Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
28 декабря 2023,  17:04
 154

Домашний генерал. Рукоделие стало призванием для жены офицера

Домашний генерал. Рукоделие стало призванием для жены офицераКлавдия ТыльнаяФото: Арина Беседина
  • Белгородская правда
  • Белгородская правда

Любой, кто бывает в этом гостеприимном доме, замирает уже на входе: все стены в картинах! Да в каких – более полусотни полотен вышила хозяйка. Мастерица всерьёз увлеклась рукоделием после переезда в Белгород.

В канун Нового года мы напросились в гости, узнали тайны создания рукотворных шедевров и расспросили о том, как в разные годы встречала главный зимний праздник удивительная женщина – жена офицера, мать офицеров и счастливая прабабушка.

Снег до горизонта

Если вы думаете, что большой и преданной любви не существует, значит, вы просто не встречались с жёнами военных, которые с нехитрым скарбом и с детьми подмышкой едут вслед за мужем на его очередное место службы. Клавдия Тыльная – одна из таких женщин.

Родилась она в Тверской области. Окончив восемь классов, устроилась работать заведующей клубом. Одарённую девушку оценили и послали учиться в Ленинградское культпросветучилище. Незаметно пролетели четыре года – и вот уже дипломированный клубный работник и руководитель танцевального коллектива едет в Выборгский район, в небольшой городок Приморск, работать методистом. Недалеко от Дома культуры стоял гарнизон лётчиков. Бойкий лейтенант Александр Тыльный не только умело управлял вертолётом, но и слов на ветер не бросал: после четырёх месяцев ухаживаний сделал предложение Клавдии. Сыграли свадьбу и переехали в Выборг, где стояла его часть. Там нашлась работа и для молодой жены – писарем. Вскоре в семье родился первенец.

В конце 1970 года мужа направили служить в Читу.

«Вызвали двух лейтенантов и сказали, что отказаться нельзя, надо ехать, – вспоминает Клавдия Михайловна. – Муж поехал в январе 1971 года, а я осталась, потому что там квартиры не было, а ребёнку полтора годика всего. Когда узнала, что дали комнату в Чите, стала собираться. А собирать особо ещё нечего – только диван у нас был. Да ещё брат мой сделал нам из фанеры кухонный столик и кроватку Серёженьке. Её я и забрала с собой на север».

Постепенно жизнь наладилась, сын пошёл в садик, а Клавдия Тыльная вновь получила место в секретной части. В выходные приходилось идти с сынишкой на работу. Иногда отец, если был не на задании и не в командировке, брал его с собой на лётное поле:

«Однажды прихожу и вижу, что мой сын в одних трусишках бегает, а его футболочка и шортики висят на вертолётах и антеннах. Спрашиваю: «Что случилось?» Солдаты отвечают: «Так малец сильно «помогал», измазался чуток, мы ему всё и постирали, вот сушим теперь».

В Чите семья прожила восемь лет, там родился второй сын – Максим. И опять переезд – на этот раз в Воркуту. Там тоже смешной случай вышел: командир не поверил, что лётчик сразу со всей семьёй прилетел на службу. Убедившись, велел всех накормить и выделил комнатку в трёхкомнатной квартире. Шесть лет Клавдия Михайловна видела одну и ту же картину за окном: бесконечная тундра, карликовые деревья, терриконы чёрного угля и белый снег до самого горизонта.

Но не это тревожило молодую жену, а командировки в Афганистан, в которые вертолётчиков посменно отправляли с 1981 года. Судьба миловала – муж возвращался жив-здоров, а думать нужно было о будущем детей: Сергей оканчивал 9-й класс, вставал вопрос о поступлении. В части лётчик Александр Тыльный был на хорошем счету и отпускать его никак не хотели. Но он стоял на своём: семью нужно устроить на материке. Всё‑таки пошли навстречу – разрешили уволиться и выбрать место от Твери до Волгограда. Тыльные выбрали Белгород и перебрались сюда в 1984 году.

Служба есть служба

После переезда праздники стали по‑настоящему праздничными, поскольку теперь супруги всё время вместе. А в воинских частях Новый год радовал только живыми ёлочками.

