме». А внук Роман Владимирович – моряк на Тихоокеанском флоте.


Справка БП

Семипалатинский испытательный полигон (официально: 2-й Государственный центральный испытательный полигон, 2 ГЦИП) – первый и один из крупнейших ядерных полигонов СССР. Введён в экс­плуатацию в 1949 году. Находится в Казах­стане, на границе Семипалатинской (ныне Восточно-Казахстанской), Павлодарской и Карагандинской областей, в 130 километрах северо-западнее Семипалатинска, на левом берегу реки Иртыш. На территории полигона находится закрытый город Курчатов, ранее обозначавшийся как Мос­ква-400, Берег, Семипалатинск-21, станция Конечная.

С 1949 по 1989 год на полигоне прошло около 500 ядерных испытаний, в ходе которых в атмосфере и под землёй взорвано не менее 616 ядерных и термо­ядерных устройств. Последний взрыв был осуществлён 19 октября 1989 года. Ныне в городе Курчатове находится научный ядерный центр Казахстана.


для комментариев используется HyperComments