Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
24 июля 2021,  13:15

Каждый день рыбный. Как устроена форелевая ферма

Корреспонденты «Белгородской правды» посмотрели, как выращивают царскую форель в селе Пушкарном Яковлевского округа

Каждый день рыбный. Как устроена форелевая фермаФото: Павел Колядин
  • Статья

Золотая, гила, бива, мраморная, амударьинская, севанская, кумжа – в природе видов и подвидов форели, обитающих в морях, озёрах и реках, много. Встречается на Камчатке, в бассейнах Охотского моря, вблизи Командорских островов. Два года назад ценных пород рыбка появилась и под Белгородом. Выращивают её на ферме «Белфорель».

Почти родная стихия

Предприятие организовали пять партнёров, решивших, что хотят и могут кормить белгородцев радужной форелью. На старте создали сельскохозяйственный кооператив и попросили помощи у государства. В областном департаменте АПК и воспроизводства окружающей среды помогли составить бизнес-план. 

Предприниматели защитили и выиграли грант на развитие – по 3 млн рублей на каждого члена кооператива. Взяли кредит, деньги вложили в общее дело. В результате появилось предприятие, работающее на установках замкнутого цикла водоснабжения, получать улов можно круглый год.

Рыба здесь растёт в два-три раза быстрее, чем в пруду. Условия содержания форели максимально приближены к природным. В естественной среде она любит бурные горные холодные реки, поэтому, чтобы создать ей родную стихию, на ферме пробурили скважину, очищают и насыщают воду кислородом, поддерживают оптимальную температуру воды 15–17 градусов тепла. Собственная дизельная установка исключает возможные ЧП в случае отключения электроэнергии.

«Рыба очень капризная, нежная. Чрезвычайно требовательна к воде и определённой температуре. Если не создать ей условия, начинает болеть, задыхаться и умирает. Поэтому весь процесс круглосуточно контролирует персонал хозяйства. Несколько раз в день берут пробы воды и биологических материалов рыб», – рассказывает руководитель СССПОК Илья Боровский.

Рыбий роддом

Хозяйство выращивает рыбу из малька, приобретаемого во Всероссийском селекционном центре в посёлке Ропша Ленинградской области, и закупает оплодотворённую икру, которую ежемесячно привозят из Адлера, США, Франции и Дании.

Рыбовод Эльвира Гареева на минуту запускает нас посмотреть рыбий роддом – цех инкубации. Надеваем бахилы, халаты, шапочки и шагаем в небольшую белую комнату. Тут прохладно и полутемно. В десяти ваннах – 40 лотков под чёрным плотным материалом. Нас предупреждают: снимать без вспышки. Икра и молодь, которые здесь находятся, не переносят яркий свет настолько, что могут получить ожог и погибнуть, поэтому их прячут.

Заглядываем в лоток с кораллового цвета рыбьими яйцами. Ловлю себя на мысли, что ещё никогда не видела столько деликатеса, а слюнки, как при виде бутербродов с икрой, почему‑то не текут. Оплодотворённые икринки не как в банке – каждая на своём месте. Проточная вода (+6 градусов) с кислородом поднимается со дна лотка через мелкую сетку и полностью покрывает яйца. Говорят, для здорового поголовья это самая подходящая температура.

«От стадии икринки до рождения личинки проходит месяц. Тут у нас «французы» проклёвываются, там «американцы» вылупились. Мы их не смешиваем – как приходят партиями по 100 тысяч штук, так и оставляем», – рассказывает Гареева.

 

Маленьким сачком, похожим на ситечко для чая, она подхватывает плавающие на поверхности лопнувшие икринки. Это значит, что какие‑то малыши уже родились. Нам их не видно, где‑то притаились. В другом лотке – детский садик с месячными личинками размером с полспички. Сколько их тут!

— Красную икру, наверное, каждый день столовыми ложками едите?

— Давно наелась, десять лет работаю рыбоводом, начинала ещё в Башкирии. Сейчас есть жалко. Для них я как мама – целый день вожусь. А вот форель люблю и ем, – признаётся Эльвира.

На форелевой ферме работают 20 человек – главным образом жители села – со средней зарплатой 35 тысяч рублей. Не найдя в регионе некоторых специалистов, руководители кооператива переманивали их из других, предложив служебное жильё. Рыбовод Эльвира Гареева подумывает оставить родную Башкирию и переехать на постоянное место жительства в Пушкарное.


 

Нагулялась

Как в детском саду, ребятню переводят из младшей группы в старшую, так и в «Белфорели» – из цеха инкубации подрощенных окрепших малышей отправляют в цех товарной рыбы, где им предстоит нагуливать товарный вид и вес полтора года. За это время рыба вырастает до 1 кг.

В цехе приятный запах речной свежести, слышится шум воды из кранов. Кругом белые ванны с высокими бортами – надо подняться по лесенке, чтобы заглянуть. Их всего 35, объём каждой – 30 куб. м.

Здесь бабье царство. Живут в основном самочки, бокастые и крупные, – они выгоднее для реализации, чем их кавалеры, которые по природе своей всегда худосочнее подружек. Поэтому предприятие намеренно приобретает однополую икру. Стоят в воде красотки, одетые в вечернее серое с блёстками. Вдоль тела узнаваемая розовая полоска. От скуки играют тонкими плавниками и хвостами.

Подозреваю, что фразеологизм «вертеть хвостом» пошёл от форели: рыба хитрая, умная. И хищная – зубы в два ряда, как крошечные иголки. Аппетит у «девчонок» отменный – едят каждые два часа, получая пищу согласно возрасту. В среднем на тысячу голов, что сидит в каждой ванне, приходится 20–30 кг корма в день.

 

 

Хозяева показали нам ещё один цех – копчения. Запах натуральной древесной щепы и маслянистой янтарного цвета форели стоит такой жирный – хоть ножом режь. И, конечно, нас угостили продукцией. Ели и сами себе завидовали. 

Анна Золотарёва

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×