Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
02 декабря 2021,  15:15

«Хороший пример для братских стран». Как белгородцы сотрудничали с другими народами

«Белгородская правда» рассказывает о Белгородской области во времена Советского Союза

«Хороший пример для братских стран». Как белгородцы сотрудничали с другими народамиБолгарские строители на Лебединском ГОКеФото: архив Анатолия Лукьянова
  • Статья

Советский период у многих ассоциируется с железным занавесом, когда личные контакты с иностранцами были чрезвычайно скудными. Однако в общественно-экономическом смысле СССР тесно сотрудничал с зарубежными странами в самых разных сферах. Белгородская область стала одним из звеньев в этой цепочке взаимосвязей.

Разумеется, были периоды их активности и спада, но, перелистывая страницы истории, сегодня мы понимаем, насколько они были многогранными. Кроме того, советские люди были в курсе того, что творится за рубежом: для этого в школах и трудовых коллективах проводились политинформации, а передовицы газет рассказывали о главных международных событиях, включая празднование дней рождения лидеров государств.

Миллионы советских детей переписывались со сверстниками за рубежом – это поощрялось и поддерживалось. Всем известно, что наша страна постоянно протягивала руку, поддерживала развивающиеся страны. И доброе мнение, которое сформировалось о Советском Союзе в странах Африки, Азии, Латинской Америки, живёт и работает во благо репутации нашей страны до сих пор.

Государственный интерес

Вспоминая о сотрудничестве в экономике, в первую очередь мы говорим о промышленных гигантах области, предприятиях, взаимодействовавших со специалистами других стран в строительстве и оснащении объектов.

Разумеется, это завод «Энергомаш» (первоначально – котлозавод). Он, как ни парадоксально, начинал строиться в 1939 году как раз для того, чтобы наша страна перестала зависеть от импортных энергетических котлов, главным образом немецкого и американского производства. В эти планы вмешалась война – возведение завода было приостановлено до октября 1945 года, а первые газоводотрубные котлы он выпустил в 1951-м.

В 1956 году котлозаводцы разработали станок для обработки эллипсных отверстий в камерах, заменив американский аналог фирмы «Хетнер», запустили производство трубопроводов. Предназначались они в первую очередь для нужд энергетической отрасли страны, но впоследствии поставлялись и на экспорт. Например, в 1981 году котёл-утилизатор был изготовлен специально для Югославии, в 1993-м паровой котёл – для Китая и т. д.

При этом мы и сами приобретали зарубежную продукцию. Так, белгородский завод металлоконструкций в 1980 году установил автоматическую линию обработки профиля японской фирмы Kawasaki, итальянские газорезательные машины для пробивки отверстий FICEP.

Что значило купить в другой стране оборудование? Нужно было не просто заплатить за него и доставить, но и вызвать для наладки, обучения работе на нём специалистов, послать в компанию своих, регулярно сотрудничать в обслуживании техники. То есть контакты были долговременными и очень плотными.

Именно такое сотрудничество со Страной восходящего солнца в 1980-м наладил и Лебединский ГОК, закупив в Японии десять 120-тонных самосвалов «Коматсу». Для этого группа транспортного отдела отправилась туда на три месяца, чтобы изучить машины и проследить за их приёмкой и отправкой в СССР. По контракту комбинат обеспечивался запчастями для «Коматсу» на пять лет работы, а ещё десять лет мог их ежегодно закупать.

Водителей обучали прошедшие стажировку в Японии товарищи Ковалёв, Полупанов, Великжанин и другие. Также для освоения техники японская сторона предоставляла необходимые аудиовизуальные материалы.

Довольно тесными были контакты металлургов со специалистами из ФРГ. Так, например, в 1983 году ОЭМК начал с немцами строительство прокатного цеха.

В череде разных фактов нашли мы и такой: в 1968 году итальянская фирма «Испра» привезла на Белгородский комбинат асбестоцементных изделий оборудование для выпуска отводов, крестовин и угольников асбестоцементных труб в качестве выставочных образцов, надеясь подписать в нашей стране выгодные контракты. Чем закончилась эта попытка, мы, к сожалению, не установили.

