Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
01 сентября 2021,  10:50

Почему после окончания красненской школы Юрий Степанов вернулся в неё педагогом

С 20-летним учителем начальных классов познакомились «Белгородские известия»

Почему после окончания красненской школы Юрий Степанов вернулся в неё педагогомЮрий СтепановФото: Вадим Заблоцкий
  • Статья

Небольшой опыт преподавания у молодого педагога уже имеется – сперва Юрий Степанов подрабатывал вожатым и воспитателем в детских оздоровительных лагерях, а последние полгода учёбы в Старооскольском педагогическом колледже совмещал с работой учителя в одной из городских школ.

Благодаря этому опыту он только утвердился в выборе профессии. А потому сразу после получения диплома вернулся в родную школу села Расховец в Красненском районе, где его приняли с распростёртыми объятиями. 

Ну ещё бы! Во‑первых, молодой педагог, а таких сейчас везде не хватает, а особенно в селе. Во‑вторых, свой, местный, а значит, и в коллектив вольётся легко, и сельская жизнь ему не в диковинку. Ну и в‑третьих, конечно, учителей-мужчин в школах всегда меньше, чем женщин.

«А видели бы вы, как наши ребятишки таяли, когда он у нас в школьном лагере работал», — хвастается исполняющая обязанности директора Расховецкой общеобразовательной школы Мария Яценко

Она обещает загрузить молодого специалиста по полной программе: помимо основной нагрузки, педагогу уже отдали часы информатики в младших классах.

Теперь слово и ему самому.

— Юрий Александрович, почему выбрали профессию учителя?

— Я с ней определился где‑то в седьмом классе. Хотя все родственники были против, даже бабушка, которая 40 лет проработала в начальных классах, а потом химию с биологией преподавала. Говорили: работа нервная, зарплата маленькая. Советовали поступать в Воронеж на экономический: мол, все данные для этого есть. Тем более, кроме бабушки, у нас в семье нет педагогов: мама – медик, отец работает в охране на Стойленском ГОКе, одна старшая сестра получила инженерное образование, вторая – сельскохозяйственное. 

Но я настоял на своём.

 

Почему после окончания красненской школы Юрий Степанов вернулся в неё педагогом - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

 

— Почему именно начальные классы?

— Ум у детей в этом возрасте ещё не закостенел. Они умеют подмечать то, что взрослый человек может не заметить. Поэтому и у учителя начальных классов идёт саморазвитие. В старших классах уже не так: если учитель что‑то сказал – значит, он не может ошибиться, он всегда прав. Хотя кто это решил? Учителя такие же живые люди, не ошибается только тот, кто ничего не делает. Ребёнок постарше не скажет, что учитель не прав, даже если заметит ошибку. А вот младшеклассник никогда не побоится – обязательно ткнёт пальцем. 

У них ещё психология другая: как говорится, ума пытают.

— А вам самому нравилось учиться?

— У меня практически все предметы были любимыми. Химию, правда, любил чуть больше. Но был хорошистом, а не отличником. Правда после девятого класса ушёл – в родной школе не было 10-го и 11-го классов, а переходить в другую я не захотел. Решил двигаться дальше. И не прогадал. В колледже группа была: 24 девушки и один я. Сначала программу за 10-й и 11-й класс осваивали – это было скучно, потому что практической направленности не ощущалось. А потом, когда пошли профессиональные модули – педагогика и разные методики, психология началась, – стало интересно. И я смог получить сразу два диплома: учителя начальных классов и психолога в социальной сфере.

 

Почему после окончания красненской школы Юрий Степанов вернулся в неё педагогом - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

 

— И каково это – вернуться в родную школу в новом статусе?

