Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
20 октября 2020,  11:46

Человек видит интеллектом. Кто помогает слабовидящим проходить туристический маршрут

Человек видит интеллектом. Кто помогает слабовидящим проходить туристический маршрутФото: Валерия Солошенко
  • Белгородские известия

В Ракитянском районе прошло первенство Белгородской области по спортивному туризму среди людей с нарушением зрения. Участники соревнований рассказали «Белгородским известиям», каково спускаться в овраг на скорость, ходить по натянутому канату и ориентироваться в лесной местности, когда почти ничего не видишь.

Препятствия

Попасть тёплой осенней субботой в оздоровительный лагерь имени А. Гайдара – к незабываемым выходным на природе. Участники признаются: ехали сюда кто в третий, кто в десятый раз, чтобы увидеть друзей со всей области. В каждой из десяти команд – представителей районных организаций Всероссийского общества слепых (ВОС) – найдётся кто‑нибудь знакомый. А спортивные соревнования – лишь повод собраться вместе. Но обойти стороной полосу препятствий не получится.

«Три минуты позора, и мы на месте!» – укрепили командный дух прохоровцы.

В команде восемь человек. Среди них инвалиды третьей, второй, первой групп с остатком зрения или полностью слепые. Не каждый чётко различает предметы перед собой или черты лица рядом стоящего человека, поэтому в команде им помогают два участника с хорошим зрением. Если полностью слепого среди участников нет, слабовидящий человек надевает на глаза повязку и проходит этапы вместе с сопровождающим.

«Тотально слепые» разбирают рюкзак, проходят со страховкой по натянутому между деревьями канату и пролезают под «мышеловкой» – низко установленными деревянными колышками. Остальные участники к тому же собирают и разбирают палатку, несут больного на носилках, разжигают костёр с пережиганием нити, спускаются в овраг – проходят все препятствия, кроме сборки рюкзака.

Человек видит интеллектом. Кто помогает слабовидящим проходить туристический маршрут - Изображение Фото: Валерия Солошенко

Подготовка

Большинство участников собираются в лагере не впервые, галопом спускаться в овраг для них – привычное дело. Они обладают основными навыками спортивного ориентирования, которые приобрели в туристических кружках, при специальной подготовке и даже в школе.

Участник ракитянской команды Юрий Иконников, инвалид по зрению второй группы, ходил в походы ещё в школе, с классным руководителем. В армии его зрение резко ухудшилось: левый глаз не видит совсем, правый – мутно, без ярких красок. К активному образу жизни вернулся, когда сотрудники из районного отделения ВОС позвали участвовать в спортивных турнирах.

«Заболевание у меня врождённое – поражение глазных нервов. Но узнал я об этом только в армии, когда зрение село и стало с каждым годом ухудшаться. Как на машине фары: не помыл – они помутнели. Кому‑то достаточно операции, кому‑то линзы поменять. А у кого‑то проводка замкнула – и всё. А как ты в голову полезешь? Врачи говорят, со временем ослепну. Надо готовиться. Поначалу я не хотел нигде участвовать, но меня позвали поехать на турслёт, нашли подход. У нас слабовидящие через реку переплывают на лодках, в походы собираются. Но без туристских навыков слепому сложно будет».

Слабовидящему важно знать маршрут, поэтому перед стартом участники могли попробовать пройти полосу препятствий.

«Я сначала прошёл дистанцию: попробовал разложить рюкзак, потом перешёл к носилкам. Так понимаю, где примерно нахожусь, потому что вижу только размытые контуры. Слепому человеку без ориентира жить нельзя. Например, по дорожке он идёт: здесь лавка – ориентир, там клумба, порожки, бордюр. Тот же бугор – ориентир. Зрячий человек этого не замечает», – говорит Александр Безуглый, слабовидящий участник от Шебекинского горокруга.

Подсказки

На первом этапе незрячий человек должен расстегнуть рюкзак, свернуть и положить спальный коврик в мешок, развернуть его на обратном пути. Туристический рюкзак призван сберечь имущество путешественника, поэтому защищён ремешками с клапанами. Нащупать нужный клапан помогают подсказки сопровождающего.

«Если ты ни разу не разбирал этот рюкзак, даже с открытыми глазами слабо сдашь разборку. Чтобы правильно рассказать слепому, я, зрячий человек, должен сам знать, что делать со снаряжением и как его правильно уложить», – заключает Анатолий Кузубов из прохоровской команды.

На этапах он помогал слабовидящему Василию Фатееву, у которого один глаз не видит вовсе. Участник не первый год выполняет это задание с повязкой на глазах, но отмечает, что застёжки на рюкзаке с каждым турниром становятся мудрёнее. Шансы на рекордно быструю сборку повышаются, если заранее отрепетировать этап и подходить к рюкзаку с определённой стороны, чтобы запомнить расположение ремешков. Но без чётких команд руководителя усилия будут напрасны.

