• 59,14 ↓
  • 69,43 ↓
  • 2,32 ↓
28 января 2017 г. 11:54:55

Как белгородец Николай Бантюков стал одним из первых георгиевских кавалеров современной России

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Через дым и пламя
Николай Бантюков. Фото Вадима Заблоцкого

Не верьте тем, кто говорит, что поколение победителей ушло бесследно, что люди уже не те. И в наше время находятся у нашего народа герои, которые золотыми буквами вписывают свои имена в историю страны и родного края. Скромные и непубличные, они не требуют ничего – просто делают своё дело.

Воспитанный на подвигах

Губкинский парень Николай Бантюков так же, как все, учился в школе. Хулиганил. Ездил на велосипеде, купался с друзьями в речке, играл в «войнушку». А его дед, Михаил Афанасьевич Мороз, прошёл всю Великую Отечественную войну, был разведчиком. Как сказочные былины слушал Николай рассказы дедушки о войне. А в 2003 году, когда пришёл срок, отправился служить в Воздушно-десантные войска, 45-й полк специального назначения. Подготовка была серьёзная. И вскоре Бантюкову она пригодилась – на Северном Кавказе.

Остаться человеком

Николай, как и его дедушка, стал разведчиком. В Чечне десантники прощупывали местность по квадратам, при встрече с боевиками вступали в схватку.

«Бои были жестокие. Ни разу не отступили. Ходили двумя группами по 17 человек, – вспоминает Николай. – Нам очень повезло: все вернулись. А во второй группе погибли двое – наткнулись на боевиков на последнем задании».

Командировка в Чечню запомнилась надолго: тяжёлые бои, походный быт и другие реалии войны с жестоким, опытным врагом. И очень важно было остаться человеком, не потерять чувство справедливости и чести, делая повседневную солдатскую работу.

— За рубежом это называли гражданской войной…

— Да какая там гражданская, – машет рукой Николай. – Не знаю, как в первую чеченскую, а во вторую в основном наёмники были: арабы, негры, украинцев много. Был гражданин Канады с паспортом. Его на какую гражданскую занесло, каким ветром он там оказался?

На Северном Кавказе Николай провёл шесть месяцев. Было всякое. Во время очередного задания обнаружили и уничтожили учебный центр боевиков. Так на груди белгородца появилась медаль «За отвагу» – такая же, как у деда.

Снова в строй

После срочной службы Николай приехал домой, а через три года решил вернуться на службу. В июле 2008-го подписал контракт. Пошёл служить туда же – в 45-й полк ВДВ разведчиком. А 8 августа, после нападения Грузии на Цхинвал, их подняли по тревоге и загрузили в самолёты.

«Высадили нас в России, и до Абхазии мы уже добирались своим ходом. Проезжали районы, до которых война ещё не докатилась. Но страх был у местных жителей сильный. Они нам рассказывали, что недели за две-три до нападения практически все грузины уехали из Абхазии. Значит, нападение готовилось заранее».

— Западные СМИ говорили то же самое, но только про русские войска. Что якобы Россия напала и войска наши там стояли.

— Кроме миротворцев, не было там никого. Нас по тревоге «бортами» (транспортная авиация. – Прим. авт.) перебрасывали. Если бы наши войска стояли там, не дали бы такому произойти и столько людей мирных не погибло бы. Грузинские войска ведь открыли огонь и сразу стали мирные населённые пункты расстреливать и бомбить. Воевать им по большому счёту не с кем было…

«Гуманитарка» с лазерным наведением

Об операции по принуждению к миру Николай рассказывает скупо и спокойно. Как будто не на войну съездил, а в соседний магазин сходил за хлебом:

«Грузины, которые не успели убежать, сразу сдавались. Мы ещё и с ходу заняли грузинскую воинскую часть. Готовились к бою, а они просто бросили всё и убежали. В столовой – недоеденная еда в тарелках. Оружие побросали в оружейных комнатах. Даже полковое знамя бросили, забрали только жёсткие диски из компьютеров. С пленными в воинской части и обосновались, с нами были псковские миротворцы. Никого из пленных мы не трогали, как потом об этом рассказать пытались».

Так же спокойно Николай рассказал, как взяли в плен грузинский спецназ возле города Поти, как задержали «гуманитарную» помощь:

«Шесть военных «хаммеров» (бронеавтомобиль американского производства. – Прим. ред.). Огромное количество боеприпасов. Ракеты с лазерным наведением. Вот такая «гуманитарка» была».

— Долго там были?

— 26 дней. Как только заключили мирный договор с Грузией, мы сразу же улетели.

— Как местные жители к вам относились?

— Очень хорошо. Для них мы были героями. В кафе нас все пытались угостить. Выключали музыку. Выносили шашлык, вино, арбузы. Нас встречали как освободителей.

Георгиевский кавалер

За мужество и героизм, проявленные в миротворческой операции по принуждению Грузии к миру, 1 октября 2008 года Николая Бантюкова одним из первых в современной России наградили Георгиевским крестом. Это одна из самых почитаемых боевых наград. Вручал награду в Екатерининском зале Кремля президент Дмитрий Медведев.

После окончания контракта службы Николай вернулся в 2011 году в родной Губкин. Но через пять лет гражданской жизни решил окончательно связать свою жизнь с армией. И снова уехал в ставший родным 45-й полк ВДВ – служить, как деды и прадеды.



Справка «Белгородских известий»

Георгиевский крест – с 1807 по 1917 год причисленная к ордену Святого Георгия награда для ниж-них чинов в Русской императорской армии. Знак отличия являлся высшей наградой для солдат и унтер-офицеров за боевые заслуги и за проявленную храбрость.

В советское время награду не забыли. Георгиевских кавалеров, заслуживших её в сражениях Первой мировой войны, приравняли к кавалерам ордена Славы. Цвета ленты – чёрный и жёлтый – означают дым и пламя и являются знаком личной доблести солдата на поле боя.

Возродить орден Святого Георгия и Георгиевский крест в России решили ещё в 1992 году. Составление положения и статуса наград продлилось до 2000 года, тогда же их утвердил указ главы государства. Первые награждения Георгиевскими крестами в современной российской истории состоялись в августе 2008 года.


для комментариев используется HyperComments