• 64,15 ↑
  • 68,47 ↑
  • 2,48 ↓
17 сентября 2015 г. 14:50:27

За 20 рублей в год ученицам, кроме основных предметов, преподавались французский и немецкий языки, музыка и рукоделие

БелПресса
RUпроспект Славы, 100308009Белгород,
+7 472 232-00-51, +7 472 232-06-85, news@belpressa.ru
108 лет назад в Белгороде открылась частная женская прогимназия Коротковой
Здание женской прогимназии Коротковой в 1980-е. Фото с сайта http://belgorod.doguran.ru

Здание, в котором с сентября 1907 года занимались гимназистки, сохранилось. Теперь здесь находится психоневрологический диспансер.

Гимназистка из прошлого

…Вот так бывает иногда: идёшь по улице, обдумываешь новую тему для статьи, а навстречу – живая иллюстрация к ней. Девушка. Даже, скорее, девочка. Лет 13. Коричневое школьное платье с белым кружевным воротничком, простой чёрный фартук, на ногах – туфли на низком каблучке. И коса на одно плечо переброшена: длинная, толстая, пшеничная. Ни дать ни взять – гимназистка, опаздывающая на занятия и обдумывающая, что сказать в оправдание строгой классной даме. Но волшебство недолговечно: моя гимназистка достаёт из сумки мобильник и начинает о чём-то бойко щебетать. Жаль…

Трудно представить, что каких-то сто лет назад по улицам Белгорода ходили совсем другие ученики: гимназисты в мундирчиках и институтки в светлых платьях. Никого из них уже нет на свете. О былом напоминают разве что старые здания. Например, стены вот этого – на улице Преображенской – наверняка помнят, как склоняла у доски французские глаголы гимназистка Татьяна Паньшина. Или это была Лидия Золотарёва? Имена, кстати, невыдуманные. Так звали двух девушек, которые в далёком 1910 году учились в частной женской гимназии Веры Коротковой.

«Бум» недоверия?

Эта гимназия – не первое и не единственное частное учебное заведение для девушек, существовавшее в городе в то время. Не говоря уже о государственных. Кстати, именно в начале XX века в городе случился настоящий бум открытий частных училищ, гимназий и ремесленных школ для девушек. В «Путеводителе по Белгороду» Ивана Кулегаева (1911) находим объяснение:

«В настоящее время гимназия (старейшая в городе среди женских, 7-классная – прим. ред.) переполнена (около 600 уч.), несмотря на то что все классы имеют параллельные, и всё-таки ощущается недостаток в женских учебных заведениях (горожане не доверяют частным)».

Не доверяют – однако ж вот, в частной женской гимназии Федченко-Якубович в 1911 году училось около 150 девушек, у Коротковой – примерно 80. А ведь имелись ещё ремесленные школы Щербаненко и Мироновой и подготовительное училище Пономарёвой. Даже стоимость обучения (а у частниц она была выше) не отпугивала желающих учиться, вернее, их родителей. Был спрос, огромный спрос на женское образование – и в ответ появились предложения.

Здание женской прогимназии Коротковой в 1980-е.
Здание женской прогимназии Коротковой в 1980-е.
Фото с сайта http://belgorod.doguran.ru

Домашняя учительница Вера

О Вере Ивановне Коротковой, которая в сентябре 1907 года основала в Белгороде свою частную прогимназию, известно немногое. В документах белгородского архива не удалось найти никакой информации, характеризующей её лично. В официальных бумагах её именуют домашней учительницей. Такое звание могла приобрести любая девушка, отучившаяся в 8-м, дополнительном педагогическом классе Белгородской женской гимназии и сдавшая соответствующий выпускной экзамен. Там ученицы осваивали педагогику, дидактику, а также методику преподавания начального курса русского языка и арифметики. Кроме того, в Белгороде существовал ещё Учительский институт. Готовили педагогов и в соседнем Харькове.

Что касается здания, в котором открылась новая частная прогимназия под началом Коротковой, то оно было наёмным и принадлежало купцам  Мачуриным. Последние были известными благотворителями и активно жертвовали на содержание учебных заведений. Е. П. Мачурина являлась попечительницей Белгородского женского приходского училища, а И. В. Мачурин был почётным блюстителем Пушкарского образцового двухклассного училища. Им же, к слову, принадлежало и здание, в котором размещался Учительский институт. Вполне вероятно, что Мачурины захотели поддержать педагогическое начинание Коротковой. Тем более что оно сулило им прибыль от сдачи в аренду недвижимости. Кстати, и само помещение как нельзя лучше подходило под гимназию: двухэтажное, коридорного типа, с помещениями по обе стороны и двумя большими рекреациями на обоих этажах.

