Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
26 апреля 2021,  16:20

Лечить душу и тело. Как студент из Ганы учится музыке под руководством Тимура Халиуллина

Спенсер Квао – о музыке, медицине и родной Африке

Лечить душу и тело. Как студент из Ганы учится музыке под руководством Тимура ХалиуллинаТимур Халиуллин и Спенсер КваоФото: Наталья Малыхина
  • Статья

Журнал «ОнОнас» узнал, зачем будущий врач мечтает научиться играть на органе.

Выбор

Спенсеру Квао 23 года. Он приехал в Белгород из небольшого города Кофоридуа недалеко от Аккры, столицы Ганы, чтобы учиться на медицинском факультете.

«С детства хотел стать врачом. У нас в стране это одна из самых уважаемых профессий, и зарплата у докторов достойная», – рассказывает Спенсер.

После школы Спенсер решил принять участие в конкурсе, чтобы получить бесплатное образование за границей. Система отбора такова: сначала учитываются школьные оценки, потом проходит собеседование. Если вошёл в число лучших – можешь выбрать шесть вузов, в которые хотел бы попасть. Спенсер указал вузы Москвы, Петербурга, Волгограда, Белгорода, Ростова и Курска. Через время узнал: едет в Белгород.

«В Гане неплохо с медициной. Есть больницы и поликлиники. Но они немного отличаются от российских. В наших поликлиниках есть только терапевты, а узкие специалисты принимают в областной больнице. Из‑за климата и образа жизни много особенных болезней, например малярия. Это тоже нужно учитывать», – объясняет Спенсер.

 

Спенсер Квао Спенсер Квао / Фото: Наталья Малыхина

 

Учиться на врача сложно, особенно на иностранном языке. Чтобы впоследствии сдать экзамен в Гане и работать врачом, Спенсер все лекции переводит на свой язык. Он пока не определился со своей специальностью. Но думает, что за три предстоящих года сделает выбор.

Ненавязанная любовь

Однажды, услышав музыку в церкви, Спенсер решил, что обязательно научится играть на органе. Спенсер – представитель методистской церкви, реформаторской ветви христианства. В ней часто звучат гимны и хоралы в сопровождении органа, даже чаще, чем в католичестве. В методистской традиции многие музыканты осваивают игру практически с рук, порой без знания теоретических тонкостей. Так и Спенсер учился играть не в музыкальной школе, а сразу в церкви. И одним из критериев выбора вуза для поступленияу него было наличие в городе органа. Приехав в Белгород, Спенсер стал у всех спрашивать, как можно связаться с органистом, и вышел на Тимура Халиуллина.

«Далеко не каждый органист позволяет другим людям репетировать на своём инструменте. Но я с удовольствием пригласил Спенсера к нам. Мне очень понравилось то, что любовь Спенсера к музыке не навязана. Ведь детей в музыкальную школу часто отдают родители, заставляют их учиться. А Спенсер сам сделал свой выбор и проявил настойчивость в своём желании играть», – добавляет Тимур.

 

Тимур Халиуллин и Спенсер Квао Тимур Халиуллин и Спенсер Квао / Фото: Наталья Малыхина

Врачи-музыканты

Конечно же, Спенсер не первый, кто совмещает музыкуи медицину. Врачи – самые близкие после математиков к музыкантам. Среди посетителей филармоний много докторов. А в Мариинском театре даже есть отдельные медицинские ложи. Поэтому в истории примеров докторов-музыкантов достаточно, но один особенно напоминает Тимуру Спенсера: Альберт Швейцер – органист и врач. Он написал целую монографию о музыке Баха (одного из любимых композиторов Спенсера), давал органные концерты и основал в Африке на собственные деньги больницу, где лечил всех нуждающихся.

«Музыканты те же медики. Одни врачуют душу, другие – тело. Я сам в детстве хотел быть врачом. Если бы не стал органистом, то, скорее всего, лечил бы людей. В школе я любил химию и биологию. Так что это ещё одно подтверждение, что музыка и медицина близки», – делитсяТимур.

Друг-наставник

Из‑за загруженного графика у Тимура не получается встречаться со Спенсером регулярно. Иногда они не репетируют целый месяц, зато потом видятся несколько раз подряд.