— Можно сказать, что я сюда пришёл как в новый дом – с чистого листа. Когда я её оканчивал в 2017 году, здание как раз начали капитально ремонтировать – мы ездили учиться в другую школу. И вот зашёл я первый раз в свой будущий класс, подошёл к учительскому столу, а сам думаю: «Ой, нет, не сюда, моя парта третья справа». Всех учителей знаю, рядом – буквально за стенкой – кабинет моей первой учительницы Светланы Анатольевны Скорых. Она мне уже во всём помогать обещала. Кстати, через год будет пять лет со дня моего выпуска из школы. А я одноклассникам обещал, что соберёмся на этот праздник в моём кабинете в этой школе. Получается, слово своё сдержал.

А если серьёзно, то я ещё когда на четвёртом курсе учился, хотел сюда приехать работать, меня ждали. Но не получилось: с учёбой было бы проблематично совмещать, так как транспорта нет. Поэтому нашёл работу в городе: устроился на полгода учителем-надомником для детей с ограниченными возможностями здоровья и был на заменах в школе № 24 в Старом Осколе. И этот опыт помог мне понять, что классы по 30 человек – это слишком много. Да и пожив в городе, понял: не моё это – городская жизнь. Суета, много свободного времени: только и думай, куда его растратить. Поэтому с удовольствием вернулся домой и в родную школу.

— Что за дети вам достались?

— Мне дали сразу третий класс. В нём семь детей: две девочки и пять мальчиков. Для нашей школы это, кстати, вполне приличная наполняемость. Я всех уже знаю: когда в лагере работал, познакомились. В этом классе будет, кстати, учиться и мой старший племянник Рома. Я с ним дома уже беседу провёл, вне школы он может со мной общаться как племянник с дядей, а в школе придётся соблюдать субординацию. Родителей большинства детей я тоже знаю: когда начинал учиться, многие из них как раз выпускались. Ну а кого из родителей не знаю – в процессе познакомимся.

 

Почему после окончания красненской школы Юрий Степанов вернулся в неё педагогом - Изображение Фото: Вадим Заблоцкий

— А бумажная работа вас не пугает?

— Да, её много. Вон мой главный друг (кивает на компьютер). Бумажной работы у учителей действительно слишком много.

И нервов на неё больше уходит. Например, идёт урок, и тут – бац! – прилетает сообщение на почту: надо провести такое‑то мероприятие. Срочность – вчера! И думаешь: то ли урок дальше вести, то ли к мероприятию готовиться, то ли отмахнуться какой‑то фотографией, как будто всё уже провёл. Много клише в работе современных педагогов: что‑то у кого‑то появилось – давайте сделаем так везде. Но ведь работа учителя – творческая. У каждого должен быть свой подход. Зачем всё подгонять под одни рамки? С одной стороны, понятно: если ребёнок переехал из другого региона, он может сразу включиться в учебный процесс. Но когда пытаются подогнать под одно сам процесс подачи знаний – это другое. У каждого учителя должна быть своя методика, свой подход к подаче того или иного материала.

— Что обещали по зарплате?

— Честно: я и не спрашивал. Знаю, что ставка – 18 часов – будет однозначно. Если я правильно помню, она сейчас 14 тыс. рублей. Но это за голые часы. А там уже доплаты: классное руководство, стимулирующие. Плюс, наверное, какая‑то доплата будет как молодому специалисту. Тысяч 20, наверное, первое время буду получать. Но для села это достаточная зарплата, особенно если хозяйство есть. А я подумываю попозже кроликов опять завести: до того как уехал на учёбу, мы их держали. Плюс мне как сельскому учителю возвращают оплату за коммунальные услуги: свет, газ, воду – это тоже большой плюс.

— А в свободное от работы время не будете скучать? Есть у вас какое‑нибудь хобби?

— Готовить люблю. Но только мясные блюда – за остальное не берусь. Например, кролика могу в духовке запечь. Родные говорят, очень вкусно получается. Когда в гости ко мне собираются, звонят: «Запекай кролика – мы едем». Но это, наверное, не хобби, а бытовая необходимость. Ещё на рыбалку люблю ходить и косой работать. Велосипед был, но я его племяннику отдал, когда уезжал учиться. 

Он теперь на нём гоняет.

Беседовала Тамара Акиньшина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×