• 65,99 ↓
  • 74,90 ↓
  • 2,38 ↓
26 октября 2018 г. 15:24:32

Новичок ВК «Белогорье» дал эксклюзивное интервью «Спортивной смене»

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Джон Гордон Перрин: Во мне есть русская кровь
Фото Натальи Малыхиной

Его зовут Гордон. Коротко – Горд. Ему 29, и в Канаде он капитан национальной сборной по волейболу. А у нас – «локомотив», который должен привести обновлённый и омолодившийся состав команды к новым победам и трофеям.

8 октября он прилетел в Россию, а 14-го впервые вышел на площадку белгородского «Космоса» и вколотил в неё четыре эйса, став одним из героев матча – открытия российского чемпионата 2018/2019.

Все любят сыр

— Гордон, чего не стоит говорить канадцу ни при каких обстоятельствах?

— Нет, мы очень дружелюбны и открыты для всех. Очень трудно обидеть канадца. Мы любим шутить, и, даже если вы скажете нам что‑то обидное, мы подумаем, что это шутка. Возможно, фанатов хоккея может задеть, если ты скажешь что‑то, к примеру, про их любимую команду из Монреаля. Но я не фанат и всё воспринимаю как шутку. В моей команде есть несколько франкоканадцев, и вот если протроллить их акцент, возможно, они обидятся.

— Назови три главных стереотипа о Канаде и канадцах, которые не соответствуют действительности.

— Существует действительно много шуток о канадцах, и многие из них не правдивы. Например, некоторые думают, что по всей Канаде люди живут в и́глу. Некоторые думают, что мы едим очень много сыра. По‑моему, все люди любят сыр и едят его примерно одинаковое количество. Многие считают, что у нас какой‑то странный акцент, но это тоже не так. Многие думают, что вся страна умеет говорить по‑французски, так как у нас два официальных языка. Я, к примеру, не знаю ни слова по‑французски.

В Канаде много представителей разных национальностей, мигрантов, всё намешано, и стереотипов о других нациях у нас тоже нет. Могу сказать, что мы дружелюбная нация, открытая новым людям и идеям. Мы немного похожи с Россией в том, что в наших странах бывает очень холодно, так что мы стараемся держаться вместе, чтобы согреться.

— А что насчёт представления о том, что в Канаде все с пелёнок играют в хоккей и умеют кататься на коньках? Ты умеешь?

— Это так. Каждый канадец с детства учится кататься, и я тоже умею. Когда я был маленьким, то перепробовал все возможные виды спорта: волейбол, баскетбол, соккер, хоккей. Но хоккей мне почему‑то не очень нравился, я предпочитал зальные виды спорта. В 10–11 лет я совсем перестал им заниматься и сфокусировался на волейболе и баскетболе. Баскетбол мне нравился даже больше, но потом меня взяли в школьную волейбольную команду. В 14 лет меня позвали играть в юношескую команду Британской Колумбии, а в 17 я начал играть в молодёжной лиге на национальном уровне.

— В Канаде, надо думать, у волейбола не так много фанатов?

— Нет. В Канаде публика больше любит хоккей, баскетбол и футбол. Но думаю, что популярность волейбола потихоньку растёт. Последние десять лет для моей национальной сборной были довольно успешными, мы неплохо выступили на Олимпиаде, в Мировой лиге… Когда команда не так уж хороша, то нет и фанатов. Поэтому хоккей такой популярный. Если моя команда продолжит в том же духе, это хорошо скажется на развитии волейбола в Канаде.

— Ты играл за университетскую команду, а какую профессию в итоге получил?

— Три года я изучал самые разные предметы: социологию, историю, всё-всё. А после трёх лет нужно было выбрать только один предмет, который и станет твоей профессией. Но в этот момент я бросил университет, потому что появилась возможность профессионально заниматься волейболом.

 

Фото Юрия Бограда

Русская кровь

— Расскажи немного о своей семье. Твоя сестра, кажется, тоже профессионально играет в волейбол?

— У меня две сестры и брат. Брат – пожарный. Одна сестра старше меня на четыре года, она замужем за американцем и живёт в Америке. Вторая сестра, как и я, играет в волейбол в национальной сборной. Мама работает в больнице, а отец – ветеринар.

Я вырос в небольшом городке, в домике среди гор и деревьев, у нас был большой участок земли, и вокруг всегда было много природы и животных. Мой отец постоянно приносил животных домой, с нами всегда жило много собак. В детстве я очень любил животных.

Кстати, прадедушка и прабабушка моего отца – из России, так что во мне есть русская кровь. Не знаю, где именно они жили, и мой папа тоже не знает. Дома отец часто готовил борщ, так что я пробовал это русское блюдо много раз. Но сам я не умею его готовить.

— Чем в первую очередь тебя накормили в Белгороде?

