Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
03 октября 2021,  17:18

Как парень из Старого Оскола снимает кино

О режиссуре, кино и сложностях, с которыми приходится сталкиваться киношнику в провинции, «ОнОнасу» рассказал Иван Понкратов

Как парень из Старого Оскола снимает киноФото: архив Ивана Понкратова
  • Статья

У Вани нет диплома о режиссёрском образовании. Но это не мешает ему заниматься любимым делом: снимать кино. Говорит, это уже смысл жизни.

Из военных в режиссёры

— Когда ты увлёкся кино?

— В 17 лет. Тогда я поступил на заочку в филиал Ярославского театрального института – он находится здесь, в Старом Осколе. Вообще‑то у меня всегда было желание стать военным. А потом в какой‑то момент поймал себя на мысли, что сегодня побеждает не тот, кто с автоматом, а тот, кто генерирует смыслы.

— Подожди, это же вообще полярные профессии.

— Ну не сказал бы. Просто на тот период я так романтически рассуждал: вот, МЧС, армия, ты защищаешь Родину, спасаешь людей. А потом пришёл к теме режиссуры, но не с тем, что «я художник, дайте мне говорить!». Как бы это глупо ни звучало, я хотел бы менять мир: мне кажется, в этом больше ценности.

— Как ты к этому пришёл?

— В то время – это были 2011–2012 годы – стали выходить фильмы типа «Самый лучший фильм», «Наша Russia: Яйца судьбы». Помню начальную сцену, где зад на весь экран, человек встаёт и обращается в зрительный зал через унитаз: «О-о, а кто это у нас такой?» Я ходил на эти фильмы в кинотеатры, и они меня дико триггерили. Смотрел и думал: «Боже, куда мы катимся». Хотелось что‑то с этим сделать – вот и пошёл в режиссуру.

 

Как парень из Старого Оскола снимает кино - Изображение Фото: архив Ивана Понкратова

Кино

— Ты поступил во ВГИК?

— Было дело. Я ушёл из ярославского института, снял свою первую пробную короткометражку. Мне было 20 лет, я планировал жениться и уехал в Москву, к девушке. Пробовал податься во ВГИК, но меня не взяли – даже творческая папка не прошла. Сходил однажды на мастер-классы в Академии Михалкова. На них был Владимир Хотиненко – один из самых именитых российских режиссёров. Я перед этими мастер-классами посмотрел видео с ним в Интернете, где он говорит о том, что кино уже не элитарное искусство и им может заниматься кто угодно. 

И я пришёл на мастер-класс, где он сказал то же самое. После он вышел покурить через чёрный ход, я к нему подбежал и отдал диск с фильмом и своими контактами, попросил посмотреть. 

Он позвонил мне через два дня: приходи, говорит, на Высшие курсы сценаристов и режиссёров. Я пришёл, он показал мою работу своим студентам с тем посылом, что человек независимо ни от кого снял фильм. Это был фильм «Грань» – я снимал его, когда началась война на Украине, и работа ассоциировалась с этой темой. Там заголовок пафосный, про череду фатальных ошибок. Это, на мой взгляд, точная работа, я её люблю, какой бы она ни была с технической стороны. 

И потом у меня спросили, хочу ли я поступать во ВГИК снова, я сказал да. Если бы не было этого доброго слова, я не поступил бы, наверное, потому что на собеседовании видел, что мастер впервые открывает мою папку. В общем, меня взяли на бюджет. Но через два года отчислили.

— Почему?

— Английский не сдал.

— Ты служил в армии?

— Да, в Орехово-Зуево, в ВДВ. Мне когда сказали, что я отчислен, не поверил и ещё месяц ходил в университет, пока пропуск не размагнитился. Тогда я разозлился, пошёл в военкомат и попросился в армию. У меня всегда висела тема с армией, поступить тогда учиться заново я не мог, прятаться не хотел. Решил просто для себя во всём разобраться и посмотреть, как там.

 

Как парень из Старого Оскола снимает кино - Изображение Фото: архив Ивана Понкратова

След в истории

— Почему вернулся в Старый Оскол?

— Когда вернулся из армии, пригласили в «Оскольское время» работать оператором. Я поработал – было круто, но хотелось двигаться дальше – вернулся в Москву, начал делать там свой видеопродакшн: снимал рекламу и клипы. Было забавно, что у меня заказывала ролики компания «Призыву.нет». Я посмотрел на службу в армии с другой стороны. А потом началась пандемия, и я вернулся в Старый Оскол.

