Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
27 февраля 2019,  17:00

«Преувеличенный эффект». Почему подскочили цены в 2018 году и что нас ждёт в 2019-м

Инфляция в Белгородской области в прошлом году впервые за несколько лет превысила общероссийскую

«Преувеличенный эффект». Почему подскочили цены в 2018 году и что нас ждёт в 2019-м
  • Статья

Больше всего в 2018-м выросли цены на продукты питания. Производители отыгрывали уже случившееся падение рубля к иностранным валютам и грядущее повышение НДС. В Банке России уверены, что теперь инфляция будет замедляться.

Роскошь борща

В 2018 году инфляция в Белгородской области составила 4,4 %, впервые за несколько лет превысив общероссийский уровень роста цен (4,3 %). Управляющий отделением Белгород Банка России по ЦФО Андрей Беленко сообщил, что инфляция в регионе замедлялась более трёх лет – с марта 2015-го до июня 2018-го. Цены в регионе росли почти всегда медленнее, чем по России в целом.

Всё изменилось во второй половине 2018-го. Люди стали ощущать, что кошелёк пустеет быстрее. Основной вклад в это внесли продовольственные товары. Годовая инфляция (это когда месяц сравнивают с таким же месяцем предыдущего года) по продуктам питания выросла с 1,9 % в августе до 6,2 % в декабре.

«Выросли цены на мясные продукты, овощи борщевого набора (картофель, капусту, лук и свёклу), что обусловлено сезонным фактором, который действует, пока не появится свежий урожай. Такая тенденция повышения цен на овощи характерна и для прошлых лет. В регионе также повысились цены на сахар, яйца и некоторые хлебобулочные изделия. Это связано с увеличением издержек производителей: удорожанием кормов, ветпрепаратов, энергоресурсов, с ростом цен на зерновые культуры на внутреннем и внешнем рынках», – рассказал Беленко.

В сентябре рост замедлился на ряд импортных и отечественных фруктов. При этом некоторые овощи (помидоры и огурцы) дешевели весь 2018 год: сказалось насыщение рынка продукцией тепличных комплексов.

«Рынок есть рынок»

Начальник экономического отдела Геннадий Крыксин отметил, что производители продуктов питания с проблемами столкнулись после снижения курса российской валюты. Затраты на производство (в том числе по мясу) выросли в той части, которая зависела от иностранной валюты. При этом в момент роста доллара и евро к рублю мясо сразу не подорожало.

«Естественно, они (производители – прим. ред.) какое‑то время пытались придержать цены за счёт снижения собственной маржи. Но рынок есть рынок. Необходимость сохранять определённый уровень прибыли подтолкнула их к тому, что они вынуждены были начать повышать цены», – считает эксперт.

В непродовольственном секторе годовая инфляция выросла с 3,2 % в июле до 4,3 % в декабре. Активнее всего дорожало топливо, табачные изделия и легковые автомобили.

Отчасти рынок заранее отыгрывал повышение ставки налога на добавленную стоимость, которое произошло в 2019-м.

В сегменте услуг инфляция ускорилась с 2,7 % в июле до 3,2 % в декабре за счёт индексации тарифов на ЖКХ. Услуга по перевозке мусора в июле подорожала в 4,4 раза.

В 2019 году рост тарифов произойдёт в два этапа: 1 января и 1 июля, что позволит сделать рост цен более плавным.

«Все повысят цены. И мы повысим»

Уже в 2018 году на рост цен повлияло повышение налога на добавленную стоимость. Производители заранее решили поднять цены.

«Если подойти к вопросу с бухгалтерской точки зрения, то мы имеем, что часть товаров не облагается НДС, часть облагается по льготной ставке и повышения по ней не произошло. И только по части товаров НДС вырос с 18 до 20 %. Эффект (инфляция) должен был быть в районе 0,8–0,9 % по разным оценкам. Но, поскольку исследования говорят о повышенных инфляционных ожиданиях, наложился этот фактор: «Повышается налог. Все повысят цены. И мы повысим».

Геннадий Крыксин считает, что из‑за подобной поведенческой психологии и растёт инфляция:

«Случился несколько преувеличенный эффект, поскольку инфляционные ожидания выше, чем хотелось бы. Банк России замеряет их при помощи опросов общественного мнения, мы в регионе исследуем при помощи опроса предприятий. Повышенные инфляционные ожидания приводят к тому, что каждый временный фактор усиленно транслируется на цены. В марте фактор НДС должен затихнуть – начнётся замедление инфляции».

Возврат к 4 %

Рост валюты по отношению к рублю также уже почти отыгран. Этот фактор тоже должен позитивно сказаться на замедлении инфляции.

«Есть признаки того, что курс дальше пойти не должен», – отметил Крыксин.

Андрей Беленко сообщил, что прогноз Банка России по инфляции на 2019 год составляет 5–5,5 %. Вернуться к комфортному уровню 4 % рост цен должен в I полугодии 2020-го.

«Денежного навеса или повышенного спроса в экономике нет. С уходом временных факторов должны стабилизироваться инфляционные процессы. Отсюда и сценарий, что Банк России где‑то до середины этого года ожидает постепенное замедление инфляции», – заключил Геннадий Крыксин.

Сергей Шевченко

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×