Симпатичное начинание

Однако Короткова, по всей видимости, переоценила собственные материальные возможности. Ибо почти сразу после открытия прогимназии она обратилась к председателю городской управы с просьбой изложить её прошение о материальной помощи на очередном уездном земском собрании.

Прошение было составлено очень грамотно. В нём подчёркивались благородные намерения домашней учительницы: «дать материальную возможность малосостоятельному населению Белгорода и его окрестностей воспитать детей», «поставить всё воспитание на началах любви и преданности православной вере, Отечеству и государю» и «сделать обучение настолько серьёзным и правильным, чтобы дети вместе с законным элементарным образованием могли приобретать прочные навыки и умения, важные в практической жизни». Кроме того, Короткова отметила низкую плату, установленную в её прогимназии (15 рублей в год в приготовительном классе и 20 – в основных), а также пообещала учредить бесплатные стипендии для нескольких учениц.

  • Парадная форма гимназистки 1916 года.

  • Окна женской прогимназии Коротковой в 1980-е.

«Чтобы обеспечить успех своего дела в будущем, мне в настоящее время нужна материальная поддержка, так как все те личные средства, которыми я обладаю, употреблены мною на первоначальное образование училища. Рассчитывать же на плату за правоучение нельзя, потому что у меня только 20 учениц, и больше, по случаю позднего открытия училища, вероятно, не будет», – говорилось в прошении домашней учительницы.

Для своего «симпатичного» начинания, как она сама его назвала, Короткова просила у земского собрания ни много ни мало 300 рублей. И невзирая на то что рассчитывать на подобную субсидию от уездных властей она не имела ни малейшего права, деньги эти были ей выделены. Земское собрание постановило: ассигновать Коротковой пособие, заложив его в смету на следующий год.

Бесплатные ученицы

В 1909 году по постановлению того же уездного собрания Коротковой вновь была назначена аналогичная сумма на содержание её училища. Таким образом, доходы учреждения складывались из оплаты за обучение и с пособий от земства и города. За городское пособие (160 рублей) у Коротковой бесплатно обучались восемь учениц по выбору Думы. Однако уже в 1910 году ситуация изменилась. Начальница частной прогимназии написала в городскую управу о преобразовании её учреждения в гимназию. С повышением уровня заведения повысилась и плата за обучение. Теперь за каждую из городских стипендиаток она вместо 20 рублей в год запросила 60. В ответ Дума постановила: просить Короткову обучить стипендиаток за прежнюю сумму до окончания ими курса прогимназии (т. е. первых четырёх курсов гимназии). Новые ходатайства о зачислении на стипендии отклонялись – за неимением вакансий.

В смету следующего, 1911 года на восьмерых городских стипендиаток, обучающихся в гимназии Коротковой, были внесены 320 рублей. В кулегаевском «Путеводителе по Белгороду» повышение стоимости обучения подтверждается: теперь оно равнялось 40 рублям. В тот год у Коротковой училось около 80 девушек.

Так здание женской прогимназии Коротковой выглядит сейчас. В нём работает психоневрологический диспансер.
Так здание женской прогимназии Коротковой выглядит сейчас. В нём работает психоневрологический диспансер.
Фото Вадима Заблоцкого

Судьба неизвестна

О дальнейшей судьбе учреждения информации в архиве найти не удалось. Скорее всего, оно существовало вплоть до 1918 года, так же, как основная городская женская гимназия, закрывшаяся в марте первого послереволюционного года.

А здание на Преображенской улице (тогда – Сергиевской) сохранилось. Известно, что после революции его передали школе. В годы Великой Отечественной здесь размещался военный госпиталь для советских солдат, а после – снова школа. В 70-х годах прошлого века здание отдали под психоневрологический диспансер. Там он располагается и поныне. Естественно, дом на Преображенской, 66 за это время пережил не один ремонт, в том числе капитальный. Долгое время фасад его красили в серый цвет, а пять лет назад здание стало светло-жёлтым.


для комментариев используется HyperComments