• 59,66 ↓
  • 66,68 ↓
  • 2,29 ↓
30 апреля 2017 г. 10:38:44

Для чего один из городских провайдеров начал устанавливать видеокамеры в Белгороде

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
Большой брат не следит за тобой. Что хорошего и плохого в отсутствии видеонаблюдения на белгородских улицах
Дмитрий Романенко. Фото Владимира Юрченко

Руководитель оператора связи «Региональные ТелеСистемы» Дмитрий Романенко рассказал «БелПрессе», почему всё городское видеонаблюдение работает вхолостую и как камеры могут помочь обычному человеку.

Ненависть к камере

— Многие спрашивают, откуда в городе появляются новые и новые камеры. ФСБ, ГИБДД, чиновники – кого только не считают инициаторами наблюдения! Но ведь это вы сейчас активно ставите камеры в самых оживлённых точках города. В чём ваш интерес и что вы там смотрите?

— В конце 2015 года «Белгорблагоустройство» объявляло тендер по установке 70 камер на десяти мостах города. Мы его выиграли и год предоставляли услугу по организации каналов связи до камер с последующим сохранением видео в течение 30 дней. За 2016 год набили руку в этом, и родилась идея: почему бы не начать самостоятельно ставить камеры? Это и PR-проект, и демонстрация возможностей.

— Много камер хотите поставить?

— Работаем на трёх типах объектов: остановочных комплексах («Космос», «Родина», «Стадион» и т. д.), видах (вид на Соборную площадь, на центр города от моста над проспектом Ватутина), а также перекрёстках. Последние интереснее всего. Нам присылали много запросов с мест, где случались аварии. Так как мы не собственники камер, перенаправляли заявки в «Белгорблагоустройство», чтобы они дали разрешение на то, чтоб выдать запись.

На этот год поставили себе задачу установить 15 камер. Поделились этой идеей в паблике «Белгород – это интересно». И вот в голосовании люди в целом за установку камер, а в комментариях мнения сильно разделились. Некоторые стали говорить: «За нами следит Большой брат», «Будут знать все наши передвижения». Кто‑то начал обвинять в освоении бюджета, хотя это наша частная инициатива. Пока не совсем понятно, как горожане на это реагируют. Если по итогам года мы получим больше негатива, то, наверное, не будем развивать эту историю.

— В Сети есть трагикомичное видео «Жизнь обычного российского подъезда», где видна вся народная ненависть к обычной камере наблюдения. С вашим оборудованием творят такое же?

— Да, камеры бьют, в них стреляют пейнтбольными маркерами, сбивают воздушкой (из пневматической винтовки – прим. ред.), палками, камнями. Это наши риски. Не все люди воспринимают это позитивно.

Внутри подъезда ещё сложнее: эту территорию человек часто воспринимает как свою. Поэтому на общей территории мы бы устанавливали камеры только перед входом, в прилифтовой зоне и возле выхода на чердак. На этажах снимать можно только с согласия жильцов, так как, на мой взгляд, это уже вмешательство в личную жизнь.

Самый эффективный способ в теме с подъездами – встраиваемые в домофон камеры. В Москве есть проект, реализованный департаментом информационных технологий в рамках «Безопасного города» (аппаратно-программного комплекса, с помощью которого предполагается своевременно реагировать на экстремальные ситуации в городе – прим. ред.). Они закрыли всю столицу: поставили более 140 тыс. камер, и картинка с домофонов доступна всем жителям.

У домов есть глаза

— У нас ведь тоже «Безопасный город» есть?

— Да. Это большой проект, но видеонаблюдение – лишь подпункт в нескольких блоках, ему уделено немного внимания. Но совещаниях с МЧС, городскими и областными властями открытым текстом говорят: средств на видеонаблюдение в рамках «Безопасного города» нет, и, если у кого‑то есть камеры на предприятиях, в организациях, частные трансляции с общественных объектов – давайте нам айпишник (IP-адрес сервера, где находятся видео – прим. ред.), а мы будем смотреть в Единой дежурной диспетчерской службе (ЕДДС). Все гражданские камеры сводятся туда.

Но с диспетчерской не очень эффективная история. Там сидят, условно, пять сотрудников МЧС и смотрят в мониторы. В основном на экраны выводятся леса (спасателям важно, чтобы там не было пожаров), а чтобы узнать, что происходит в остальных точках, надо отдельно смотреть. В итоге, когда что‑то вот-вот произойдёт или только что произошло, невозможно оперативно среагировать. В МЧС узнают о происшествии, уже когда им кто‑то сообщит.

— То есть шансов, что оператор будет смотреть на камеру именно в момент ЧП, почти нет. Какой тогда смысл?

— В этом и суть. В России есть программные комплексы, которые могут автоматически отрабатывать разные ситуации. Они могут сами определять, что кто‑то оставил сумку, что возникла драка или произошло ДТП. Комплекс может сам дать сигнал в службу, вывести автоматически картинку на экран дежурного диспетчера, а тот решит, нужно ли вызывать полицию.