«Не скажу, что в этом случае я учитель. Просто друг-наставник. С учителями занятия методологически продуманы и проходят систематически. У нас спонтанные встречи, на которых я советую и предлагаю. Но я особо не вторгаюсь в выбор Спенсера. Что ему нравится, то и учим. Спенсер приходит на органные концерты и репетирует здесь. Это мой маленький вклад в его историю», – делится Тимур.

 

Тимур Халиуллин и Спенсер Квао Тимур Халиуллин и Спенсер Квао / Фото: Наталья Малыхина

 

Часть репертуара Спенсера связана с церковной музыкой, но что‑то он выбирает просто для души. Уже сейчас парень играет на органе непростые произведения Баха, Букстехуде, Льорета, Клементи и Генделя.

Дар и трудолюбие

Кстати, Спенсер не единственный подопечный Тимура, не имеющий базового музыкального образования. К примеру, есть студенты, которые после железнодорожного вуза поступили в музыкальный колледж из‑забольшой любви к музыке. Тимур считает, что таким ребятам не мешает то, что они не ходили в музыкалку.

«Если человек прошёл все ступени музыкального образования, это один вопрос. Но в случае Спенсера нужно оценивать то, как человек дошёл до определённого уровня, не зная тонкостей гармонии. Это именно дар. Его нынешнего уровня достаточно, чтобы продолжать образование», – добавляет органист.

Но пока Спенсер не планирует профессионально заниматься музыкой.

«Орган добавляет эмоций в мою жизнь. Музыка – для души, и она помогает мне справиться с трудностями», – улыбается парень.

 

Лечить душу и тело. Как студент из Ганы учится музыке под руководством Тимура Халиуллина - Изображение Фото: Наталья Малыхина

 

Сейчас он хочет много играть и учить новые произведения, чтобы за ближайшие три года достичь хорошего уровня.

«Я занимаюсь на синтезаторе друга в общежитии. Это очень помогает. Хотя ножной клавиатуры нет, наполовину он может заменить орган. В общежитии учу произведения руками, а в филармонии уже добавляю ноги. Ещё в одной из аудиторий университета есть фортепиано. Когда я играю, одногруппники с удовольствием слушают меня», – рассказывает Спенсер.

Дружелюбные и гостеприимные

С людьми Спенсеру везёт: говорит, что русские очень дружелюбны и гостеприимны.

«В филармонии дружу с Тимуром и другими музыкантами. Все, с кем я общаюсь, меня любят. Моё главное ожидание от России и Белгорода – учёба на врача и возможность играть на органе. Всё получилось. Ещё здесь на меня часто пристально смотрят, оглядываются. Сначала было очень непривычно, но сейчас уже не обращаю на это внимания», – заверяет Спенсер.

«Это даже хорошо для музыканта! Ты только пришёл и сразу привлёк внимание, даже играть не начав», – смеётся Тимур.

 

Лечить душу и тело. Как студент из Ганы учится музыке под руководством Тимура Халиуллина - Изображение Фото: Наталья Малыхина

Страна водопадов и лесов

Спенсер говорит, что обязательно вернётся в Гану, другие варианты даже не рассматривает. О своей стране он рассказывает с теплотой и любовью. Культура в Гане очень разнообразна. В стране около 80 языков, и носитель одного языка другого, вероятнее всего, не поймёт. Официальный – английский. Тви, диалект языка акан, считается литературным, и его многие учат, чтобы понимать друг друга.

«У нас другая кухня, более острая. Здесь, в России, нет нашего острого перца, поэтому не могу готовить, как дома. Наша одежда с национальными узорами, и чаще всего мы её шьём сами. В моём городе нет автобусов. В основном ездят на такси, которое берёт нескольких человек. Автобусы ходят только между городами. Зато у нас красивая природа с водопадами и лесами, недалеко от моего города растёт самое толстое дерево в Африке – баобаб. А ещё у нас есть старый ботанический сад», – рассказывает Спенсер.

Парень говорит, что очень скучает по дому. Там его ждут мама, папа и сестра, с которыми он надеется повидаться этим летом.

Наталья Малыхина

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×