Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
30 ноября 2021,  12:12

О вере в прямом эфире. Почему старооскольского священника узнают люди по всей России

О вере в прямом эфире. Почему старооскольского священника узнают люди по всей РоссииФото: личный архив
  • Белгородские известия

Настоятель храма великомученика Феодора Стратилата, священник Николай Дубинин – один из самых популярных православных блогеров в нашей области. На его аккаунт подписаны больше 46 тысяч человек. Он не только регулярно пишет посты на православные темы, но и отвечает на вопросы, проводит прямые эфиры с подписчиками, транслирует богослужения.

Отец Николай удивительно внимательно относится и к комментариям в своём блоге, всем старается по возможности ответить, поддержать. И это притом что, помимо служения в православной церкви, он вместе с женой – матушкой Мариной – воспитывает шестерых детей. Мы поговорили с батюшкой о том, почему он столько времени уделяет своему блогу и какие результаты видит.

Не количество, а качество

— Отец Николай, когда вы появились в «Инстаграме»?

— Аккаунт веду с 2018 года. Я учился в Белгородской духовной семинарии с миссионерской направленностью. А миссионерство – это служение церкви, которое заключается в том, чтобы доносить до людей весть о Боге и вере, христианстве. Сподвигло вести аккаунт в «Инстаграме» то, чему нас учили в семинарии: о Боге необходимо говорить с человеком на современном, понятном языке и с помощью современных инструментов, таких, например, как социальные сети. Если заглянуть в Новый Завет, то мы увидим, что апостол Павел оставлял «Послание к римлянам», «Послание к ефесянам»… Он пишет свои послания в самые густонаселённые города того времени. Сегодня социальные сети – это площадки, где много людей. Контент в Интернете не всегда позитивный, созидательный, часто можно встретить деструктивные вещи. Зачастую молодёжь читает в Сети суррогат о вере. Поэтому я считаю необходимым, чтобы православная церковь давала качественный контент, свою альтернативу. Можно лайкать котиков, состоять в деструктивных сообществах, а можно общаться со священниками. Интернет – универсальный инструмент. Наша задача, чтобы он приносил благо и был созидательным.

— Сложно было начинать?

— У меня не было цели собрать много людей. Я до сих пор принципиально не прибегаю к различным способам раскрутки, не рекламирую аккаунт. Цель – не количество, а качество. Пусть это будет 200–500 подписчиков. То, как ты подаёшь материал, какие цели и темы затрагиваешь, – вот, что должно быть на первом месте. Блог должен быть интересным и актуальным.

Священник, который служит на приходе, знает, что волнует человека. Это самые разные вопросы: начиная от того, как подготовиться к крещению ребёнка, и заканчивая семейными советами (например, как выдерживать искушения, когда свекровь или тёща мешают молодой семье). Так что темы рождаются сами.

Волна популярности пошла, когда я начал проводить прямые эфиры. Посмотрел, как это делают другие священники. Понял, что это очень удобно. За время одного эфира можно ответить на множество вопросов. Это такая виртуальная комната, где со священником можно поговорить на разные темы.

— Сколько времени у вас уходит на «Инстаграм»?

— «Инстаграм» сам предлагает статистику по аккаунту. И иногда я вижу, что провожу там четыре-пять часов в сутки. Это огромная цифра. 90 % времени уходит на личное общение, вопросы. Человек прочитал материал и не хочет обсуждать свои личные проблемы в публичном пространстве, комментариях, тогда он пишет в директ. Личные вопросы почти всегда сложные, связаны с драмой, болью, страданием. На это уходит намного больше времени, чем пять минут.

Не прерывать молитву

— Вы транслируете даже молебны из своего храма. Почему решили это делать?

— Моё глубокое убеждение в том, что прямой эфир никогда не сможет заменить службу, на которой ты лично побываешь в храме. Что лучше: если ты пошёл к человеку на день рождения, посидел с ним, поздравил или СМС написал, по видеосвязи позвонил? Я против того, чтобы была подмена. Человек не должен стоять перед выбором: пойти на службу или посмотреть её в прямом эфире. Но почему я всё же это делаю? Как‑то оказался в больнице. Была небольшая операция. Помню, как было тяжело, что воскресенье, праздник, а я не в храме, не слышу молитву, церковный хор. Сейчас многие возрастные люди из‑за коронавируса стараются больше находиться дома, боятся скопления людей. Всё это я делаю в том числе и для них. В приходе у нас есть инвалиды, которые не могут ходить. Как правило, я приезжаю к ним, чтобы исповедать и причастить. Они тоже смотрят службу в прямом эфире. Повторю, это не замена и не альтернатива, а способ для человека, лишённого возможности быть в храме лично, не отрываться от молитвы. Бывает, что к таким прямым эфирам по воскресеньям и пятницам подключаются 200–250 человек.

— Вы также проводите сборы для нуждающихся, но публикуете такие просьбы после тщательной проверки…

— Я понимаю, что материальный вопрос – это очень ответственно. И не могу давать непроверенные данные. Сейчас очень развито мошенничество в Интернете. Люди и справки подделывают, и эмоциональные сообщения пишут. После того как я стал членом Общественного совета при УМВД России по Старому Осколу, у меня появилась возможность проверять подобную информацию. Я обращался в УМВД: «Скажите про этот номер». Бывало, что они отвечали: «Да, на этом номере фиксировалась подозрительная активность, это нечестные люди». Большинство тех, для кого мы собираем помощь, знаю лично.