— Это был борщ! Я знаю не так много русских блюд, но мне хотелось бы узнать и попробовать. Я особенно люблю супы и знаю, что в России существует очень много видов, и мне бы хотелось их попробовать. А ещё я пробовал уху.

— Ты впервые оказался в России?

— В 2012-м я был в Новосибирске – играл в Лиге чемпионов со своей турецкой командой (Гордон выступал за «Аркас» – прим. авт.). Это второй мой раз, и я провёл тут всего несколько дней. Пока мне всё нравится, я познакомился со всеми игроками. До приезда я знал многих, но ни с кем не был знаком лично. Все игроки очень дружелюбны, открыты и помогают мне.

— Какие впечатления остались от первой совместной тренировки?

— Для нас сейчас главное – узнать друг друга как можно быстрее, потому что сезон уже начался и у нас очень мало времени. Сейчас мы стараемся выстроить свою систему игры и показать хороший волейбол. Самая большая проблема для меня – языковой барьер. Всего несколько ребят из команды говорят по‑английски и тренер. Приходится довольно трудно, когда не все игроки могут общаться на одном языке. По‑русски я не знаю ни слова, только «спасибо».

— А выучить хочется?

— Это очень сложно. Возможно, получится что‑то узнать, общаясь с ребятами, но вряд ли я по‑настоящему заговорю по‑русски.

Цель – Олимпиада

— Если бы не «Белогорье», где бы ты сейчас мог оказаться?

— Каждый сезон мой менеджер ищет клуб, в котором я буду играть. На этот раз я выбирал между Италией и Россией. Не знаю почему, но у меня было чувство, что экономическая ситуация здесь лучше. В России хорошая, сильная лига, ваши игроки очень талантливы, и иностранцы со всего мира приезжают сюда играть. Последний сезон я провёл в Китае, и мне хотелось чего‑то более сложного. Хотелось играть в топ-лиге. Играть здесь – это вызов самому себе.

 

Джон Перрин – слева.
Джон Перрин – слева.
Фото Юрия Бограда

— Ты доигровщик, и на этой позиции в команде заменишь Сергея Тетюхина. Боишься, что публика будет вас сравнивать?

— Я не знаю, что будет думать обо мне аудитория. Я не собираюсь заменять Тетюхина, я хочу принести в игру то, что я могу. Неманья Петрич и я – нас выбрали, потому что в прошлом мы неплохо справлялись со своей работой. Важно быть самим собой, а не кем‑то другим. Я просто буду делать, что могу.

— Опиши свой стиль игры.

— Я люблю умную игру. Я бы сказал, что стараюсь мыслить вне стереотипов и системы. Я люблю рисковать, могу сделать неожиданный ход в игре, но всё равно играю по‑умному. Я рад, что могу выполнять много разных функций на площадке и быть полезен в каждом элементе игры.

— Какие цели на ближайшее время ставишь перед собой?

— Одна из них – это, конечно, Олимпийские игры. Физические возможности не вечны, так что Токио, возможно, моя последняя возможность. Ну и, конечно, сделать этот сезон хорошим, достичь целей, поставленных клубом.

— Выбери пять игроков для своей личной команды мечты.

— Ох, мне правда очень тяжело решить. Я бы выбрал «Белогорье»!

Праздник гуся

— В «Инстаграме» встречается видео, где ты играешь на гитаре. Привёз инструмент в Белгород?

— Привёз. Когда я жил в Турции, я купил гитару и начал учиться игре по видео на «Ютьюбе». А когда я был очень маленьким, мама учила меня играть на пианино. Но тогда всё и закончилось. Моя мама также играет на органе – это такая штука, как три пианино. Возможно, я играл и русских композиторов, но не помню фамилий. Русских песен я тоже не знаю – успел услышать только парочку по радио.

— Что ещё, кроме гитары, ты привёз из Канады в Россию?

— Больше ничего, только одежду. Никаких талисманов у меня нет – я не суеверный.

— А что насчёт обуви? У тебя большая коллекция кроссовок?

— О да, я покупаю очень и очень много обуви. Даже не знаю, сколько у меня пар. Может, 50. Но я не путешествую с ними всеми – привёз, наверное, только пять.

— Расскажи про свои татуировки.

— На руке у меня изображён лев, и я даже не знал, что лев – символ команды «Белогорье». А на запястьях у меня подписи родителей. Тату – это искусство, мне нравится, это отличный способ выразить, кто ты такой.

— Белгородская область – столица странных праздников и фестивалей. Если бы тебя позвали поучаствовать, согласился бы?

— Я никогда не был на празднике веника. Или фестивале гусей. Но мне кажется, что я бы сходил, это интересно. Мне нравится пробовать разные вещи и получать опыт разных культур. Даже если это немного странно. Когда у вас был фестиваль гуся?

— Недавно.

— О, я пропустил фестиваль гуся… Когда будет следующий?

— Через год.

— Взял на заметку.


для комментариев используется HyperComments