Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 апреля 2024,  13:00
 120

Бери и рисуй! Ради чего будущий художник в школьные годы сбегал с уроков

Живописец, график, скульптор Гагик Матинян недавно отметил 65-летие

Бери и рисуй! Ради чего будущий художник в школьные годы сбегал с уроковГагик МатинянФото: Арина Беседина
  • Белгородская правда
  • Белгородская правда

Самобытные, с ярко выраженным авторским почерком работы знают не только в Белгородской области, но и далеко за её пределами. Гагик Гарегинович – постоянный участник областных, межрегиональных и международных выставок, таких как «Прохоровское поле», «Новая Передвижка», «Ангел Святого Белогорья» и многих других. В 2019 году Творческий союз художников России наградил Гагика Матиняна бронзовой медалью за вклад в отечественное изобразительное искусство. Творческие поиски художник не прекращает ни на день. Так уж сложилось с детства.

Непростая задача

Первым инструментом будущего художника стал карандаш. Гагик Гарегинович вспоминает, что мама Ира Ервандовна постоянно покупала ему цветные карандаши и детские журналы «Мурзилка» и «Весёлые картинки». В них мальчик сначала с удовольствием осваивал «разукрашки», а потом пытался что‑то срисовывать. Новый виток для развития творческого воображения дала семейная реликвия.

«Моя семья не имела прямого отношения к художественному творчеству или искусству, – рассказывает Гагик Матинян. – Но мой прадед Хачатур когда‑то скопировал древний манускрипт. Это была церковная книга с иллюстрациями к Евангелию, а также рецептам народной медицины. Прадед переписал книгу каллиграфическим почерком, а рисунки перерисовал акварелью. Я учился в четвёртом классе, когда впервые увидел этот шедевр. И постоянно просил свою бабушку, чтобы она втайне от деда дала мне его посмотреть. Строго так было потому, что до меня уже какие‑то малыши успели сделать там пару каляк-маляк. Я его листал как настоящее сокровище, но прочесть не мог ни строчки. Оказывается, запись была сделана на древнеармянском языке грабаре. На этом языке я потом научился читать и прочёл несколько старинных книг. До сих пор на нём читаю – это для меня жизненно важно.»

А ещё маленький Гагик обожал пропадать целыми днями у соседа – его отец был каменотёсом и обрабатывал туф во дворе дома. Пареньку тоже дали возможность поработать с камнем, но получилось не особо хорошо. В шестом классе Гагик Матинян подружился с мальчиком, семья которого приехала из Болгарии. И сын, и отец рисовали – друг часто приносил в школу рисунки с героями югославских фильмов о Чингачгуке, с индейцами и ковбоями. Рисунки Гагику настолько понравились, что он упросил друга познакомить его с отцом. И когда задал свой вопрос – как у него получается так хорошо рисовать, тот просто вручил ему кисточку, холст и сказал: «Бери и рисуй!». А что рисовать? Конечно, героя любимой тогда книги – графа Монте-Кристо! И Гагик рисовал: замок Иф, узника и, конечно, морскую стихию. Юный художник сразу понял: рисовать море – непростая задача. Тогда он вооружился книгой по классическому искусству с иллюстрациями Айвазовского. Пытливо всматривался, изучал переходы света и тени, но передать с помощью красок такую же волшебную стихию пока не выходило.

А тут ещё случился небольшой конфликт с учителем рисования. В ту пору мама училась в сельхозинституте, и ей нужны были рисунки тракторов и комбайнов. А в «домашке» по рисованию требовались какие‑то ёлочки. Сын предложил бартер: мама рисует для школы, а он ей – для вуза. Всё бы ничего, но учитель понял, что задание ученика Матиняна точно выполнено не им. В результате – тройка по предмету.

Впрочем, это не смущало паренька, который уже в то время искал свой путь в искусстве. Однажды попробовал рисовать акварелью с натуры. Вышел во двор, развёл акварельные краски и с ходу написал пейзаж. Учитель снова не поверил, что это работа ученика. Но, убедившись в обратном, исправил тройку на пятёрку.

