Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
19 октября 2023,  15:39
 Арина Беседина 274

Облака в подсветке солнца. Семья художников-архитекторов нашла свой творческий путь

Облака в подсветке солнца. Семья художников-архитекторов нашла свой творческий путьВиктор КовалёвФото: Арина Беседина
  • Арина Беседина
  • Белгородская правда
  • Арина Беседина
  • Белгородская правда

От живописи к архитектуре и обратно. Удивительно, но именно такой путь прошла семья художников Ковалёвых, которая по сей день живёт и дышит творчеством. Как уживаются вместе два талантливых человека, узнала «Белгородская правда».

Кадмий зелёный

В селе Гезово, в шести километрах от Алексеевки, в большой семье Ковалёвых 25 августа 1958 г. появился на свет 11-й ребёнок – Витя. Так уж получилось, что на улочке всего в 300 метров длиной, где стояла их хата, жили в разных домах восемь художников, а в самом крайнем – богомаз (так по‑украински называли иконописца). Маленькому Вите очень нравилось бегать в гости к живописцам, а одному из них даже повезло позировать.

Однажды Витя увидел, как сосед прямо в огороде писал зимний пейзаж. И мальчишку поразила одна краска на холсте – кадмий зелёный, прямо в душу запала. Он стал приставать к соседу: тоже писать хочу. Сосед улыбнулся, одобрил, посоветовал сначала кружку нарисовать или кувшин. Но пятиклассник Витя решил не мелочиться – взял и сделал сразу копию «Мадонны» Леонардо да Винчи.

Или другой случай: школа, куда ходил Витя, объявила конкурс на лучший рисунок к 30-летию Победы в Великой Отечественной войне. Дети откликнулись, сдали рисунки кто в школьной тетрадке, кто на листах бумаги. А Витя Ковалёв принёс картины, написанные маслом, рамы к которым сделал сам. Работы безоговорочно заняли первое место в Алексеевке, затем их направили в Белгород.

Понятно, что в 10-м классе у Виктора уже не было сомнений, какой путь выбрать. Долго думал, в какую школу живописи поступать – варианты в разных местах были, но всё‑таки поехал в Харьков. Там художественных училищ имелось несколько. В первом не повезло, принимали после 8-го класса.

Попробовал поехать в школу Репина, что была на Пушкинской улице. Выяснилось, что за обучение придётся платить. Как платить? Чем? Откуда взять 25 рублей в месяц, когда родители пенсию в 37 рублей получают? Огорчился Витя, вернулся на вокзал расстроенный.

Поодаль от него стояли две девчонки с парнем, поглядывали на юношу и что‑то обсуждали. Попросили посмотреть его работы и сказали, что ему надо ехать в сельскохозяйственный институт, где раньше был архитектурно-строительный факультет.

В институт Виктор добрался уже после шести вечера. Его встретили, предложили переночевать в раздевалке, чтобы утром он мог показать свои холсты. Но от голода скрутило живот. Да ещё и полная неопределённость – куда идти, кого ждать, что завтра будет? В общем, рванул обратно на вокзал.

От фундамента до крыши

В следующий свой приезд в Харьков Виктор Ковалёв сдал на отлично рисунок и стал учиться на архитектурно-строительном факультете. Диплом тоже защитил на отлично.

Валя поступила на тот же факультет, только двумя годами позже. На третьем курсе будущие архитекторы поженились, а когда молодая жена ждала супруга из армии, встал вопрос о распределении.

«Я услышала, что в Алексеевке освободилось место архитектора, – вспоминает Валентина Васильевна. – Знала, что это родные места Вити, поэтому попросила администрацию сделать мне вызов туда. Так и получилось, что приехала в Алексеевку архитектором, а муж мой, отслужив в армии, вернулся на свою родину».

Виктор Ковалёв стал заместителем главного архитектора города и руководителем проектной группы, а Валентина трудилась там же в производственной группе. Всё бы хорошо, только у семьи Ковалёвых на свет появился больной ребёнок, которому требовался особый уход. Пришлось Валентине Васильевне работать из дома, затем перейти на частное проектирование. Кстати, по проектам Валентины Ковалёвой в Алексеевке построены здания филиала БелГУ, магазин «Лидер», «АлКОМ» и множество других объектов и жилых домов. Причём она не только проекты предлагала, но и разрабатывала к ним детальные расчёты – от фундамента до крыши. И всё это делала не на компьютере, а на кульмане – с помощью ватмана, карандаша и туши.

