05.12.2016, Понедельник 17:47
  • 64,15
  • 68,47
  • 2,48
18 марта 2015 г. 13:00:29

«Белгородские известия» рассказывают, как может затянуться процедура оформления опеки над детьми

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Бюрократическая карусель

Парадокс нашего времени: чем больше государством прилагается усилий, для того чтобы процедуры усыновления и опеки становились легче, тем чаще приёмные родители жалуются на бюрократические препоны. Читая обсуждения на форумах приёмных семей, то и дело натыкаешься на фразы вроде «младенцы вообще не должны попадать в государственные учреждения», «мы еле вырвали ребёнка из системы», «специалисты опеки всячески затягивали выдачу разрешения»...

Навстречу друг другу

Жительница Старого Оскола Оксана Иоффе все прелести бюрократической карусели испытала на собственном опыте. Её старшая дочь уже работает воспитателем в детском доме, поэтому проблемы маленьких сирот оскольчанке близки и понятны.

Второму ребёнку Иоффе ещё нет и трёх лет. К мысли подарить маленькому сироте семью Оксана с мужем шли долго. Вначале супруги решили усыновить малыша в возрасте от трёх лет. Написали соответствующее заявление, собрали необходимые документы, прошли школу приёмных родителей, сдали психологический тест, насчитывающий 600 вопросов. Но вместо ожидаемого ангелочка с кудряшками в социально-реабилитационном центре для несовершеннолетних Губкина Оксана увидела восьмилетнего Ваню Кононова. И поняла: это – её ребёнок.

О подобном чуде «узнавания» часто рассказывают приёмные родители. У некоторых это происходит при знакомстве с первым же ребёнком, на которого органы опеки выписали направление, у кого-то – после десятого посещения детского дома. Ванину маму недавно лишили родительских прав, и мальчику была одна дорога – в интернатное учреждение. А дети должны расти в семье, а не в детском доме, считает Оксана.

Спешить некуда

Ваня хорошо помнит свою биологическую маму, лишние психологические травмы ему были ни к чему. Поэтому Иоффе решили не усыновлять мальчика, а взять его под опеку. За время знакомства не только семья Иоффе успела привязаться к Ване, но и он сам привык к своим новым родителям. Ему оформили гостевой режим, мальчик проводил у Иоффе все выходные.

Документы на Ваню были готовы ещё в середине декабря 2014 года. Но…

«Вы не поверите: мы не можем забрать Ваню с декабря, – рассказала при встрече Оксана. – Сначала мне сказали, что раз я оформляю опеку на ребёнка 8 лет, а не указанного в заявлении малыша, то должна ещё раз пройти психологический тест. Но этого мало. Перед определением в семью Ваню обязаны осмотреть специалисты из областной медицинской комиссии. А когда пройдёт такое медицинское освидетельствование, мне никто сказать не может!»

На момент нашей встречи с Оксаной в социально-реабилитационном центре был карантин. Поэтому даже проведывать мальчика семье не разрешали. Больше всего Оксана переживала, что Ваня не понимает, что происходит. Вдруг он решит, что опекуны передумали его брать?

Человек с другого участка

Мы решили сами разобраться в возникшей проблеме. Сказать, что в отделе по охране прав детей, опеке и попечительству Губкинского городского округа обрадовались нашему звонку – значит погрешить против истины. Начальник отдела подойти к телефону не смог, поскольку был на больничном. Но главный специалист Ирина Скоморохова изложила причины долгой проволочки.

Нам сообщили, что Иоффе – «человек с другого участка», следовательно, лишняя проверка не повредит. Что прохождение дополнительного психологического теста – абсолютно законная процедура. Что областная комиссия соберётся тогда, когда это будет нужно, а с ребёнком до того времени ничего страшного не случится. И, наконец, что органы опеки действуют строго в соответствии с прошлогодним приказом Минобрнауки «Об утверждении порядка формирования, ведения и использования государственного банка данных о детях, оставшихся без попечения родителей».

Тем не менее наше обращение придало губкинским органам опеки заметное ускорение. Оксане позвонили и предложили забрать ребёнка. Правда, когда супруги Иоффе прибыли в социально-реабилитационный центр, директор их к ребёнку не пустил: нужно дождаться окончания карантина, о котором Оксане никто не сообщил (Старый Оскол от Губкина не слишком далеко: можно поездить туда-сюда).

Пришлось дожидаться окончания карантина. Как рассказала опекунам воспитатель, всё это время ребёнок переживал, изводил себя, не слушался воспитателей: а ну как передумают брать его в дом?

Сирот становится меньше

У этой истории – счастливый конец. Ваня уже живёт в семье. Ходит в школу. Оксана на него не нарадуется: уже принёс три пятерки, хватает всё на лету!

Понятно, что ребёнок – это не котёнок. Понятно, что оформлению опекунства должна предшествовать самая тщательная проверка тех, кому доверяют его судьбу. Но где та тонкая грань, которая отделяет чёткое следование инструкциям от бюрократического равнодушия?

Редакция получила официальный комментарий уполномоченного по правам ребёнка в Белгородской области Галины Пятых:

«К уполномоченному по правам ребёнка в Белгородской области поступают обращения по вопросам опеки и попечительства, большая часть из которых имеют консультационный характер. Обращения, имеющие вопросы бюрократических проволочек, рассматриваются в первоочередном порядке комиссионно, но они единичные. Обращение по установлению опеки над Кононовым Ваней к уполномоченному не поступало, но в связи с Вашим письмом уже начали проверку.

Процедура передачи детей в семьи установлена законодательно. В 2013 году в силу вступили законодательные акты, которые направлены на упрощение процедуры передачи детей-сирот в семьи граждан и укрепление материальной поддержки усыновителей.

Сократился объём документов, необходимых для оформления опекунства или усыновления ребёнка, увеличились сроки действительности предоставляемых документов. Сокращён объём отчётности, предоставляемой опекунами, попечителями или приёмными родителями в органы опеки и попечительства, что избавило указанных лиц от необходимости ведения ежедневного учёта и фиксирования расходов на мелкие бытовые нужды. С одного до шести месяцев увеличен срок передачи ребёнка под предварительные опеку и попечительство с возможностью продления указанного срока до восьми месяцев. Такая мера позволила предотвратить помещение ребёнка в организацию для детей-сирот, поскольку у граждан теперь достаточно времени, чтобы пройти подготовку и собрать все необходимые документы для установления опеки.

Естественно, и в Белгородской области данные требования выполняются. Кроме того, важно отметить, что в регионе сокращается количество детей-сирот, число устроенных в семьи превышает число выявленных детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

По поводу медицинской комиссии тоже есть установленные сроки. Так, например, медицинская комиссия проводит экспертизу в течение 15 суток со дня подачи заявки органов опеки и попечительства и ещё 15 суток – на подготовку заключения. Но есть некоторые нюансы в каждом отдельном случае, которые позволяют увеличить данный срок».


для комментариев используется HyperComments