Например, случился пожар у одной женщины. Она собирает бездомных кошек, и они живут с ней в частном доме. Одна опрокинула жидкость, случилось короткое замыкание, и сгорел дом. Слава Богу, мы собрали около миллиона рублей.

— Сталкиваетесь ли вы с недоброжелателями в Интернете?

— Конечно, Интернет – это такая площадка, где зачастую люди не контролируют свои эмоции. Даже среди подписчиков бывают хейтеры. К примеру, я недавно причащал в красной зоне нашу болеющую прихожанку. После этого поговорил с врачами, спросил, каковы их наблюдения. Они мне говорят: «Однозначно те, кто не вакцинировался, тяжелее болеют, часто с летальным исходом. У вакцинированных болезнь протекает легче. Да, тоже лежат, но в очень тяжёлых состояниях не бывают». Я решил подписчикам рассказать, что лично услышал в красной зоне, и получил порцию хейтинга от антиваксеров. И в личные сообщения пришло много, и отписки были, и просто много неприятных слов. Люди в Интернете сильно открывают эмоции и чувства. А они не всегда бывают положительными. Реагирую на такое по‑разному: привожу аргументы, либо молчу, иногда предлагаю отписаться, раз не угодил. Каждый имеет право на своё мнение. Надо спокойно реагировать. Почему, если наши мнения не совпадают, мы должны друг друга ненавидеть?

Не суйте нос не в своё дело

— Кого вы сами любите читать в «Инстаграме»?

— Я избирателен, далеко не всех мне интересно читать. Это связано с тем, что я сам глубоко погружён в тему православной церкви. Что‑то считаешь поверхностным, что‑то не таким глубоким, не так тема раскрыта. Поэтому не тороплюсь подписываться на большое количество священников, которые ведут блоги. Есть трое-пятеро, чьи темы увлекают: как они их раскрывают, форма подачи. Мы друг у друга учимся. Один из таких священников – Павел Островский (православный священник-блогер из Московской области, имеет более полумиллиона подписчиков в «Инстаграме». – Прим. авт.). Я с ним лично знаком.

Бывает так, что создают православные аккаунты с очень низким качеством подачи материала. Анонимные группы, которые якобы ведёт какой‑то православный священник или матушка. Когда ты немножко в тему погружён, то по нескольким строчкам можешь понять, что тут что‑то не так, по ту сторону монитора сидит некомпетент­ный человек. Есть паблики, которые каждый день что‑то постят, но отчётливо чувствуется коммерческая жилка. Вот у аккаунта несколько десятков тысяч подписчиков. Иконы, купола, всё красиво. Я пишу в личные сообщения: «А вы по чьему благословению блог ведёте? У вас в посте написано: «Сильная молитва изменит вашу жизнь за 40 дней». По православному учению молитва не меняет, меняет Бог. Человек кается, исправляет свою жизнь. Когда к молитве отношение как к заклинанию – это не православие, а чистый оккультизм. В ответ мне присылают: «Не суйте нос не в своё дело». И блокируют. Что это за православная страничка? Понятно, что там не православные сидят. Но большинство пользователей таких нюансов не знают. Доверять надо тогда, когда человек не прячется и видно, кто ведёт страницу.

— Планируете ли осваивать другие цифровые площадки? Как относитесь к «ТикТоку»?

— У любого миссионера-священника должны быть стоп-линии. Несмотря на то, что есть священники в «ТикТоке», которые снимают просветительские ролики, моя личная стоп-линия находится до такой площадки. Туда я входить не хочу. В рюмочной нельзя слушать Баха или Шуберта, там будет играть шансон. Для каждой площадки – своя атмосфера. В театр мы не приходим в шортах, а в храм – в шлёпанцах. Такие площадки, как «ТикТок», созданы для легкомысленного времяпровождения, где цель – посидеть, посмеяться, позабавляться, иногда покривляться. На мой взгляд, заходить туда священнику в рясе с крестом – это значит принять эти правила. Миссионер призван приподнять человека на свой культурный и духовный уровень. Но бывает так, что он опускается на уровень тех, кому пришёл говорить о Боге, и там остаётся.

— Что интересного случалось за то время, пока вы ведёте «Инстаграм»? Сталкиваетесь ли с подписчиками в реальной жизни?

— Самые радостные истории – это когда человек пишет: «Сегодня я впервые в жизни причастилась. Год назад, когда я на вас подписалась, была далека от веры и Церкви». Это самое ценное.

Как‑то мы с семьёй ехали с отдыха из Лазаревского, заехали на заправку под Ростовом. Я подхожу расплачиваться и встречаю одну из подписчиц. Она говорит: «Здравствуйте, отец Николай». Однажды в аэропорту встретились с подписчиками. Были и другие встречи. Это истории, когда ты вдруг понимаешь, что всё это реальность. Что перед тобой не просто телефон с камерой, а личности, удивительные и замечательные люди, которые тебя слушают и впитывают твои слова и мысли.

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×