• 58,46 ↓
  • 69,18 ↓
  • 2,18 ↓
30 апреля 2017 г. 21:03:19

Жители двух многоквартирных домов не могут найти общий язык по поводу шлагбаумов

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Если бы шлагбаум мог говорить. Как на улице Левобережной в Белгороде вместо хорошего дела получился конфликт
Фото Вадима Заблоцкого

Без грифа «секретно»

Чужие машины постоянно паркуются у подъездов, портят газоны и нервы жителям, создают опасные ситуации для детей. Но с 2014 года мэрия Белгорода разрешила ставить шлагбаумы во дворах, чем многие воспользовались. И тут не обходится без конфликтов между соседями, поскольку проехать к одному дому можно подчас лишь через двор другого, а люди не всегда находят общий язык и идут на компромисс.

Мэрия чётко регламентировала установку шлагбаумов, но конфликтных ситуаций меньше не становится. На улице Есенина, когда у дома № 42 поставили шлагбаум, жители дома № 40 попытались его сломать. Три года судятся, сносят и снова ставят заграждения обитатели домов на Железнякова, 20 и Челюскинцев, 17.

А на улице Чапаева, 9 в начале марта установили сразу три шлагбаума. Один перегородил путь в соседние дворы на Левобережной, два других – въезды на новую парковку самого дома № 9, которую жители оборудовали за свои средства.

«Мы проезжаем через их двор, потому что другого пути нет, и всегда так ездили, – говорит автомобилистка из дома на Левобережной, 22. – Когда двор перекрыли, пришлось заезжать через соседние дворы, но там тоже могут поставить шлагбаумы».

«Наш двор всегда был разбит, а в прошлом году его наконец‑то отремонтировали, сделали игровые площадки и парковку. Но парковкой могут пользоваться только те, кто сдал деньги на её обустройство, – говорит Наталья Стаценко из дома № 9. – Я готова сдать деньги, но прежде хочу посмотреть протокол общего собрания собственников по парковке и шлагбаумам, чтобы знать наверняка, что всё законно. Просила старшую по дому показать расчёты стоимости работ, но мне ничего не дали. Уже месяцев пять не могу добиться этих документов ни у членов совета дома, ни в управляющей компании. Что за секрет?»

Фото Вадима Заблоцкого

У названных документов нет грифа «секретно». Как сообщил Наталье Стаценко официальным письмом генеральный директор управляющей компании «Русь» Сергей Молчанов, в соответствии с Жилищным кодексом РФ протоколы общих собраний собственников помещений в многоквартирных домах хранятся в месте или по адресу, которые определены тем же собранием. По информации УК, пишет Сергей Викторович, протокол и прочая документация по поводу установки шлагбаума находятся у председателя совета дома № 9. Того самого, в котором живёт и Стаценко. Соседи не могут найти общий язык?

Право всё знать

По правилам, чтобы установить шлагбаум, надо заручиться согласием не менее двух третей собственников многоквартирного дома, затем получить согласие в комитете по управлению Восточным или Западным округом Белгорода. При этом обосновать, зачем нужен шлагбаум, приложить проект и кадастровые документы на земельный участок. Кроме того, надо гарантировать круглосуточный доступ на огороженную территорию автомобилям МЧС, скорой помощи, правоохранительных органов, служб газового и коммунального хозяйства. Все расходы на установку и обслуживание шлагбаума ложатся на собственников. Ключевой момент: если шлагбаум устанавливается сразу для нескольких дворов, то в процессе участвуют собственники из всех домов.

«Если бы по закону и просто по‑человечески жители Чапаева, 9 пригласили нас обсудить свои намерения, то, думаю, мы согласились бы на шлагбаумы, – рассуждает Игорь Зюзюкин из дома № 22 по Левобережной. – Поставили бы их в трёх местах, огородив наши дома сообща, обеспечив доступ только своим».

Жители 22-го дома продолжают писать в комитет по управлению Западным округом, в газету, в иные инстанции. Шлагбаум между домами функционировал лишь несколько дней, потом его или открыли, или сломали: полосатая палка зафиксирована в поднятом положении.

Наталья Стаценко тоже пишет жалобы-обращения:

«Я хочу знать, что происходит во дворе и доме, где я живу, из чего складываются суммы на парковку, на шлагбаум, почему мне предложили заплатить за ключ от него 1 000 рублей. Знать это – моё законное право. Почему его реализации я должна добиваться через прокуратуру? Машину, – продолжает она, – мы с мужем ставим у соседнего дома, как и раньше, когда в нашем дворе не было оборудованной стоянки. Хотим пользоваться ею, но добиться этого пока не можем».

Фото Вадима Заблоцкого

Замкнутый круг

Из ответа комитета по управлению Западным округом на запрос редакции следует, что жители дома № 9 с просьбой о шлагбауме обратились ещё в ноябре 2015-го, за полтора года до ремонта двора и появления парковки. Необходимость его установки обосновывалась тем, что через двор ездит много машин к четырём другим домам: насчитали сто в час. Это нарушает требования санитарных правил и норм, а также правил дорожного движения, где предусмотрены ограничения на режим движения и стоянки транспорта в пределах жилой зоны, отмечается в ответе. Потому после предоставления протокола общего собрания и других документов, получения разрешения соответствующих городских служб комитет согласовал установку шлагбаума.

А комитет правового обеспечения деятельности администрации Белгорода дал следующее разъяснение. В соответствии с Жилищным кодексом РФ обитателям многоквартирного дома на праве общей долевой собственности принадлежит общее имущество, в том числе земельный участок, на котором расположен дом, с элементами озеленения и благоустройства. И поскольку каждый собственник имеет право пользоваться этим участком, то отказ в предоставлении ключей от шлагбаума незаконен, ведь стоянки, расположенные в границах земельного участка, тоже часть общей долевой собственности. Поэтому ими могут пользоваться даже те собственники помещений, которые не сдавали деньги на их обустройство. Они имеют право получить ключи от шлагбаума при условии, если заплатят за изготовление копии ключа.

Но чтобы заплатить, Наталья Стаценко, как и некоторые другие жильцы, хотят сначала увидеть документы о ценах. Но их не дают. Замкнутый круг какой‑то.

Шлагбаумы ли виноваты в этом? Интересно: если бы они умели говорить, то что бы от них услышали сейчас о себе люди?


для комментариев используется HyperComments