 

«Хороший пример для братских стран». Как белгородцы сотрудничали с другими народами - Изображение Фото: архив Анатолия Лукьянова

 

Но значительная часть производственных контактов приходилась всё‑таки на так называемый соцлагерь и развивающиеся страны.

«Белгородский коллектив (цементного завода – прим. авт.) был и остаётся хорошей школой для цементников страны и братских социалистических стран», – рассказывается в сборнике «Белгородский цементный» (1970).

Иностранцы охотно покупали продукцию завода (в том числе страны Африки, Азии), приезжали в Белгород поучиться технологиям и, как правило, оставляли послания в книге посещений.

«Ваш завод принадлежит к числу наиболее современных цементных предприятий, – писали в 1967 году польские товарищи. – Мы будем стараться реализовать в польской промышленности наши новшества и достижения».

«Мы здесь многому научились и применим эти знания непосредственно у себя на родине», – сообщал замминистра промышленности стройматериалов Корейской Народно-Демократической Республики Ким Ин Сан.

Но самым масштабным, можно сказать, беспрецедентным примером производственно-дружеских отношений белгородцев с братскими народами стало приглашение болгарских рабочих на строительство Лебединского ГОКа.

20 лет плечом к плечу

В 1968 году Лебединский ГОК объявили Всесоюзной ударной комсомольской стройкой, но всё равно кадров катастрофически не хватало. Выход нашли инновационный: 6 декабря 1969 года правительства СССР и Болгарии подписали договор о направлении в нашу страну болгарских строителей.

22 апреля 1970 года в Губкин прибыли первые 70 болгар, опытных и совсем зелёных. Всего же за 20 лет действия контракта на стройках КМА потрудилось 11 тыс. болгарских рабочих, которые участвовали в возведении не только ЛГОКа, но и Оскольского электрометаллургического комбината, Старооскольского завода по ремонту горного оборудования, в также в строительстве жилья, объектов соцкультбыта в Губкине и Старом Осколе.

Болгары жили в этих городах по многу лет, по возможности продляя контракты, – труд иностранцев оплачивался достойно, несопоставимо с их заработками на родине. К тому же их обеспечивали жильём, задействовали в социально-культурной жизни городов.

При этом укреплялись и человеческие отношения между нашими народами: в 1971 году появилось общество советско-болгарской дружбы, которое возглавил директор средней школы № 3 Казимир Сидоров. В этой школе обучались большинство болгарских детей: многие строители приезжали в Губкин семьями. Затем болгарские ученики поступали в наши ссузы и вузы. Кроме того, было создано 400 интернациональных семей – белгородские девушки пользовались популярностью у болгарских парней.

 

Болгарские строители на уроке русской литературы Болгарские строители на уроке русской литературы / Фото: архив Анатолия Лукьянова

 

С 1974 по 1991 год в городской газете «Знамя Ильича» (ныне – «Новое время») выходила страничка интернациональной дружбы «Другари», где печатались материалы о соревновании советских и болгарских бригад, о том, как они дружили и отдыхали. В 1974-м появился советско-болгарский ансамбль «Дружба», получивший звание народного.

За 20 лет болгарские строители выполнили строительно-монтажных работ на Лебединском ГОКе, объектах жилья и соцкультбыта на 420 млн рублей. Договор с болгарской строительной группой закончился 1 января 1991 года, после чего в нашей области остались 130 болгар, которые создали здесь семьи.

Из событий 1970-х хочется также упомянуть появление на улицах Белгорода венгерских автобусов «Икарус-280» – жёлтых, с двумя салонами, соединёнными по типу гармошки. Курсировали они между Южным и Северным микрорайонами города и вспоминаются жутким холодом в зимнее время и выхлопными газами. Зато вмещала техника до 200 человек, отлично решая проблему городских перевозок. Долгие годы (до начала 2000-х) «Икарусы» были самым важным пассажирским транспортом вместе с автобусами ПАЗ и ЛиАЗ.

