• 66,43 ↑
  • 75,39 ↓
  • 2,39 ↑
31 мая 2018 г. 13:07:33

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Через 75 лет. Как жители Ливенки отыскали трёх офицеров, погибших в Великую Отечественную
Фото Владимира Юрченко

Почти 75 лет майор Фёдор Холодилин, старший политрук Иван Поляков и капитан Николай Юров числились без вести пропавшими. И ровно столько же жители красногвардейской Ливенки не знали, кто похоронен в стёртых временем с лица земли могилах возле железнодорожной станции Палатовка.

А потом в музейном архиве нашлось письмо, которое и расставило всё по местам. В августе прошлого года останки уже не безымянных воинов перезахоронили в центре села. Тогда же вышли на контакт с родственниками двоих, чтобы сказать: ваши отцы, дедушки, прадедушки погибли тут, на этой земле.

Я знал их лично

Март 1943-го. Полтора месяца назад Ливенку освободили от оккупантов. На станции Палатовка, что на восточной окраине населённого пункта, под бомбёжку вражеских самолётов попадает эшелон с войсками.

1986-й. Председателю народных депутатов Ливенки приходит письмо из Винницкой области. Его автор Александр Заяц – очевидец тех мартовских событий.

«Сообщаю имена трёх офицеров, которые были похоронены в воронке от бомбы возле полотна железной дороги, – пишет он (орфография и пунктуация сохранены. – Прим. авт.). – Это следующие товарищи:

I. Капитан Юров Николай Демидович – командир отдельного миномётного дивизиона 97 отдельной стрелковой бригады, переименованной потом в 13 гвардейскую бригаду.

II. Старший политрук Поляков Иван Алексеевич – заместитель командира отдельного миномётного дивизиона по политчасти 97/13 гв/ отдельной стрелковой бригады.

III. Майор Холодилин Фёдор Гурьянович – командир 4-го отдельного стрелкового батальона 97/13 гв/ отдельной стрелковой бригады».

Заяц добавляет в письме: погибших знал лично и видел, как их хоронили.

«Есть сведения, что все они числятся без вести пропавшими, так как сына Юрова не хотели принять в Суворовское училище из‑за того, что его отец пропал в войну…» – говорится в письме.

Не имея других данных о погибших, Заяц приводит цифры из книги Владимира Зоткина «На Курской дуге»: при бомбёжке погибло 30 человек, 45 ранено.

«Сообщаю эти сведения, так как никаких данных о погибших во время бомбёжки в селе у Вас да и в других местах, куда я обращался, нет», – в конце письма объясняет он.

Завязалась между двумя сторонами переписка или нет, придали ли вообще письму значение – за давностью лет неясно. Письмо попало в местный музей – филиал Красногвардейского краеведческого музея.

Копия из Нижнего Новгорода

Копия этого письма хранится у председателя совета ветеранов Ливенского сельского поселения Владимира Кравченко. Её прислал из Нижнего Новгорода доктор физико-математических наук, профессор, лауреат Госпремии СССР Владимир Гильденбург. В том же 1986 году Заяц отправил письмо и Гильденбургу. В Ливенке похоронен в братской могиле его отец.

Воентехник 1-го ранга Борис Гильденбург тоже погиб при бомбёжке эшелона. Его сын узнал об этом из военного донесения о безвозвратных потерях в архиве Мин­обороны. Но это произошло раньше. Дата смерти в похоронке на Бориса Гильденбурга и в донесении – 10 марта.

«Об этой более ранней бомбёжке мне тогда тоже рассказывали у вас в Ливенке. Тогда в 1985 г. в военкомате Красногвардейского р-на мне сообщили, что прах из многих захоронений в районе Ливенки – Палатовки уже много позже свозился в братскую могилу, на которой сейчас установлен монумент и на плитах выбиты имена погибших – в том числе (при вашей поддержке и после моего заявления и предоставления извещения о смерти) к ним было добавлено и имя моего отца… – пишет Владимиру Кравченко Владимир Гильденбург. – Таким образом, полагать, что отец был захоронен в могиле, которая сохраняется возле станции, у меня оснований нет».

Спустя десятилетия

2017-й. Депутат местного земского собрания Зоя Курочкина задалась вопросом: сколько же ещё будут у нас лежать безымянные солдаты в потерянной могиле у станции?

«Много лет назад на этом месте стояли деревянные кресты. Теперь ничего не осталось, дебри и заросли. Поехали мы, посмотрели: восстанавливать на этом месте было нечего», – рассказывает Зоя Петровна.

Местные жители вспоминают: присматривали за могилами и сотрудники железнодорожной станции, и живущие рядом ливенцы.

С помощью регионального управления молодёжной политики вышли на связь с историко-патриотическим объединением «Поиск» под председательством Ивана Андреева.

«Поисковики первым открыли Холодилина. Лежал он, прикрытый сверху досками», – вспоминает Владимир Кравченко.

Места двух других захоронений найти не удалось. Поисковики уехали, в селе назначили дату перезахоронения останков: решили предать земле останки как неизвестного солдата.

Мысль о двух ненайденных могилах не давала покоя Курочкиной и Кравченко.

«Обошли с Тихоновичем всё вокруг станции, я с одной стороны, он – с другой», – рассказывает Зоя Курочкина.

Помогла им с поиском местная жительница Валентина Малинина. После войны её семья обосновалась поблизости.

«Привезли мы её, она походила, осмотрелась и указала примерное место, где стояли раньше кресты», – добавляет Курочкина.

Поисковики приехали в Ливенку снова и извлекли останки двух офицеров. Владимир Кравченко вспоминает подробности:

«Можно было понять, насколько сильно пострадали они при взрыве. У одного в черепную коробку, наверное, осколком вдавило шапку».

Разыскиваются родственники

Дополнительную информацию об офицерах запрашивали в Интернете.

Родню искали тоже через Интернет.

«Приблизительный адрес родственников Холодилина в Магнитогорске мы знали. Обратились с запросом в местный отдел молодёжной политики по электронной почте, передали им данные, – рассказывает Зоя Курочкина. – Когда приехали в Ливенку внучка Холодилина и её дочь, рассказали: «Идём утром, и тут баннер висит: ищут родственников погибшего офицера, нашего офицера». В один день вышли объявления на радио, по телевидению и в газете. День ходили, не могли поверить, что это их отец и дедушка. Пришли на телевидение, и там им подтвердили: есть запрос, ищут вас».

Родственников Ивана Полякова отыскали в Краматорске. Потомков капитана Юрова Курочкиной и Кравченко найти пока не удалось. Известно, что семья переехала из Ростовской области в Краснодарский край.

30 апреля на месте захоронения Холодилина, Полякова и Юрова установили стелу. С этим ливенцам помог фонд «Поколение» Андрея Скоча. На открытие из Магнитогорска приехала внучка Фёдора Холодилина Вера Пидгайчук с дочерью Анной. Дома осталась его дочь Роза.

Пока на стеле лишь одна фотография – майора Холодилина.

«Если соберём всех родственников и выйдем с ними на связь, прикрепим фотографии ещё двух офицеров», – говорят Владимир Кравченко и Зоя Курочкина.


для комментариев используется HyperComments