• 56,98 ↑
  • 62,04 ↓
  • 2,15 ↑
21 декабря 2016 г. 10:45:57

Шесть начинающих исследователей из Белгорода рассказывают о Турнире трёх наук и ещё кое о чём

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Человек-наук
Маргарита Кононова. Фото Алёны Антоновой

Один химик, два физика, три биолога

В лаборатории института инженерных технологий и естественных наук Белгородского госуниверситета шкафы у стен забиты книгами и колбами, вокруг какие‑то приборы, а посередине сдвинуты в один несколько столов, за которым собрались шесть «Белых сусликов» и их куратор, аспирант Антон Алябьев. В 2014 году он был одним из первых белгородцев, которые приехали на ТТН – Турнир трёх наук.

«В этом году у нас молодая команда. Собрали всех по‑разному: к кому‑то куратор подошёл и рассказал, кого‑то аспиранты позвали».

«Мне Антон про турнир и написал. Я к этому отнёсся скептически: думал, там что‑то околонаучное. Но поехал, посмотрел… и качество заданий меня сильно удивило, – дополняет Александр Клюев, физик из аспирантуры, который был на ТТНе в составе другой команды год назад».

Не первый год участвует в турнире и капитан – третьекурсница Маргарита Кононова. Остальные – физик Николай Скопец, химик Анастасия Попова и биологи Екатерина Жидоморова и Евгений Селивёрстов – попробовали свои силы впервые.

«Мы учимся на разных факультетах, даже в разных зданиях, поэтому собраться всем вместе – задача из области квантовой физики, – шутит Женя. – Кто‑то работает, кто‑то не может прийти, и поэтому самое продуктивное время для встречи – это когда мы уже в автобусе едем на турнир».

Фото Алёны Антоновой

Четыре долгих раунда

Участники Турнира трёх наук получают задания в марте. Чаще всего проблема, предложенная организаторами, стоит на стыке физики, химии и биологии – отсюда и название соревнований. На необходимые исследования есть полгода. В этом году было 18 задач.

«Мы сначала просматриваем список, выбираем: мне нравится то или это, – но в целом не сидим каждый над своей задачей, а обсуждаем всё вместе. Бывают ведь смежные области: проблема из биологии, но надо построить математическую модель, – поясняет Женя. – И я сразу думаю: это к нашим физикам. Но вообще, докладывать решение на турнире должен один человек, поэтому каждый должен в какой‑то задаче больше остальных понимать».

Итак, полгода студенты думают, почему колонии медоносных пчёл значительно превосходят колонии шмелей, как управлять нанопинцетом, не разрушая частицы, как на огромном производстве майонеза определить, не закралось ли в сырьё тухлое яйцо и так далее. Потом надо ехать в Воронеж на очный этап.

«Собираются в одной аудитории судьи и четыре команды. Сначала вызывают на конкурс капитанов, там какие‑нибудь дурацкие задания: например, съесть винегрет. Есть задания, которые относятся как‑то к науке, но это редкость, – рассказывает Саша. – Можно было просто потянуть жребий, но они делают это более эффектно. Победивший капитан выбирает, с какой роли начнёт его команда: докладчика, ответчика, рецензента или наблюдателя. Остальные распределяются тоже. Получается таблица, в которой все команды побывают в разных ролях».

Докладчик излагает решение задачи. Оппоненты выбирают, на какую именно тему будет доклад, чтобы они могли дать ему экспертную оценку.

«Чаще всего это значит, что они задачу сами не решили и боятся, что их на неё кто‑то вызовет», – улыбается Женя.

У докладчиков есть право на два тактических отказа: отклонить тему, чтобы оставить её на более серьёзный этап, или не отвечать по ней вовсе. Остальные отказы называются решающими, из‑за них уменьшается итоговый балл.

Александр Клюев.
Александр Клюев.
Фото Алёны Антоновой

«Капитан должен быть хорошим тактиком и стратегом, чтобы просчитать, под какую команду подставиться, под какую нет. Из меня тактик и стратег очень плохой, но я доверяю своей интуиции – и, как правило, она права, – говорит Рита, которая обычно проигрывает в капитанском конкурсе и для первого выступления выбирает позицию докладчика».

«Это самая нежелательная роль, – отмечает Женя. – Если даже доклад хороший, то судьи не будут ставить высокие оценки: ведь нужно оставлять какой‑то буфер, какой‑то запас для остальных. Зато если выступишь очень хорошо, то с тобой будут сравнивать остальных и понижать им соответственно».

«Было пару забавных случаев, когда сильные команды, боясь подставиться почему‑то под нас, подставлялись под команды очень сильные и агрессивные, – дополняет вся команда. – Например, в первом же бою у Воронежа был выбор: подставиться под нас или под Новосибирск. Они почему‑то взяли Новосиб, и это было не лучшее решение – в конечном итоге им не хватило, кажется, 1,6 балла до финала. То есть там четвёртое место было буквально 135 баллов, а у них – 133,4. Вообще чуть-чуть».