 

«Хороший пример для братских стран». Как белгородцы сотрудничали с другими народами - Изображение Фото: архив Анатолия Лукьянова

Добро пожаловать

Ещё хочется рассказать о таком важном моменте международного взаимодействия, как приём иностранных делегаций. С середины 1960-х они стали регулярным явлением нашей жизни, хотя носили, конечно, пропагандистский характер, подчёркивая преимущества советского образа жизни и достижения советского строительства. В 1960-е годы иностранцы в основном знакомились с предприятиями сельхозпрофиля.

Так, в 1966-м в Белгород прибыла весьма солидная компания руководителей Болгарии, Германии, Венгрии, Польши, Чехословакии, которых привёз министр сельского хозяйства СССР Владимир Мацкевич. Темой визита стало знакомство с развернувшейся специализацией в сельском хозяйстве. Гостям показали птицеводческий спецхоз «Красный Октябрь» в Белгородском районе, свиноводческий – «Дружба» в Яковлевском районе, шебекинское откормочное хозяйство «Заря».

В следующем году Белгород встречал группу специалистов Совета экономической взаимопомощи, в том числе в колхозе им. Фрунзе под руководством Василия Горина.

 

Белгородский район, итальянцы в гостях у Василия Горина (крайний справа), 1968 год Белгородский район, итальянцы в гостях у Василия Горина (крайний справа), 1968 год / Фото: ГАБО

 

Но, как говорится, не хлебом единым. В перестройку, растопившую лёд холодной войны, наметились перемены в образовательной сфере. В 1989 году в Белгородский пединститут имени М. С. Ольминского прибыли из американского Портленда руководители гуманитарного колледжа Льюиса и Кларка с намерением наладить обмен студентами, проводить совместные спортивные соревнования, повышать квалификацию педагогов.

И, конечно, в это время начинается активное общение белгородцев с зарубежными городами-побратимами. В 1990 году Белгород встречал делегацию из немецкого города Херне во главе с обер-бургомистром Хорстом Ширеком. Активное сотрудничество двух городов началось как раз перед развалом СССР и длилось последующие 25 лет. Но тогда, в 1990-м, немецкие партнёры начали с того, что привозили в гематологическое отделение детской областной клинической больницы дорогостоящие лекарства, закупая их по всей Европе. Слали фурами гуманитарную помощь с медикаментами, вещами, обувью, игрушками, книжками для наших детей. Постоянно обменивались делегациями школьников, творческих коллективов.

Надо сказать, что ещё раньше, в 1968 году, Белгород породнился с польским городом Ополе, сотрудничая в промышленности, культуре, спорте. Польская команда «Одра» с 1971 года даже на товарищеские матчи с «Салютом» к нам приезжала.

Отношения с Ополе получили второе дыхание в перестройку, причём во всех сферах. Например, в 1989 году после подписания договора о культурном сотрудничестве между городами Белгородский театр кукол поехал на фестиваль кукольных театров в Ополе. В том же году белгородская сцена принимала актёров Опольского театра имени Кохановского с тремя спектаклями. Ещё раньше, в 1988-м, в Белгороде открылось кафе, названное в честь польского города. И это лишь малая часть активнейшего движения людей навстречу друг другу по обе стороны границ.

Старооскольцы, безусловно, вспомнят делегатов из немецкого города Зальцгиттер, которые приехали в 1989 году, чтобы прозондировать почву возможных деловых отношений. Но, как часто бывает, оценка потенциала индустриального города переросла в признание самого главного нашего богатства – душевности, доброты русских людей, которая буквально поразила немцев и больше разных цифр и ресурсов подвигала к дружбе и сотрудничеству.

Конец 1980-х – время братания Старого Оскола с болгарским Асенградом, финским Мянття, которые сопровождались поездками в обе стороны официальных лиц, школьников, творческих коллективов.