«Мне должны подсказывать: «Чуть потяни руку к себе, внизу возьми крайний правый ремешок, ухватись». Их же правых много. Коврик вроде бы простая вещь, всегда сматываю, а может криво пойти. Здесь сопровождающий должен вовремя меня остановить, чтобы я не нервничал. Сначала слух работает, а потом тактильные ощущения», – рассказывает Фатеев.

Василий Михайлович на горьком опыте знает: проходя «мышеловку», из‑за неверной команды сопровождающего можно получить травму.

«Я должен сначала стать на колени, чтобы подлезть и лечь под деревянные колышки, проползти под ними и не коснуться головой. Молчать нельзя. В прошлом году девушка подвела меня слишком близко. Начинаю наклоняться…И к­а-а-ак ударился о деревянную планку прямо глазом!»

Без подсказок слепому не с­ориентироваться на местности, не определить азимут.

«Это как с маленьким ребёнком. Надо аккуратно подсказывать: «Смотри, там ямка, там ветка». Я веду Михалыча и должен говорить: «Тут не­много правее берём, тут левее, бежим прямо». Если отлучаюсь на задание, я его оставляю и говорю: «Михалыч, стоять!» Небо пускай рушится, но он стоит на месте. Влево двинется – всё, потерял ориентир. Дальше не знает, куда идти. Это как в детстве, когда играли в жмурки: закрываешь глаза, тебя два раза вокруг обвели. Думаешь, что идёшь прямо к выходу. А получается, на дверной косяк», – объясняет Анатолий Кузубов.

Слепой пройдёт дорогу самостоятельно, только когда гулял по ней не один раз. Завяжет туристический узел, узнает по описанию топографический знак, если тренировался не единожды. Василий Фатеев уверен, что после неоднократных повторений любое дело даётся легко: до остановки доберёшься и на музыкальном инструменте играть научишься.

«Два раза в неделю я езжу из своего посёлка в Прохоровку – 40 км. В 20 минутах от дома остановка. Я выхожу и иду по дороге. Один глаз у меня не видит, а на другом четыре раза делали операцию. Но я различаю ленту дороги, тёмный силуэт человека. Знаю, машина едет по правой стороне, а я должен идти по левой, чтобы не сбили. Хожу в хор, на жалейке играю. Мне показывают, как на ней играть, а на десятый раз сам всё запоминаешь. Один полностью слепой так быстро ходил по дороге, что все удивлялись. Оказывается, заучил её, когда был зрячим».

Человек видит интеллектом. Кто помогает слабовидящим проходить туристический маршрут - Изображение Фото: Валерия Солошенко

Самое сложное испытание

В двухчасовой рыбалке участвуют незрячий человек и его сопровождающий. Они ловят на удочку или резинку. От Ракитянского района рыбу удил Вячеслав Попов. Он не видит линии горизонта, для него черты лица рядом стоящего человека размыты, но трудностей в любимом увлечении не испытывает.

«Рыбалкой я с детства увлекаюсь, с дедушкой ловили. Я сам крючки привязываю, сам снасти вяжу. Но если водоём незнакомый, спрашиваю у зрячего: можно ли здесь закидывать, нет кустов, коряг? Поплавки у нас звуковые. Когда поклёв, они звенят или пищат, как погремушка у ребёнка. Ты лесу пальцем чувствуешь и подсекаешь рыбу. Человек интеллектом же видит, а не только глазами».

Как пройти маршрут, если ничего не видишь? Участники советуют: «Наденьте маску и попробуйте сами. Словами не описать». Какое препятствие сложнее даётся слабовидящему? Люди, пережившие многое, называют препятствиями совсем другие трудности.

«Для меня самое сложное испытание было 20 лет назад, когда после армии зрение полностью село и мне пожизненно поставили первую группу инвалидности. Когда учился заново жить: разбивал себе пальцы, забивая гвозди, а лицо рядом стоящего человека было как в тумане. И депрессия была, и пьянка, – вспоминает шебекинец Александр Безуглый. – Но человек такая скотина, привыкает ко всему. Сейчас знаю, что такое ниткодержатель, дома готовлю и окна мою сам. Жена у меня слепая. А спускаться по верёвке тяжело тем, кто с детства не видел. Ослепшим в 16 или 20 лет полегче».

Одна проблема всё же есть: новичков в командах мало, потому что молодёжь в местные организации ВОС обращается редко.

«Очень немного молодых инвалидов по зрению. Как правило, работают или не хотят участвовать, потому что сверстников рядом нет, – рассуждает команда Яковлевского горокруга и тут же добавляет: — Это хорошо. Пускай не слепнут, пускай живут полноценной жизнью».

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×