Особая гордость Валентины Васильевны – проекты храмов: в Глуховке радует красотой деревянный храм, а в самой Алексеевке верно служит священникам и прихожанам часовня над колодцем при храме Александра Невского.

Может быть, эта работа дала новый виток в художественном творчестве Валентины Ковалёвой. Время шло, надежда на выздоровление сына таяла, пришло смирение. Говорят, кто достойно переносит испытания, выпавшие ему, тот получает поддержку свыше.
 

Облака в подсветке солнца. Семья художников-архитекторов нашла свой творческий путь - Изображение Фото: Арина Беседина

Всё по канону

Она заинтересовалась иконописью. Возможности поехать на курсы не было – забота о сыне-инвалиде занимала почти всё время. И Валентина Ковалёва стала изучать иконописное дело по книгам.

«По книге монахини Марии Соколовой, что в Троицкой лавре преподавала иконопись, целый год одну икону писала, переписывала, ведь не у кого было спросить, правильно я делаю или нет, – поясняет Валентина Васильевна. – Теперь уже знаю, как делать всё по канону. Иконопись – очень трудоёмкое дело. Когда сам начинаешь работать, тогда понимаешь, за что так ценятся иконы».

Рисунок наносят темперными красками. Их делают вручную из растёртых минералов в эмульсии из яичного желтка и других компонентов. В самом конце добавляется позолота для отделки элементов одежды и нимбов.

В среднем на написание одной иконы может уйти до четырёх месяцев. Сюжеты Валентина Ковалёва берёт и канонические, и сама может придумать.

«Однажды я ездила в храм Песчанской иконы Божией Матери, что в Изюме. В этой поездке первый раз узнала о святителе Иоасафе Белгородском, который в 1754 году обрёл здесь чудотворную икону Богородицы, – рассказывает Валентина Васильевна. – Я заинтересовалась этой историей и стала читать о епископе. Тогда и возник у меня замысел иконы, где отцу святителя снится пророческий сон, в котором Богородица прислала ангела своего, он набросил на святителя мантию священническую».

Иногда она, получив благословение, реконструирует иконы по старым фотографиям. Есть в её уникальной коллекции и рублёвская «Троица». Все иконы, написанные Валентиной Ковалёвой, освящены, многие подарены храмам.

Знают о мастере иконописи и простые прихожане, они заказывают иконы себе домой. Когда удаётся, делает выставку своих работ – одна такая прошла в Троицком соборе.

Излюбленный жанр

Да и муж – Виктор Нифонтович – не отстаёт от супруги, вернулся к холстам, кистям, краскам после многих лет, отданных архитектуре. Кстати, о каждом из его сооружений можно написать отдельную книгу.

Например, работа над кафе «Русь». Нашли старое заброшенное здание. Виктору Ковалёву приходилось вставать в четыре утра, чтобы сделать из него настоящую сказку. Точнее, сказ, потому что на особый стиль оформления архитектора вдохновило «Слово о полку Игореве». Многие элементы декора – это резьба по дереву.

«Мы за два года совершили подвиг трудовой – светильники ручной работы, факелы по углам, точёные балясины у лестниц, арки, – вспоминает Виктор Нифонтович. – А когда приезжали иностранцы – поляки, немцы, они всё время спорили, ручная это работа или нет».

Коренные алексеевцы знают, что Виктор Ковалёв разработал ряд проектов зданий и сооружений в городе, в том числе стелу эфирокомбината, стелу в честь 300-летия основания г. Алексеевки, кафе «Золотой петушок». Кстати, он же автор идеи и соавтор рисунка герба города.

Но, несмотря на очевидный архитектурный успех, живопись продолжала звать и манить. И вот однажды Виктор Нифонтович решил сделать выставку своих работ. Что‑то осталось ещё со студенческих лет, что‑то дописал, и в здании алексеевской администрации прямо в день его 40-летия открылась персональная выставка мастера. Затем последовали ещё выставки, а после и вступление в Союз художников России.

За свою творческую жизнь Виктор Ковалёв написал больше 300 картин. Его работы украшают интерьеры общественных зданий в Алексеевке, находятся в частных коллекциях России и за границей. И до сих пор его излюбленным жанром остаются пейзажи.

«Я люблю писать природу за городом, где вид на лес и жнивьё, – говорит Виктор Нифонтович. – Как‑то этюд писал, начало темнеть, сумерки, поднял голову, а вверху такая красивая луна, да ещё облака в подсветке солнца – я просто заплакал от этого великолепия. Вообще, передать небо дано не всем, чтобы вышло нежно. Небо – это тонкая материя. Поэтому писать его надо душой, всё нужно сердцем писать».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×