— Сколько ты, выходит, фильмов снял?

— У меня много мелких работ. Но из серьёзного, получается, четыре коротких метра. Один я в Москве снял как раз во время пандемии. Мы с ним попали на «ГорькийFest» в Нижнем Новгороде. А потом, уже в Осколе, снял «Как художник повеситься хотел».

— Какой бюджет у этого фильма про художника?

— Тысяч 30.

— А актёры?

Сергей Акутин, он из народного театра «Маски», у меня почти во всех фильмах играет. Но у него нет актёрского образования, он работает на ОЭМК. Только для последней работы по «Сталкеру» я брал актёров из театра.

 

 

— Как они реагируют на твои просьбы?

— Они на самом деле красавчики, очень хотят сниматься. Но было сложно: тема непростая, плюс у них работа в театре.

— Тебе же не только актёры помогают. Ты писал в соцсетях, что ищешь звукорежиссёров, гримёров, костюмы. Как думаешь, почему люди откликаются?

— Ну вот я по себе сужу: я делаю это кино, появится у меня ребёнок – и мои работы как‑то на него повлияют. Ну или он просто скажет, что его папа снимал кино. Так что, я думаю, это попытка оставить след, хотя бы в цифровом виде, в титрах.

— Ты на фильм по «Сталкеру» собирал донаты. Удалось?

— Около 5 тысяч. Наверное, дальше снимать не будем. Мы сняли тизер и думали, что людей зацепит и они помогут собрать деньги на дальнейшие съёмки, но не вышло. Народ не виноват. Просто «Сталкер» – развлекательный контент, человек не хочет за него платить. Ты даже не задумываешься, сколько в продукт вложено. А вот на фильм «Иван Иваныч» мы собрали 30 тысяч – думаю, потому что там социальная тема, про умирающие деревни. Люди смотрят и думают: «Да, болит у меня душа за русскую деревню, перечислю‑ка деньги!»

 

Как парень из Старого Оскола снимает кино - Изображение Фото: архив Ивана Понкратова

Поиски

— Чем сейчас планируешь заниматься?

— Я подавался на «Тавриду» с грантом – не получилось. Потом думал снять ещё один короткий метр, там есть история. Но вообще‑то надо на хлеб зарабатывать, а в Осколе с этим пока не получается.

— И на что ты живёшь?

— На то, что в Москве накопил, плюс шабашки вроде свадеб. Но заниматься коммерцией – это одно, а кино, которое никому не нужно, – это другое. В планах вернуться в Москву, идти на какие‑то площадки, носить кофе гримёрам. Хочется адекватной работы – заниматься кино и понимать, что завтра не умрёшь с голоду.

— Почему ты снимаешь только короткометражки? Потому что нет бюджета?

— Не только. Я думаю, что это передовой жанр в будущем. Вот ты приходишь на фильм в кинотеатр, смотришь 10 минут – и тебе не нравится. А смотря новеллы, короткий метр, ты сразу быстро усваиваешь суть.

— Как при этом сохранить художественность?

— Ты просто не смотрел фестивальные короткометражки. Здесь тоже можно всё растягивать и делать красивы екадры. Но часто это кино для «умной» фестивальной аудитории. А я стараюсь всё‑таки зрителя жалеть. Хотя вот «Как художник повеситься хотел» я делал для фестиваля. Но это была стёбная работа, я хотел немного посмеяться над чернухой, которой полнится артхаус. Это кино про парня, которому изменила девушка, он хочет повеситься, вешается… и прилетает НЛО. А почему нет? В кино ты можешь всё что угодно.

 

«ГорькийFest» в Нижнем Новгороде «ГорькийFest» в Нижнем Новгороде / Фото: архив Ивана Понкратова

 

— Что для тебя главное в кино?

— Посыл. То, для чего фильм снят.

— Стоит заниматься им в провинции?

— Я думаю, да. Кино – искусство, которое не так давно родилось, но уже сильно болеет. Оно не понимает, куда ему двигаться: в сторону развлечения или реального авторского высказывания. И мне бы хотелось, чтобы его будущее развивалось за счёт регионов.

— Чего ты от этого всего хочешь?

— Я хочу просто заниматься кино и получать за это хотя бы минимальную зарплату.

Посмотреть фильмы Ивана можно на сайте ponkratovfilms.com.

Беседовал Андрей Шилин

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×