• 66,62 ↓
  • 75,54 ↓
  • 2,40 ↓
9 октября 2018 г. 16:29:48

 

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Феномен Станкевича. Почему память о выдающемся белгородце не угасает более 200 лет
Фото Владимира Юрченко

Его называют поэтом и философом, но вряд ли наш современник процитирует хотя бы строчку из его произведений. В честь него названы улицы, школы, культурные события. Но мало кто знает, за какие заслуги такая честь человеку из позапрошлого века, не дожившему даже до 27 лет.

Тем удивительнее, что не в пример тысячам других деятелей прошлого время не стёрло его имя со страниц истории. Мы попытались разгадать секрет неугасающей славы нашего земляка Николая Станкевича (1813–1840), побывав на его родине – в Мухоудеровке Алексеевского городского округа на ежегодном фестивале «Удеревский листопад», что проходит в память о нём.

Талант искать таланты

Обычно заслуги человека оценивают по созданным им произведениям – продуктам творческой мысли. В осмыслении наследия Станкевича по названным причинам другие параметры: мы соотносим его жизнь с историческими фактами и событиями эпохи, судьбами других людей и влиянием на них.

Так, в начале 1830-х годов, после поступления Николая Владимировича в Московский императорский университет, вокруг него почти сразу собрались студенты-интеллектуалы, образовав так называемый философский «Кружок Станкевича». Можно только предполагать, как такому молодому человеку удавалось объединить самых противоречивых по убеждениям и темпераменту людей. При этом будущие классики философии и литературы Виссарион Белинский, Константин Аксаков, Михаил Бакунин, Дмитрий Топорнин и многие другие безоговорочно отдавали Станкевичу лавры лидера. Вероятно, свою роль играло его человеческое обаяние, высокие нравственные качества, образованность. А ещё, цитируя Русскую историческую библиотеку: «цельность натуры, которая внушала его друзьям такое глубокое уважение и такую горячую привязанность…».

Ещё один талант Станкевича открылся, когда ему было 17 лет. Именно тогда в молодом скупщике скота Алексее Кольцове (тому на тот момент был 21 год) он разглядел великого поэта. И через год опубликовал его стихи в «Литературной газете» со своим предисловием и ввёл в московское литературное общество.

Особое чутьё Станкевича на одарённых людей помогло продвинуться многим писателям. Известно признание Ивана Тургенева, с которым Станкевич крепко дружил: «Станкевич! Тебе я обязан моим возрождением: ты протянул мне руку – и указал мне цель». На заседаниях философского кружка Николай Владимирович зачитывал произведения Гоголя, тогда ещё непризнанного и мало кому известного, подспудно создавая ему творческую репутацию.

Николай Владимирович мог силой слова повлиять на мировоззрение человека, придать ему уверенности, вывести на правильный путь. Не только взлетевшие при его участии в литературные выси авторы, но и классики русской литературы отзывались о нём очень высоко. Лев Толстой, прочитав его переписку, писал: «Боже мой! Что это за прелесть! Вот человек, которого я любил бы, как самого себя. Веришь ли, у меня теперь слёзы на глазах… Больно читать его – слишком правда, убийственно грустная правда».

Земляк о земляке

Много лет назад, будучи ещё мухоудеровским школьником, под обаяние личности своего знаменитого земляка попал ныне генерал-майор полиции в отставке, шеф-редактор журнала «Человек и закон», почётный гость фестиваля «Удеревский листопад» Николай Карташов. С тех пор, какие бы должности ни занимал, где бы ни жил, признаётся Николай Александрович, он не переставал исследовать жизнь Станкевича. Результатом этой многолетней работы стали три книги о мыслителе, включая вышедшую в серии «Жизнь замечательных людей».

 

Николай Карташов.
Николай Карташов.
Фото Владимира Юрченко

Карташов так оценивает влияние мыслителя: именно благодаря Станкевичу, работе его кружка сформировались общие философские позиции мировоззрения людей 1830-х годов, зародились основы новой эстетики.

«Одним из направлений общественного развития России Станкевич считал просвещение. По его убеждению, честный человек должен желать распространения знаний. Он верил, что только они приведут к избавлению народа от крепостной зависимости. Просвещение, религия и любовь к Отечеству – эти устои должны составлять основу общества, считал Николай Владимирович, – рассказывает генерал-майор полиции в отставке. Он уверен, что эти принципы и сегодня могут лечь в основу нашей национальной идеи».

Неслучайные совпадения

Удивительно, но жизнь складывалась так, что Николай Карташов посетил все места, где бывал его земляк.

«Ходил теми же дорогами, что и Станкевич, в Воронеже, когда он учился в благородном институте. Совпали наши пути на Кавказе, где он лечился от чахотки, а я служил, – поделился Николай Карташов. – В Москве, во дворе моей службы по контролю за оборотом наркотиков, откуда я уходил в отставку, сохранилась Церковь бессребреников Космы и Дамиана, где Станкевич молился. И я её посещал».

Волею судеб шеф-редактор познакомился с представительницей рода Станкевичей, сотрудницей Российской государственной библиотеки, доктором наук Натальей Добрыниной (1931–2015). К слову, в истории своих поисков Николай Александрович видит не иначе как направляющий перст и помощь высших сил.

Белгородцам будет интересно узнать, что Наталья Евгеньевна оставила после себя интереснейшую книгу о трёх поколениях родных – «Сквозь полтора столетия: моя семья». Начинается она с истории деда по материнской линии Алексея Станкевича (племянника Николая Станкевича), основателя библиотеки Государственного исторического музея. Именно Алексей Иванович в 1890 году собрал и издал произведения своего дяди.

Но не только жажда просвещения, бережное отношение к прошлому передавались в роду Станкевичей по наследству. В некрологе от коллег на смерть Натальи Добрыниной есть поражающие своей исторической похожестью строки: «Подобно магниту, она как бы притягивала к себе людей, чему в немалой степени (помимо её высокой компетентности) способствовал её незаурядный характер – открытость, доброжелательность, тактичность, умение выслушать собеседника, рассмотреть иную точку зрения, подлинный демократизм общения».

Всех объединив

Наверное, мы бы ничего этого не узнали, или узнали не в такой концентрации, если бы не литературно-музыкальный фестиваль «Удеревский листопад» – ещё одно подтверждение неувядающей памяти о Станкевиче. В статусе областного в этом году он прошёл в шестой раз, а вообще алексеевцы породили его 23 года назад. Фестиваль собирает не только музыкантов и поэтов, но и исследователей наследия мыслителя. Объединить мыслящих, пишущих, неравнодушных – его главный посыл, очень созвучный с мотивами жизни Станкевича.

«Здесь концентрируется поэтическое творчество, которое стыкуется с тем, что делал Станкевич – он писал стихи. И сюда приходят поэты. Его поэтическое дарование вдохновляет земляков. Фестиваль – это возможность найти своего зрителя, выступить и быть услышанным. Для поэтов – своего рода экзамен», – считает белгородский писатель, журналист Анатолий Кряженков.

По итогам фестиваля раз в пять лет в Алексеевском городском округе выходит альманах с произведениями участников, что само по себе уникально.


для комментариев используется HyperComments