Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
18 февраля 2021,  10:13

Размышления о службе в армии. 730 дней в сапогах

Размышления о службе в армии. 730 дней в сапогахФото: pixabay.com
  • Белгородская правда

20 лет назад я пошёл служить в армию. Был я на тот момент крепким – и физически, и морально. Считал, что спорт и жизнь в общагахдостаточно подготовили меня к любым тяготам и лишениям. Так я думал, пока не попал в казарму на нескончаемые 730 дней. Да, мне – выпускнику вуза – было легче, чем 18-летним пацанам. Но служба отнюдь не показалась мне лёгкой прогулкой.

Когда мой неслуживший друг в очередной раз спрашивает, что же мне дала армия, я на автомате начинаю отвечать: дисциплина, друзья, физическая подготовка. А недавно вдруг задумался о собственном отношении к этим двум годам. Что действительно полезного я получил в армии, а без чего спокойно обошёлся бы? И почему служившие в армии всегда возвращаются в воспоминаниях к этому периоду своей жизни?

Очевидные минусы

Попал служить в не самое простое время – начало нулевых. Тогда растерзанная лихими девяностыми армия представляла собой не самое лучшее зрелище. Кормёжка – на три с минусом или на два с плюсом. Кто служил, знает про бигус – варёную вонючую субстанцию из квашеной капусты, которую невозможно есть. Про «сечку» – кашу, похожую на комбикорм. Про недочищенную картошку. Про варёный кусочек сала. Про все те «кулинарные изыски», лишь взглянув на которые ты молча пьёшь чай с куском хлеба и голодным идёшь в казарму. Говорят, сейчас в армии всё по‑другому, и я этому рад.

Разруха коснулась не только еды. Обмундирование вызывало гомерический смех даже у нас самих. Нательное бельё было либо мало, либо велико. Всё в дырках. Кирзовые сапоги разваливались очень быстро, и если бы не ротные умельцы, в бытовке шьющие, подбивающие и чинящие это всё, ходить бы половине роты босиком.

Ну и отцы-командиры.

По гроб жизни не забуду историю, после которой половина нашей роты слегла в санчасть. Перед 23 февраля офицеры решили поиграть в футбол. А стадион засыпало снегом. Тогда две роты выгнали в сугробы и заставили утаптывать футбольное поле. Два часа в мороз, в кирзовых сапогах мы месили сугробы. А потом болели.

Алексей Стопичев Алексей Стопичев / Фото: личный архив

Дедовщина

Этот вид армейской жизни требует даже не отдельной статьи, а целой книги. Скажу одно: некоторые эпизоды «неуставщины» до сих пор вспоминаю с содроганием. Однажды парень из нашего призыва в наряде по столовой от вечной голодухи украл банку консервов. Прапорщик его поймал и вместо положенного уставом наказания заставил есть консервы перед строем. Банку за банкой. Парня рвало, но прапорщик был неумолим. Мы запомнили урок, как и то, что у военнослужащих срочной службы нет никакой защиты перед садистами-контрактниками. Случаев было много. Иногда смешных. Чаще – беспощадно-ужасных. Но это закаляло наш характер, и те, кто не выпил хлорку, не порезал вены и не проглотил иголку через полгода службы, духом были сильнее любого индийского йога. Не знаю, в какую категорию записать это явление – к плюсам или минусам.

Настоящая дружба

В армии ты учишься взаимовыручке. Без этого в обособленном, изолированном коллективе просто не выжить. Делишься едой, сигаретами. Горой встаёшь на защиту друзей, зная, что завтра, когда тебе понадобится помощь, за тебя тоже вступятся.

Ну и та самая дисциплина. Когда ты чётко и быстро, а главное – беспрекословно обязан выполнять чужие приказы. Ох как ломает тебя поначалу! До зубовного скрежета. Но и это проходит. И при очередной команде ты делаешь. И лишь потом начинаешь размышлять.

По здоровью, конечно, тоже вопросы возникают. Еже-дневная физподготовка: постоянные бег, подтягивание, отжимания. Ты действительно становишься крепче, в разы выносливее. В какой‑то момент просто перестаёшь бояться физической боли, теряешь страх перед агрессией. Но не факт, что становишься здоровее. Лично меня армия наградила обмороженными ногами, больным желудком и чесоткой, которые я лечил уже на гражданке.

Чему научила служба

Интересно, что с годами не раз изменилось отношение к службе в армии. Вначале я был уверен, что служить было надо. Потом сомневался в этом, стало жаль потерянных лет. А потом вновь понял, что армия научила меня многим вещам. И речь не только о навыках связиста или умении обращаться с оружием и противогазом. Это касается в первую очередь преодоления собственных страхов. Кто бежал три километра в противогазах и ОЗК, а потом выливал из резины пот, меня поймёт. Поймут те, кто на дрожащих руках «стоял в упоре лёжа», слушая крики сержантов. Кто за 15 минут пытался вымыть казарму, используя для этого хозяйственное мыло. Кто тянул носок, учась строевому шагу, и в строю на 30-градусной жаре молился, чтобы не потерять сознание и не подвести взвод.

И самое важное: я научился ценить те прелести жизни, которых до службы даже не замечал. Возможность в любое время лечь на кровать. Съесть то, что нравится. Пойти туда, куда хочу, а не куда ведут строем.

Вместо послесловия

Осатанелые, вечно голодные, готовые к любой подставе, мы честно выполняли свой долг и умудрялись находить любую возможность для отдыха и сна. Учились шить и гладить. Мыться под краном. Добывать еду и хорошее обмундирование. И постоянно вспоминали гражданку, которая там, в казарме, казалась всё более нереальной. Мечтали о жизни вне воинской части. Перефразируя слова из известного фильма, могу с уверенностью сказать: там, в армии, только и разговоров, что о гражданке. А вернувшись домой, мы снова предавались воспоминаниям. Но только теперь об армии…

Сержант запаса Алексей Стопичев

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×