Мы однозначно в рамках своего проекта будем отдавать все картинки с камер в ЕДДС. Это наша социальная нагрузка. Но пока же всё выглядит так: ребята, а что у вас с таким‑то мостом? Они подключаются, смотрят, есть там что‑то или нет.

— А в чём проблема получить собственный программный комплекс? Это ведь крайне полезная штука.

— В Белгороде как раз сейчас есть запрос у властей на то, чтобы появлялись местные IT-компании со своими продуктами. Местным айтишникам можно было бы объединить усилия для написания собственного программного комплекса, который они могут протестировать на живой картинке. Мы можем дать доступ к своим ресурсам, у нас огромный массив информации: хоть в записи, хоть в режиме реального времени.

Сейчас видеонаблюдение в городе разрознено. Например, «Городское парковочное пространство» само следит за состоянием своих парковок.
Сейчас видеонаблюдение в городе разрознено. Например, «Городское парковочное пространство» само следит за состоянием своих парковок.
Фото пресс-службы администрации Белгорода

— То есть в Белгороде могут создать такой комплекс?

— У нас есть мощная кафедра в БелГУ, а в БГТУ им. Шухова есть факультеты, дающие серьёзную базу по программированию, автоматизации, прикладным системам, идут разговоры о создании IT-парка. Даже если бы был просто социальный заказ, уверен, они бы откликнулись.

На мой взгляд, сам факт того, что можно сделать нечто, что будет работать в городе, мотивирует. Создайте комплекс и по цене существенно ниже рыночной отдайте его пользоваться городу, ведь тут для вас есть налоговые послабления. А в других регионах этот продукт продавайте. Белгород будет как витрина. Местная администрация тоже будет заинтересована в рекламе местного продукта. Пожалуйста, свободная ниша.

— А сколько подобный софт стоит на рынке?

— Цены сильно разнятся. Есть и за миллион, есть за десять. В Сибири много подобных разработок. Но суть у всех примерно одинакова. Есть набор условно из десяти ситуаций, на которые программный комплекс среагирует и подаст сигнал. Уверен, что такое можно сделать и здесь.

Это полезно. Вот даже с той же палочкой у девочки с пузырями на 5 Августа (скульптура «Мечта» на смотровой площадке – прим. ред.) или с жезлом Пал Кириллыча. Если бы сигнал с камер обрабатывала программа, уже на самом факте снятия жезла она выдавала бы сигнал. Люди будут знать, что злоумышленников задерживают, и не будут вновь и вновь покушаться на скульптуры.

Превентивное реагирование

— А ГИБДД ваше оборудование использует? Многие ведь действительно при виде камеры от греха подальше едут аккуратнее.

— У них свои программные комплексы, свои технические требования, поэтому наши камеры они не рассматривают. Дело в том, что сейчас мы используем оборудование, которое не позволяет гарантированно распознавать автомобильные номера.

Максимум, чем мы можем помочь Госавтоинспекции сейчас, – это организовать канал связи до объектов, интересующих её, на городских магистралях. А оборудование им придётся устанавливать своё. Наши камеры будут им интересны, если картинка будет обрабатываться программой, которая оперативно даст сигнал о какой‑то чрезвычайной ситуации.

Вся загвоздка снова в программном комплексе. Вот на «Космосе» у нас камера смотрит на пешеходный переход, где были случаи наезда на пассажиров. Были случаи, когда водители скрывались с места аварии. Если бы комплекс был, то диспетчерская служба оперативно узнала бы о случившемся, обработался бы номер автомобиля, подтянулась информация о владельце – и неподалёку его бы уже можно было перехватить.

А сейчас, если произойдёт ДТП, хорошо, если быстро найдут наши телефоны, мы быстро снимем картинку и скажем номер. Но это уже час рабочего времени. А могло бы занять несколько минут.

Центр обработки вызовов регионального управления МЧС.
Центр обработки вызовов регионального управления МЧС.
Фото Вадима Заблоцкого

— По ощущениям в последние годы выросла уличная преступность: было несколько очень уж резонансных историй. Со стороны совершенно не понятно, насколько охвачен камерами город. Вроде бы они есть, но когда доходит до дела…

— Город охвачен плохо. Думаю, все это понимают. Но работа идёт. Есть программа капремонта многоквартирных домов, и там есть подпункт об установке видеонаблюдения во дворе и на общественной территории внутри дома. Видео может записывать на свой сервер оператор связи, и тогда все жильцы получают к нему доступ. Либо соседи ставят отдельный компьютер в лифтовую или в квартиру кого‑то из жильцов, и видео хранится только там.

Уверен, что камер будет больше. Активно этим предприятия занимаются, стараются обрабатывать информацию, хранить её. В частных домах тоже начали много внимания уделять видеонаблюдению. Но в ИЖС поселковые администрации могли бы просто контролировать несколько выездов с микрорайона. Когда пару месяцев назад в Дубовом произошло убийство, можно было бы не всех подряд досматривать, а искать точечно. При автоматической обработке данных через программный комплекс можно было бы точно знать, сколько и каких автомобилей сюда въехало, а сколько выехало, кто находится внутри района и так далее.