С ночёвкой на пленэр

К оценке своих трудов Гагик оставался равнодушен. Он продолжал самостоятельно пробовать свои силы в живописи. Больше всего его вдохновляли работы художников эпохи Возрождения и ещё кинематограф. Чтобы посмотреть новый фильм Федерико Феллини или картину с участием Марчелло Мастроянни, Гагик убегал с уроков. Даже помышлял, не податься ли в эту индустрию? Но отговорил друг, пояснив, что нужно начинать с фотографии, да ещё и театральное искусство осилить. В общем, взвесив все «за» и «против», спокойно вернулся к любимому рисованию. А после 8-го класса, занимаясь в Детской академии искусств, начал параллельно учиться в Заочном народном университете искусств в Москве.

Получив первое профессиональное образование, Гагик Матинян поставил перед собой новую задачу – освоить скульптуру. Пошёл во Дворец пионеров и вместе с детьми учился лепить из глины.

«Глина – это первый этап, чтобы учиться скульптуре, – поясняет Гагик Гарегинович. – И первое, что все учатся делать, – это анатомические этюды – ухо, нога, рука. Там я познакомился с профессором Варданяном из Ереванского художественно-театрального института. Он увидел мои рисунки и пригласил заниматься скульптурой у него в мастерской».

Однако живописец в его душе чаще одерживал победу над скульптором. Да и как не браться за краски, когда вокруг изумительная природа Армении, которую Гагику хотелось уместить на всех полотнах – величественные горы, медоносные луга, лунную дорожку на озере Севан. Часто художник с друзьями отправлялся с ночёвкой на пленэры и до сих пор вспоминает это время с особым чувством:

«Этот период оставил неизгладимое впечатление в моей душе. Полное умиротворение от нахождения в том месте, которое даёт тебе силу. Это нечто прекрасное. Это похоже на любовь. И ты понимаешь, что это твоя земля, которую хотелось всё время рисовать».

Что Гагик Матинян и продолжает делать по сей день. Причём рисовать предпочитает под классическую музыку – Бетховена, Баха, Шопена, Моцарта. А ещё любит творческие задачи. Например, в молодости ставил перед собой цель сделать 15 набросков и четыре этюда за день. Но в зрелые годы пришёл к пониманию, что не количество рисунков и набросков или готовых работ определяет художника. Главное – для чего ты рисуешь, считает Гагик Гарегинович. На этот философский вопрос настоящий художник порой отвечает всю жизнь – поиском, творчеством, ежедневным трудом.

 

Бери и рисуй! Ради чего будущий художник в школьные годы сбегал с уроков - Изображение Фото: из личного архива героя публикации

Дань уважения

Его музой и верной спутницей уже более 30 лет является Татьяна Кривцова. Познакомились они в Ереване именно на художественной почве.

«Мне сказали, что есть художник-скульптор, которому нужны инструменты и материалы для работы, – вспоминает Татьяна Васильевна. – Время было тяжёлое, и я решила продать ему свои краски и кисточки – я тогда тоже рисовала. И вот открываю дверь и вижу: колоритный мужчина, с бородой и удивительно похожий на моего отца, которого я в 1992 году потеряла. А когда я узнала, что у этого художника и моего отца совпадают дни рождения, изумлению не было предела! И мы так быстро сошлись, как будто всю жизнь были вместе. Вот что значит – две души обрели друг друга».

В 2002 году Гагик Гарегинович и Татьяна Васильевна переехали в Белгород, который стал вторым родным городом. Здесь живут и работают, вдохновляя друг друга, – художник свою музу на стихи и песни, а она его на картины.

 

Бери и рисуй! Ради чего будущий художник в школьные годы сбегал с уроков - Изображение Фото: из личного архива героя публикации

 

Сейчас Гагик Матинян работает над новым полотном. Тема Великой Отечественной войны всегда интересовала его, очень много работ связано именно с ней. Для него это дань уважения и памяти деду, братьям бабушки, которые не вернулись с фронта. Две такие картины находятся в фондах Белгородского художественного музея. Это графические работы «Падение империи» и «Мирное лето», выполненные сангиной. А сейчас художнику интересен новый герой:

«Я рисую человека эпохи специальной военной операции. Но раскрывать пока свой замысел не стану – эту работу я делаю для конкурса. И потом художник всегда рисует не для себя, а для зрителя. Чтобы он увидел и смог пережить, почувствовать вместе со мной то, что я хотел донести».

Убедиться в искренности этих слов можно в Белгородском художественном музее, где открылась персональная выставка Гагика Матиняна «Память». 

Арина Беседина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×