• 63,30 ↓
  • 67,21 ↓
  • 2,45 ↓
4 февраля 2016 г. 14:32:41

Белгородец собрал генеалогическое древо своей семьи из 520 родственников

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
До десятого колена
Николай Таволжанский. Фото Наталии Козловой

Николай Таволжанский проделал сложную и скрупулёзную работу. Для создания детального древа десяти поколений своего рода ему потребовалось изучить десятки книг, собрать сотни фотографий, поговорить с десятками родственников. На работу ушло 30 лет и 17 м рулонной бумаги.

Доктор, профессор

Справедливо будет начать рассказ о роде Таволжанских с самого Николая Петровича. Ведь именно его можно назвать хранителем рода.

Николай Таволжанский – разносторонний и увлечённый человек. Рассказать обо всех его увлечениях и достижениях времени не хватит, поэтому коротко о главном: он доктор сельскохозяйственных наук, профессор, учёный-селекционер, руководитель Вейделевского научно-производственного сельскохозяйственного института селекции и семеноводства подсолнечника Центрально-Чернозёмного региона.

«Ой, да всё это детали, – восклицает Николай Петрович. – Сейчас многие говорят о том, что учатся, но ведь это естественно. Я всю жизнь и каждый год, каждый день и сам учусь, и учу людей. Чем взрослее становишься, тем больше понимаешь, что тебе многому нужно учиться. Так жизнь устроена. К тому же времена поменялись, сейчас для самообразования открыты все двери».

Чудо-яблонька

Родился Николай в селе Клименки Вейделевского района. После школы поступил на плодоовощевода в Корочанский сельскохозяйственный техникум.

«Всегда хотел быть агрономом, плодоовощеводом. Во время учёбы у меня появилась любовь к селекции, – вспоминает Таволжанский. – Мы жили на квартире. У хозяйки был огород и садик. Там были яблони. Я со всей Корочи собирал пыльцу. Мы четыре года на квартире жили, и за это время я вырастил на одной яблоне сортов 150. Каждая веточка – другой сорт, другая форма листа, другой плод, другой цветок. И когда глянешь на яблоню, она как нарядная ёлка – до того интересно! Сначала меня хозяйка ругала, но потом и ей стало интересно».

Николай отучился, вернулся в родное село, его взяли на работу в колхоз агрономом-семеноводом. Затем он руководил работой молочно-товарной фермы. Сейчас Николай Петрович смеётся, говоря, что о корове знал только то, что у неё есть рога и вымя. Но когда его, агронома, отправили к животным, было не до шуток. Возражать в те времена было не принято.

«Это целая наука, её можно постичь, если с детства ухаживать за коровами или выучиться. Я же с коровами не был связан, и образование у меня – агрономия», – рассказывает Николай Таволжанский.

После коров ему довелось работать на свиноводческой товарной ферме. Здесь агроном столкнулся с бедой – крысы были повсюду. Помог от них избавиться сосед. Он ранил одну крысу, испуганный зверёк, видимо, передал сигнал об опасности остальным, и крысы оставили ферму. Именно тогда Николай Петрович задумался о народной мудрости – странных обычаях, приметах. Кажется, куда проще отравить крыс, выловить – но в селе десятилетиями хранили как народную мудрость эту уловку.

Спустя много лет, когда наш герой попал в аварию и долго восстанавливался, в это свободное от работы время он начал собирать народные приметы, составлять книгу. В скором времени он собирается издать её.

«Сейчас приметы мало кого интересуют, а зря. В них мудрость наших предков», – поясняет Николай Петрович.

После молочной и свинофермы Таволжанский работал заведующим гаражом, и только потом его назначили главным агрономом.

Председатель колхоза

В 1983 году Николай Таволжанский стал председателем колхоза в селе Белый Колодезь. Под его руководством здесь начали создавать музей истории села и зоопарк.

Зоопарк этот был, по воспоминаниям местных жителей, лучшим в Черноземье. Были тут верблюд, тигры, львы, ягуар, медведи, страусы, дикобраз, всевозможные диковинные птицы. Животных собирали со всего Союза.