 

О спорт, ты мир

Главное отличие международных контактов в СССР от дня сегодняшнего, пожалуй, в том, что они полностью контролировались государством, даже в таких безобидных сферах, как спорт и культура. Тем не менее белгородцы ездили за границу и принимали гостей у себя.

Огромным событием, к примеру, в 1968 году стал футбольный матч между финской командой из города Каяна и белгородским «Спартаком», который прошёл со счётом 3:0 в нашу пользу.

«Вы играете в более динамичный и более атлетический футбол. Мы медленнее мыслим на поле», – сказал тогда тренер гостей Юттинен.

В этом плане, судя по результатам Еврокубка, и сегодня ничего не изменилось.

Мы уже не говорим о чемпионате мира по мотокроссу, прошедшем в Белгороде 6 августа 1967 года. Прибыли тогда на него около 80 тысяч зрителей из разных стран, в том числе Польши, ГДР, Югославии, Бельгии, Финляндии, Англии, Швеции, Ирландии.

Из спортивно-зрелищных мероприятий запомнилось выступление в 1977 году польских каскадёров группы «Каскаро», которые с Белгорода начали гастроли по нашей стране. Гонки, езда на двух колёсах, фигурная езда, развороты на 360 градусов и прочие киношные трюки на стадионе «Энергомаш» внесли заметное оживление в настроение белгородцев.

 

Но если это событие у нас помнят до сих пор, то международный чемпионат по фигурному катанию 1984 года на приз «Строительной газеты» в истории затерялся. Спустя годы было интересно узнать, что участвовавший тогда в нём чех Ярослав Сухи впоследствии стал чемпионом своей страны в одиночном катании, его земляк Мартин Шимечек – многократным чемпионом страны в парных танцах, а тогда ещё юная Дана Моровкова – ныне популярнейшая в Чехии актриса, хореограф, дизайнер и модель.

Со своей стороны мы посылали за рубеж лучших из лучших (лицо страны!), правда, после усиленной проверки на морально-политическую зрелость.

В 1977 году в чехославацкий город Брно на международный фестиваль мимов-любителей от Белгородского дома культуры общества глухих поехал школьник Сергей Бахтияров. Чтобы парень выступил достойно, готовил его актёр театра им. М. С. Щепкина Владимир Ярмак, и наш мим не подвёл – получил главный приз.

А фольклорный коллектив из Подсереднего под руководством Ольги Маничкиной в 1988 году почти месяц гастролировал по Америке.

В 1989-м на фестивале во французском городе Шатанёф побывал хор витаминного комбината, вернувшись на родину с кубком победителей и специальным призом за сохранение народных традиций. Чуть позже коллектив принимали на фестивале на Сицилии. Финансировал поездки облсовпроф.

 

В том же году в Женеву отправилась выставка Станислава Косенкова.

Что же касается туризма, то он хотя и не был таким массовым, как сегодня, зато финансировался предприятиями, профсоюзами, комсомолом.

Бюро молодёжного туризма «Спутник» при Белгородском обкоме ВЛКСМ ежемесячно отправляло в соцстраны передовиков производства. При этом была чёткая градация мест для рабочих и ИТР. Так, например, в 1974 году в составе такой делегации Болгарию посмотрели автослесарь из Борисовского района Владимир Иванченко и штукатур Борисовской ПМК-222 Раиса Шутеева.

Не только рабочие, но и колхозники могли побывать за рубежом при минимуме затрат. Белгородские газетчики тоже знакомились с Европой за счёт областной организации Союза журналистов.

Так что вопрос открытости мира сегодня относителен: его можно посмотреть лишь за собственные средства, в лучшем случае за спонсорские, но вряд ли за счёт предприятий. Поэтому многие белгородцы так ценят те первые (зачастую единственные) впечатления от окна в Европу из СССР, друзей, которых тогда обрели, тот общий настрой, который обязывал их жить со всеми народами в дружбе и согласии. Недаром слова «Миру – мир» для советских людей разных поколений были и остаются очень важными, многозначительными.

Ольга Бондарева

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×