За кем следить будем

— Думаю, для каждого человека из многоэтажки актуален вопрос с лифтами. Детям страшно заходить с незнакомцами. Девушкам тоже. Там царапают, жгут кнопки. В чём проблема поставить повсюду камеры в них?

— Это реально, но, во‑первых, лифт – это собственность жильцов, и они должны принять решение об установке камеры на общем собрании. Второй пункт – они должны согласиться не только на установку камер, но и на то, что их будут снимать, и что у всех соседей будет равноправный доступ к сохранённым записям.

Дело в том, что все ведь люди. И в лифтах происходят не только негативные ситуации, но и очень даже позитивные: кто‑то обнял кого‑то, поцеловал. Я не уверен, что даже половина жильцов согласятся, чтобы их там снимали. Неприятное и обоснованное ощущение вторжения в личную жизнь. Конечно, город может принять такую программу. Но мне кажется, будет много негатива.

Я бы предпочёл компромиссный вариант с установкой камеры в домофоне, перед лифтом и у чердака. Последнее особенно важно. В доме на Королёва, где были случаи суицидов, камера показала, что ребята заходили туда сами, без посторонних. Это вносит ясность в картину и снимает домыслы.

В центре фотовидеофиксации дежурной части ГИБДД можно отследить, например, обстановку на перекрёстке проспекта Ватутина и улицы Костюкова.
В центре фотовидеофиксации дежурной части ГИБДД можно отследить, например, обстановку на перекрёстке проспекта Ватутина и улицы Костюкова.
Фото Вадима Заблоцкого

— А можно ли на каком‑то конкретном примере показать, чем все эти системы могут быть полезны не службам и ведомствам, а обычному человеку?

— Например, если мне не изменяет память, в Екатеринбурге один оператор связи договорился с охранным агентством. Используя собственный программный комплекс, они оказывают услугу сопровождения.

Допустим, ваша жена возвращается домой на общественном транспорте. Можно попросить её сопровождать: на пульте фиксируют её лицо, и камеры её ведут. Как только рядом с женщиной срабатывает аларм (alarm – сигнал опасности – прим. ред.) – то есть к ней подошёл кто‑то, она побежала или, наоборот, нетипично резко остановилась и так далее, – в этот момент картинка всплывает на экране диспетчера ЧОПа. Агентство решает, направить туда группу быстрого реагирования, которая уладит конфликт, либо просто сопроводить женщину домой.

Понятно, что за этой красиво звучащей фразой есть целый ряд предварительных действий. Как минимум, надо заранее заключить с компанией договор, отнести фотографии родственников, оформить согласие на подобную услугу. Но это работает. Они своими камерами закрыли один микрорайон, и слепых мест там почти нет.

— Если к вам уже обращаются за записями, чтобы доказать невиновность в ДТП, можно ли вообще создать сервис в Белгороде, где за определённую плату можно получить любую запись?

— У нас как раз был неоднозначный вопрос по организации видеонаблюдения в домах, который мы так до конца и не решили. Предположим, мы снимаем видео на общедомовых территориях и храним его. И из жильцов дома один супруг уехал в командировку, а у второго есть отношения ещё с кем‑то. Вернувшийся из командировки член семьи просит записи с камер за две недели. Поскольку он платит абонентскую плату, мы не можем отказать.

Он смотрит видео, понимает, что, вероятно, произошла весьма неприятная для него ситуация, и может импульсивно нанести вред супругу. Когда его задержат, он расскажет, что всё посмотрел на видео – а это для него неоспоримое доказательство измены. Получается, что мы заложники ситуации.

Если же людям не отдавать записи – не понятно, за что они тогда будут вносить абонентскую плату.

— Ну всё‑таки кто‑то хочет следить за женой, а кому‑то действительно надо доказать свою невиновность или чью‑то вину…

— В Москве этот вопрос решили. Там есть диспетчерская служба. Ты сообщаешь им, что находишься в таком‑то доме и тебя интересует запись в конкретном диапазоне дат. Тебе говорят в ответ номер заявки. И с этим номером ты идёшь к участковому и пишешь заявление. Он подключается к серверу, вбивает свои данные и выгружает готовую запись. При этом работоспособность камер поддерживает правительство Москвы, и если в какой‑то момент оборудование не работало, оператора связи штрафуют.

Это идеальная схема, но я не могу её реализовать. Самостоятельно мы не можем наладить это взаимодействие. Я могу предоставить доступ, связь и всё то, что связано с технической стороной вопроса. Но важно организовать взаимодействие госструктур, операторов связи и частных лиц. Так что модель уже существует, можно не придумывать. Надо лишь взяться.



«Региональные ТелеСистемы» в тестовом режиме запустили сервис для просмотра трансляций с нескольких камер в Белгороде belgorod.camera. 9 мая 2017 года здесь можно будет наблюдать за традиционным парадом в честь Дня Победы.


для комментариев используется HyperComments