Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
22 сентября 2014, 11:07
 Екатерина Шаронова 3278

«Стеклянный» скульптор возвратился в Белгород

Московский мастер Алексей Зеля представил 55 произведений из художественного стекла

«Стеклянный» скульптор возвратился в Белгород Фото Владимира Юрченко
  • Екатерина Шаронова
  • Статья

Размещённые на афишах «стеклянные фантазии» народного художника России Алексея Зеля привлекли в Белгородский государственный художественный музей множество восторженных белгородцев. Добрая половина посетителей уже знала, что ей предстоит, – поклонниками редкого искусства они стали несколько лет назад, когда в нашем городе экспонировали первую персональную выставку столичного умельца.

Стеклянных дел скульптор

Нет, о таком призвании маленький Зеля не грезил. Вряд ли он вообще что-то об этом знал. В то время его мысли занимала профессия учёного-биолога. Эту свою мечту мастер не воплотил, правда, некоторым образом претворил в стекольном деле. Вы увидите множество композиций и не сможете не заметить, как тщательно проработаны изображённые существа: скажем, кузнечик с завитками усиков, микроскопическими чешуйками на длинных лапках или паук с его тончайшей, словно из карамельных нитей сотканной паутинкой («Бабье лето», 1985).

Свой путь к «хрупкому» искусству Зеля начал в далёких 70-х с фигурки скорпиона. Время её не сохранило, но урок преподнесло. Годы спустя возникнут прямо-таки невероятные по сложности исполнения и прекрасные «Фрегат» (1984), версии «Кораллового рифа» (1992) и «Аквариум» (1989) с сонмами диковинных обитателей вод... Всё же некоторые из первых образцов (трогательные ёжики, забавная такса, горделивая лама) вам удастся оценить и понять, как ремесленник становился художником.

А ведь когда-то именно они были центром его выставок. Самая первая из них, коллективная, пришлась на 1980-й. Её экспонентом Зеля стал вместе со студентами московского Заочного народного университета искусств (к слову, спустя два года он окончит его). А ещё через восемь лет почувствовал себя готовым представить первую персональную. Свои «стеклянные фантазии» экспонировал на ВДНХ — здесь их отметили золотой медалью. А в 1993 году московского умельца признали официально, присвоив ему звание народного художника России. Его произведения разойдутся по нашей стране, проникнут за границу.

Сверчокъ вдохновил

Когда-то Зеля создал перо и сверчка, сидящего на нём. С этой композиции в его творчество проникла пушкинская тема (Сверчокъ — арзамасское прозвище Пушкина — прим. авт.). Серии, планируемой мастером, не случилось, но возникло несколько произведений, которые иные зрители считают лучшими из прекрасных стеклянных скульптур открывшейся в БГХМ выставки. «Золотой Петушок» (1991) и «Аллея Анны Керн» (1987) — ищите перо на основании экспонатов, и вы непременно найдёте их.

Впрочем, не заметить возвышающийся и больше похожий на чертог Снежной королевы дворец просто невозможно. Точно сахарная глазурь пасхальных куличей, белые шапки укрыли дворцовые башенки, золочёный петушок венчает центральный из его уходящих ввысь шпилей, в его недрах бьётся сердце-колокол, а внизу крохотные фигурки людей... — он будто из глыбы льда высечен, и чудится, тает прямо на глазах (эффект во многом возникает благодаря использованию автором специальных солей).

«Старуха со своим корытом, Золотая Рыбка, Мёртвая царевна, Гвидон — как-то я задумал воплотить в стекле сказки Пушкина, включив в композицию их главных персонажей. Но когда начал работу, понял, что сделанная подставка не выдержит, и ограничился только Золотым Петушком», — знакомит с замыслом Алексей Олегович.

«Аллея Анны Керн» — претворённые в реальность ассоциации Зеля, вызванные одной из муз великого поэта. «Стеклянный» скульптор сделал посвящение той, которая вдохновила Пушкина на знаменитый мадригал «Я помню чудное мгновенье...», чей профиль он рисовал. Осень, заблудившаяся в маленькой аллее (ветви деревьев застыли в причудливом изломе, и кажется, только редкие жёлтые листья трепещут от дыхания ветра), а в конце её сужающегося коридора белеет маленькая скамья... Кто знает, может именно в подобных декорациях в Тригорском Александр Сергеевич открывался через свои строки Керн и был ранен её легкомыслием.

Вошла в экспозицию и работа, которая изначально задумывалась как пушкинская, а потом связь эту утратила, — «Прикосновение» (1987). Прозрачные деревья, скованные ледяным панцирем, и их обитатели: вороны с любопытством наблюдают, как проворные белки играют в салки. Совсем не пугливые, забавные рыжики окружили мальчика (автор в детстве), протягивающего им припасённое лакомство, — в мыслях мастер изображал Пушкина в Михайловском, а в результате не смог предугадать, что у него получится. Так часто и бывает, признаётся он, работаешь над чем-то, а в голове ещё десятки идей возникают.

Тайна стекла близко

Зеля сам придумал некоторые инструменты для своей работы. Победитовый нож, к примеру. Горелки, пинцеты, графитовые лопатки, вольфрамовая спица — у входа в экспозиционное пространство собрали некоторые инструменты Алексея Олеговича.

Мастер поставил под сомнение тезис «кварцевое стекло может быть только прозрачным», освоил экспериментальную химию, и в его палитре оказались красный, зелёный, синий, розовый, голубой цвета («Кактусы», 2006; «Коралловый риф», 1992; «Пасхальные яйца», 1990–1993). Рассматриваю «Сосуд «Весна» (1986). Как и у всех композиций выставки, её стекло прозрачно, и только акценты расставлены цветом — белые лепестки яблоневого цветка, его желтеющая сердцевинка и оранжевые тычинки.

«Всё цветное стекло тугоплавкое, не пластичное — практически невозможно работать. В то время как из прозрачного можно делать, что в голову придёт. Поэтому цветное только добавляю или делаю из него небольшие фрагменты», — объясняет московский умелец.

Кварцевое стекло (Зеля отдаёт предпочтение переплавленному горному хрусталю) — удивительный материал, который редко кем используется в стеклоделии. Невероятно сложный, он требует от мастера больших знаний и выносливости. Представьте только: «стеклянный» скульптор работает при температуре 2500 °C (в то время как стеклодувы при 700 °C). И нет права на ошибку: переплавить такое стекло ещё раз нельзя.

Зеля обратился к кварцевому стеклу на Московском электроламповом заводе, где долгое время трудился простым кварцедувом. Эстетические и пластические возможности прекрасного хрусталя не могли не пробудить в нём художника. И началось постижение тайны стекла, к которой он подошёл так близко, но ещё не закончил своё движение.

Выставку завершат 22 ноября.


для комментариев используется HyperComments
Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×