«Что такое зоопарк? Это когда человек походил вокруг животного несколько часов и не заметил, что оно сидит в плену. Животных нужно любить, – констатирует Николай. – Для чего был нужен зоопарк? Честно говоря, в деревне выйти из двора просто так нельзя было – сразу складывалось мнение, что человек бездельник. Бросил огород, хозяйство. А вот и пойти в музей или в зоопарк и привести туда внука – совсем другое дело!»

Так благодаря Николаю Петровичу селяне могли отдыхать с пользой.

В музее истории села собирали всю важную информацию о Белом Колодезе, начиная от старинных топоров, которыми пользовались местные жители, ценнейших видеозаписей с воспоминаниями участников Великой Отечественной и заканчивая фотографиями выпускников местной школы.

Кстати, директором Белоколодезской средней школы была учитель биологии Юлия Александровна – жена Николая Петровича. Супруги воспитали двоих сыновей.

На древо потребовалось 17 метров миллиметровой бумаги.
На древо потребовалось 17 метров миллиметровой бумаги.
Фото Наталии Козловой

Откуда появились?

30 лет назад, как раз в то время, когда создавался музей истории села Белый Колодезь, Николай Таволжанский решил изучить историю своего родного села Клименки. Впоследствии он написал целый исторический труд, посвящённый селу, и передал его местной школе. Хроника Клименок в его исследовании начинается с 1185 года.

С интереса к истории села проснулось и любопытство к своему роду:

«Передо мной стал вопрос: откуда появились Таволжанские? Первым Таволжанским был Никита, он пришёл в Клименки из Дёмино-Александровской волости. Это было начало. Мне стало интересно, какие ещё фамилии связаны с Таволжанскими. Начался опрос родственников».

Действовал Николай Петрович системно: мать, отец, бабушки и дедушки, прабабушки и прадедушки, прапращуры – дерево укоренялось и разветвлялось. Нужно было не просто найти упоминание о родственнике, но и по возможности узнать как можно больше о нём, добыть фотографию.

«Это сегодня легко – отсканировал фото и всё, а раньше-то нужно было аккуратно перефотографировать старый снимок, проявить, распечатать», – поясняет Таволжанский.

Общее древо он собирал на склеенных рулонах миллиметровой бумаги. Всего ушло 17 м. Только вдумайтесь, насколько это кропотливый труд: собрать такой массив информации без помощи компьютера, мобильного телефона. Если нужен был снимок родственника, то за ним нужно было ехать в другой населённый пункт, а не просить скинуть по электронной почте.

Николай Таволжанский советует всем, кто заинтересовался историей своего рода, запастись терпением и в первую очередь искать самое первое поколение родственников. После этого второе, третье и так далее. Для каждой фамилии рода, семьи он советует завести отдельную папку, в которой нужно будет накапливать информацию. Когда достаточный массив информации соберётся, нужно будет его обработать и составлять древо.

Должен быть человек

Сейчас Николай Петрович оцифровал свой труд – это 95 папок с 1 855 файлами о семьях рода.

Общее древо насчитывает десять колен и 520 человек из десяти стран. Со всеми Николай Петрович поддерживает отношения, семьи регулярно созваниваются по скайпу. Сам глава семьи – путешественник со стажем, на его счету два десятка стран, Европу он объездил на машине, так что общий язык находит и с теми, кто живёт далеко за границей, и с теми, кто рядом.

«Да уж, с теми кто живёт в соседнем квартале, не найдём времени встретиться, а благодаря Интернету общаемся с теми, кто в других странах, – говорит Таволжанский. – Сбор свой родословной очень затягивает. Это сложно и очень интересно. Ты понимаешь, что за каждой из этих 520 фотографий своя судьба. Давайте будем честны: раньше лучше знали свою родословную, глубже. В последние годы даже родных не всех знают. Начинаешь расспрашивать фамилии бабушек-дедушек, уже не каждый расскажет и, к сожалению, это не каждому интересно. В роду должен быть человек, который соберёт такое древо».


для комментариев используется HyperComments