 

Домашний генерал. Рукоделие стало призванием для жены офицера - Изображение Фото: Арина Беседина

«В Выборгском районе в Доме офицеров постоянно устраивали праздник, – рассказывает Клавдия Михайловна. – Но у нас был маленький ребёнок, поэтому мы тихо встречали дома: ставили ёлочку, украшали гирляндами, игрушками. В Чите я организовывала утренники для детей из нашей части. За восемь лет, что мы там прожили, муж только два раза встречал Новый год с нами: то дежурство по части, то срочный вылет, то командировка. Я плакала, даже звонила командиру, но тот отвечал: «А на кого я ещё могу часть оставить?» Ну я и смирилась – служба есть служба. Первая семейная ёлка получилась у нас только в Воркуте. Мы жили у центральной площади, где возводили огромный снежный городок с высокими стенами, горку длинную, деда-мороза и снегурочку – всё делали из снега и заливали. Мы отмечали дома, укладывали детей спать и шли в этот ледовый городок, где к тому времени все жители собирались. Тогда впервые мы почувствовали, что такое настоящий Новый год».

Конечно, на праздник готовили что‑то особенное. В Чите делали позы – мясо в тесте, похожее на манты или пельмени, которые скатывают в круглые шарики. Варили холодец из разного таёжного мяса – медвежатины, лосятины, кабанятины. Да и на столе появлялось только то, что водилось в местном военторговском магазине.

Оба сына Клавдии Михайловны и Александра Пантелеевича выросли, стали офицерами. Младший окончил Московский пограничный институт ФСБ России. Его направили на Чукотку. Старший сын после армии работал в охране, а когда подвернулась возможность устроиться на службу, подал документы и отправился на Чукотку.

«Сергей сейчас майор, Максим – подполковник, а муж – капитан, – говорит Клавдия Михайловна. – Максим как‑то звонит: «Мама, мне присвоили подполковника, я теперь старший в семье». А я отвечаю: «Сыночек, я тебя поздравляю, но учти, что я – домашний генерал».

Картины крестиком

На самом деле, эта жизнерадостная женщина не любит командовать. Да и её новое призвание, вышивание – тихое и неспешное дело:

«Вышивала я с детства, мама всех нас научила – четырёх сестёр и двоих братьев, а первую свою большую вышивку я сделала в пятом классе. Нас определили в интернат, поскольку ходить из деревни туда-обратно далеко. Я вышила дорожку, тогда это очень модно было. На ней два голубя летят и держат надпись в клювах: «Миру – мир». Второй серьёзной работой стало приданое для сестры. Тогда в деревне на окна вешали ночнички – две шторки, которые сдвигаются на ночь. Я сестре на все шесть окон вышила и ночнички, и верхнюю штору».

По‑настоящему к вышивке удалось вернуться уже в Белгороде. Нитки мастерица подбирала на глазок, а вышивала долгими зимними вечерами, поскольку всё остальное время занимает любимая дача и цветы. Однажды сын Максим в Москве на выставке увидел картины Константина Васильева. Спросил у мамы, возьмётся ли она вышить понравившийся ему сюжет? Она, не моргнув глазом, сказала: смогу, только нужно схему заказать.

«Сделали чёрно-белую схему, 112 листов, – рассказывает Клавдия Тыльная. – А это 390 тысяч крестиков! К готовой работе я заказала рамку и планшет, чтобы закрепить полотно. Теперь вышивка в доме сына висит во всю стену, и все, кто приходит, спрашивают: «Кто нарисовал?» Он гордо отвечает: «Это моя мама вышила». И я рада – останется хорошая память у сына обо мне».

Домашний генерал. Рукоделие стало призванием для жены офицера - Изображение Фото: Арина Беседина

 

Схему для портрета с мужем и внучкой Катей Клавдия Михайловна тоже заказала по фото в Москве, а готовую работу в рамке добавила к картинной галерее, что у неё по всему дому. Для мастерицы это отдохновение души, да и не может она сидеть сложа руки. Если нет схемы для вышивки – садится за швейную машинку или вяжет из бисера. Это ремесло Клавдия Тыльная освоила в кружке при городской библиотеке:

«Лет восемь я хожу туда, пробую разные варианты – вязать крючком из бисера, обшивать кабошоны (специально обработанные камни с выпуклой гладкой формой для создания украшений – прим. авт.). Мне хотелось научиться делать своими руками такую красоту. Это очень сложно, но интересно.

Теперь у мастерицы есть ученица – внучка Сашенька пристрастилась и к вышивке, и к бисеру. Но главный ценитель творений – Александр Пантелеевич, с которым Клавдия Михайловна душа в душу живёт уже 56 лет. Теперь он мечтает, чтобы у его жены-рукодельницы состоялась персональная выставка. Пусть это желание сбудется в новом 2024 году. 

Арина Беседина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×