После восьми минут доклада идут две-три минуты уточняющих вопросов оппонента и его выступление на пять минут. Далее пятиминутная полемика между докладчиком и оппонентом – и выступает рецензент. Вместе они ещё раз обсуждают решение. В заключение жюри тоже задаёт вопросы.

«А наблюдатели всё это время сидят молча и даже не могут спрашивать. Бывало, что выходит человек, который должен докладывать химическую задачу, и говорит глупости. Наша Настя начинает злиться и подскакивать на стуле. Натурально – вот так вот, – демонстрирует Саша под смех команды. – Потом выходит оппонент, который по её надеждам должен всё это дело прикрыть, но нет. Потом рецензент – история повторяется. И только судьи, выставляя какие‑то там оценки, говорят, например, «у вас всё плохо с подготовкой», – и Настя успокаивается.

После четырёх раундов жюри подсчитывает баллы каждой команды. Лучшие проходят в следующий тур, где опять будут доклады, оппонирование, рецензии и унылая участь наблюдателей.

  • Маргарита Кононова, Александр Клюев и Евгений Селивёрстов.

18 задач без решебника

«Задачи турнира делятся на фундаментальные (которые нужно обдумать, предложить какую‑то идею, потом избрать модель и решить) и задачки от спонсоров, которые предполагают какое‑то практическое решение. Например, как получить нефть из растений; как трубы, которые проложены под водоёмом, пугают рыб, как уменьшить шум, – поясняет Женя. – Вот теоретические задачки мы, честно говоря, не все решили. Например, как найти кошку в комнате за железной стеной полуметровой толщины. Или задача химическая была: Настя её решала-решала, а в последнюю ночь что‑то с компьютером случилось – и презентация не сохранилась».

«Я пыталась вызвать на оппонирование задачи, но все от неё очень упорно отказывались», – отзывается Настя.

«Ещё я помню, что мы не взяли и даже не стали рассматривать альтернативу смоляным кислотам… Прочитали первое предложение, сказали: нет, спасибо».

Задача, кстати, начинается со слов «При получении каучуков методом эмульсионной полимеризации в качестве эмульгатора используется смесь жирных и смоляных (канифольных) кислот».

«В целом задачи были «размышлительного» толка. Например, нужно было придумать, как живые организмы могли бы преобразовать механическую энергию – волны – в химическую. Задача действительно сложная, но я оформил её красиво: привёл цветные 3D-модельки существ, которые махали щупальцами, плавниками…»

Успех белгородской команде принесли несколько решений, но на финал «Суслики» оставили самое интересное: нужно было придумать установку, которая покажет, есть ли в комнатном растении фитонциды – вещества, обеззараживающие воздух.

«Мы взяли два герметичных контейнера и соединили трубкой. В один поместили растение, в другой – чашку Петри со стерильной средой. По идее, если фитонциды выделяются, то они по трубке попадут от растения к чашке Петри. Через сутки в чашку делали посев микроорганизмов. Если фитонциды есть, то бактерии не будут на этой чашке размножаться», – поясняет Рита.

  • Прототип установки для улавливания фитонцидов.

Дома студенты протестировали гибискус, традесканцию и сансевьеру, которую в народе называют щучьим хвостом. Последняя показала себя как мощный источник фитонцидов. Что удастся доложить это решение перед жюри, «Суслики» не рассчитывали, поэтому в Воронеже перед финалом пришлось собирать установку в гостиничном номере на коленке.

«Мы купили пищевые контейнеры с толстыми стенками, и я полночи в них ковыряла дырки! – эмоционально рассказывает Катя. – Они уже все спать легли, а я всё ковырялась».

В итоге «прототип прототипа» установки был готов и принёс команде победу. «Белые суслики» обошли Воронеж, Челябинск, Тулу, Барнаул, Москву, Долгопрудный, Тюмень, Саранск, Новосибирск и Уфу.

И кое‑что ещё

«Это очень хорошая смена обстановки, – считает Рита. – Ты внезапно подрываешься, едешь в непонятный город, не понимаешь, что происходит, знакомишься с интересными людьми, участвуешь, выигрываешь…»

«…А потом возвращаешься: а у тебя столько пропущенных лекций и семинаров, – подхватывает Катя, – и заведующая кафедрой не знает, где вы всё это время были и почему ей не дали приказ…»

«Но тебе уже всё равно, – подытоживает Женя, – ты все нервы оставил там».

«И ты просто приезжаешь домой, кладёшь лицо на подушечку и ничего не делаешь целую неделю», – заключает Катя.

Ребята смеются. Но Саша с ними не согласен:

«Не знаю, для меня это, наоборот, встряска. И полезно знать что‑то не из своей науки, понимать, что есть далеко не только она».


для комментариев используется HyperComments