Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
27 сентября 2021,  17:15

Подруга волка. Кто ухаживает за животными в зоопарке Белгорода

Журнал «ОнОнас» провёл один рабочий день с кипером Анной Цукановой

Подруга волка. Кто ухаживает за животными в зоопарке БелгородаФото: Павел Колядин
  • Статья

Ане 20 лет, и она – хранитель. Но хранит девушка не кольцо всевластия, не время, не старинные традиции и даже не какую‑либо страшную тайну. Больше года она ухаживает и следит за животными в белгородском зоопарке. А её должность называется кипер – как раз от английского «хранить».

Утро в зоопарке

Свою работу в зоопарке Аня начала с хищников: львов, медведей, тигров, а через два месяца перешла в зону «Мир Белогорья». Здесь девушка отвечает за шесть вольеров, её подопечные – лисы и волки, лось и журавли-красавки, белки и заяц, соболь и сурки, хорьки и куницы.

«У нас много разных обязанностей. Работа есть всегда. В первое время уставала сильно, сейчас привыкла. Просыпаюсь каждое утро, и мне прямо хочется сюда, на работу», – улыбается Аня, пока мы шагаем по пустынной территории зоопарка.

Рабочий день кипера начинается в 7:30 с обхода подшефной секции. Нужно проверить, как животные себя чувствуют, все ли здоровы, бодры и веселы. Затем – доложить об их состоянии ветеринарной службе. Если кто‑то с утра необычно вялый, кипер приглядывает за ним весь день.

 

 

Дальше по плану – привести в порядок вольеры, поменять воду. Со всем этим Аня успела справиться до нашего приезда.

На очереди самая, наверное, интересная стороннему зрителю часть – кормление. До появления первых посетителей есть ещё около получаса. Животные распоряжаются последними минутами спокойствия по‑разному: кто‑то, как леопард, продолжает безразлично дремать в теньке, кто‑то вычищает пёрышки или шёрстку – надо же соответствовать свежеубранным вольерам. Журавль-стерх, вытянув длинную шею, пронзительно кричит что‑то нечленораздельное.

«Это он нас встречает, – поясняет кипер. – Как сигнализация! Невозможно пройти мимо незаметно».

По правилам

Одно из главных требований для того, кто хочет попробовать себя в роли кипера, – быть трудолюбивым и любить животных. Тогда работа никогда не утомит. Особенно важно это зимой, когда ухаживать за животными намного сложнее.

«Сначала нужно добраться до вольера через снег и сугробы. Потом приходится размораживать замки: с некоторыми из них бывают проблемы, особенно после ледяного дождя. Да и с холодной едой возиться труднее», – рассказывает Аня.

Мы останавливаемся у одноэтажной постройки, откуда каждое утро еда отправляется по всем уголкам зоопарка. Серая тележка загружается вёдрами и контейнерами. Сегодня вторник, поэтому в меню – курица. Её, по наблюдениям кипера, большинство животных любит намного больше, чем говядину.

Зимой порции увеличиваются, летом – уменьшаются. Рацион рассчитывается по весу каждого животного – чтобы не перекормить, но и не оставить голодным. За этим тоже внимательно следят специалисты. А раз в неделю всем хищникам обязательно устраивают разгрузочный голодный день.

 

«В дикой природе не всегда удаётся поесть, – объясняет Аня. – Вот мы и даём им поголодать. Но по опыту могу сказать: голодает не каждый. Например, волк Пушок заранее делает запасы. В голодный день он ждёт до вечера, делает грустную мордочку, а когда понимает, что ничего не получит, раскапывает свои холодильники».

Волки уже нетерпеливо нас ждут, беспокойно бегают по своим вольерам. Аню узнают издалека, и радостное волнение становится ещё сильнее. Она вспоминает, что поначалу с волками было особенно сложно найти общий язык. Но со временем получилось подружиться, и теперь есть другая проблема: когда Аня на выходных, они никого не слушаются.

Девушка уходит в длинный коридор, откуда будет подавать корм. Сюда проход посторонним запрещён, поэтому я остаюсь на дорожке снаружи и наблюдаю, как Пушок пропадает в закрытом домике, через минуту выбегает вновь – с курицей в зубах. Останавливается посреди вольера, тряся головой, вгрызается в тушку. Слышится громкий хруст.

 

Всё как у людей

Пока волки проглатывают курицу, Аня готовит корм для остальных: отделяет от мяса косточки и жилки, режет овощи. Это нужно, чтобы звери не подавились.

«Животные – они как маленькие дети. У каждого свой характер, свои привычки, что‑то ему нравится, что‑то нет», – рассуждает девушка, 

Одновременно она ловко орудует ножом: раз, раз, раз – разрубленные половинки морковки отправляются в контейнер. К ограждению подбегает Пушок – он уже справился со своей порцией и теперь стоит, наклонив голову, и внимательно на нас смотрит. Выбираю его для проверки Аниных слов:

— А вот Пушку что нравится?

— Пушку нравится играть, – не задумываясь, отвечает девушка. – Хотя он у нас по возрасту уже старичок, всё равно очень любит бегать, прыгать. Ещё он всегда чувствует людей. Допустим, когда ощущает от человека какой‑то негатив, может скалиться.

 

По наблюдениям кипера, эмпатией могут похвастаться практически все её подопечные. Когда девушка довольна, животные ведут себя игриво, веселятся. Если Аня не в настроении – послушно выполняют всё, что нужно, и смотрят на неё так, словно жалеют. А ещё им всегда можно выговориться.

«Когда я только пришла, заведующая мне говорила: «Аня, иди поговори с леопардом». Я не придавала этому значения, думала – да мне и с людьми общения хватает, с животными‑то зачем разговаривать? А потом заметила, что они и правда всё слушают и понимают». 

Теперь разговоры с животными – тоже часть её работы. Один из самых внимательных собеседников – чёрный канадский волк Клайд.

«Иногда сядешь возле его вольера, спросишь – ну как дела? Он посмотрит на тебя и начинает: ву-у, ву-у!» – пересказывает их разговоры Аня. 

И добавляет, что обманываться задушевными беседами не стоит: Клайд бывает весьма вредным и непослушным.

 

Опасная пища

Лось Родион, переступая длинными ногами, движется нам навстречу, терпеливо ждёт свою порцию.

«Родион у нас вежливый, любит, чтобы с ним посюсюкалис»ь, – ласково замечает Аня, протягивая кусочки подсушенного хлеба. 

Тот, горбоносый, наклоняется, качает раскидистыми рогами.

«Когда начинают расти новые рога, они очень похожи на киви – колючие и мягкие, – улыбается Аня. – В этот период нужно особенно внимательно за ним следить, чтобы нигде не ударился, не поранился, иначе рог может вырасти криво или не вырасти вообще… Здесь нельзя находиться, зайдите за отжим!»

Последние слова она произносит намного громче, обращаясь к сухощавой женщине, – та сошла с дорожки и приблизилась к вольеру чуть ли не вплотную. На замечание раздражённо отмахивается:

«Да я просто сфотографировать!» – и остаётся на месте.

 

Аня только вздыхает. Зачастую посетители доставляют киперам намного больше хлопот и переживаний, чем животные: упорно игнорируют все правила, заходят куда категорически запрещено, засовывают в клетки пальцы и еду.

«Недавно енотов кормили яблоками. Я говорю – этого нельзя делать, вы табличку видели? А в ответ – да, но они же так просят! Волкам в вольер постоянно подкидывают печенье – хорошо хоть, они его не едят».

Чаще всего пытаются накормить как раз Родиона: постоянно разные булки суют, а однажды даже нацепили батон на рог.

Хлеб, конфеты, печенье и даже хот-доги — далеко не полный список того, что то и дело оказывается у животных в вольерах и желудках. Причины разнятся от сердобольности («Что ж они, бедненькие, на еду так бросаются, словно вы их совсем не кормите?») до банальной глупости. И мало кто задумывается, что незапланированный перекус может обернуться болезнью или даже гибелью.

«Помню, мы заметили, что у журавля-стерха сильно течёт слюна. Оказалось, дело в огрызке яблока, который ему кто‑то подсунул… Животные не понимают, что им может быть вредно или опасно, видят – еда, значит, надо съесть. Их жизнь напрямую зависит от людей».

Всем достанется

В следующем вольере хорьки цепляются за прутья клетки, становятся на задние лапки, выпрашивают кусочки получше.

« Они все – разные. Например, один никогда не станет есть то, что даёшь ему ты, сам будет выбирать кусочки повкуснее. Другой позволяет себя на руки взять», – знакомит Аня со зверьками, проходит в следующий блок, оставляет корм, подмечает: пугливая самка соболя сегодня почему‑то не рычит.

А вот куница тявкает —– здесь ничего необычного.

Зайцу-русаку Аня оставляет классический заячий набор: капуста, морковка, яблоки. Отсыпает корм белкам. В вольер японскому журавлю отправляется ведро воды с рыбой, морковка, картошка и свёкла. Последние – лисы, трое взрослых и малютка Соня. Именно о ней вспоминает Аня, когда я спрашиваю о главных сложностях работы.

«Все говорят, что с маленьким проще, потому что он к тебе привыкает с детства. Но малышу нужно постоянное внимание, а ведь он у нас не один, и внимание уделить нужно каждому».

 

Сейчас Соня прячется в норке, за едой спешат старшие. Один, Серафим, остаётся возле Ани: несмотря на мясо в пасти, глаза голодные – требует ещё и побольше. В этот момент двое других устраивают в углу вольера громкую ссору, пытаясь вырвать друг у друга сочный кусок.

«Это в последнее время у них так. Готовятся к зиме, у них начинается жор. А мы ещё и Соню выпустили, вот они и делят между собой, как умеют», — поясняет Аня, когда мы отходим от доедающих свои порции лис.

Тележка пуста, и теперь на обед может уйти сама Аня. А потом снова хлопоты до пяти часов вечера. Менять воду, следить за порядком в вольерах — например, возвращать на место домик куницы, который частенько переворачивается. А когда рабочий день закончится, Аню – уже привычно – проводит волчьей песней Пушок. И будет скучать и преданно ждать – ровно до следующего дня, пока девушка не начнёт свой утренний обход.

 

 

Александра Токтарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×