Размер шрифта:
Изображения:
Цвет:
16 августа 2020,  15:05

Как в Белгородской области работает служба паллиативной помощи

С начала года медики помогли 6 000 тяжелобольным людям

Как в Белгородской области работает служба паллиативной помощиФото: pixabay.com
  • Статья

«Очень важно не только как человек живёт, но и как он доживает свои последние месяцы, недели и дни. Это закономерный процесс и отдельный, особый этап жизни человека, который требует особого внимания», – объясняет главный внештатный специалист регионального депздрава по паллиативной помощи, главврач Томаровской ЦРБ Наталья Говорун.

Новая помощь

Паллиативная помощь – достаточно новый вид медпомощи в России. Только с принятием в 2011 году Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в России» её закрепили на законодательном уровне.

Понятно, что паллиативные пациенты существовали всегда, но раньше помощь им оказывали на общих условиях или вообще практически не оказывали, и неизлечимо больные люди умирали дома. Новый закон позволил открывать в медучреждениях паллиативные отделения.

В Белгородской области койки паллиативной помощи стали появляться с 2013 года. На сегодня в регионе 273 взрослых и 13 детских коек, расположенных в 12 паллиативных отделениях разных медорганизаций. Ещё 35 коек – в структуре областного онкодиспансера.

А 20 августа в селе Коротком Корочанского района фонд «Святое Белогорье против детского рака» открывает первый в регионе детский хоспис «Изумрудный город».

Если невозможно справиться

Паллиативную помощь оказывают пациентам, страдающим хроническими неизлечимыми заболеваниями. Это в первую очередь больные онкологического профиля в терминальной стадии заболевания, пациенты с заболеваниями сосудистой, дыхательной систем, больные, перенёсшие инсульт, когда нет возможности реабилитации. Также в паллиативных отделениях достаточно много людей, которые больше никогда не встанут и не пойдут из‑за черепно-мозговых и спинальных травм.

Когда появляются симптомы, с которыми невозможно справиться в домашних условиях, требуется специальное лечение или есть какие‑то особенности ухода, таких людей направляют в отделение паллиативной помощи. Или бывает так, что справляться дома просто некому.

Бывает, что медикам удаётся стабилизировать состояние пациентов, подобрать подходящую терапию, при которой человек длительное время находится в более-менее стабильном состоянии.

Без боли

Один из важнейших моментов работы врачей с пациентами паллиативных отделений – это купирование боли и других тяжёлых проявлений заболевания.

По словам Говорун, в последние годы ассортимент обезболивающих значительно расширился. Если ещё в начале 2000 годов использовались преимущественно инъекционные препараты, то сейчас в распоряжении медиков таблетки пролонгированного действия, позволяющие контролировать боль в течение суток. Есть для обезболивания трансдермальные терапевтические системы (ТТС), которые выпускаются в форме пластырей или плёнок с лекарственным средством. Их наклеивают на кожу на 72 часа, и пациент находится под постоянным обезболиванием без уколов.

«Обезболивание – процедура, требующая индивидуального подхода к каждому. Не всем можно приклеить пластырь, есть отдельные ограничения, и таблетки не всем подходят. Мы проводим семинары и лекции для врачей, где обучаем этим тонкостям», – рассказывает Наталья Говорун.

Как в Белгородской области работает служба паллиативной помощи - Изображение Фото: pixabay.com

Такие препараты, заверила она, в Белгородской области есть в достаточном количестве. В 2013 году регион закупал 600 упаковок неинвазивных обезболивающих (в таблетках и пластырей), а в последние годы берут уже по 7–9 тыс. упаковок.

При стабилизации состояния, после подбора адекватного обезболивания и обучения родственников уходу пациента выписывают домой.

По словам Натальи Ивановны, такие больные лежат у них месяцами:

«Обычно это около месяца, но если мы видим, что человеку осталось жить два-три дня, то его не выпишут. Раньше считалось, что смерть в больнице – это поражение медицины. Но человек не должен уходить из жизни где‑то под забором или всеми забытый дома. Он должен прожить свою жизнь достойно, с кем‑то рядом, в чистоте. Я не считаю, что смерть в лечебном учреждении – это какое‑то поражение. Это всё закономерный процесс. Все мы смертны и не хотим мучиться перед уходом».

На дому

В области есть и служба паллиативной помощи, которая наблюдает за пациентами в амбулаторных условиях.

В медорганизациях работают паллиативные кабинеты, для которых за счёт средств облбюджета закупили автомобили, чтобы врачи могли наблюдать за пациентами на дому.

Выездные службы делают перевязки, ухаживают за дренажами и обучают этому родственников.

Также эти доктора могут выписывать обезболивающие препараты.

Моральная поддержка

В стационарах медорганизаций есть молитвенные комнаты, куда приходят священники. Они беседуют с пациентами, с родственниками.

В штате отделений паллиативной помощи предусмотрен и медицинский психолог или психотерапевт. На них возложена большая ответственность: они должны подготовить и родственников больного, и его самого к уходу из жизни.

«Есть небольшое число паллиативных пациентов, у которых нет депрессии. Они требуют общения, хотят высказать свои неразрешённые проблемы, рассказать о своей жизни, особенно если живут одни. И обычно наши психологи могут часами их выслушивать. Когда пациент выговорится, ему становится легче, и даже физическое состояние улучшается», – заметила Говорун.

Как в Белгородской области работает служба паллиативной помощи - Изображение Фото: pixabay.com

В условиях ковида

За I полугодие 2020-го паллиативную помощь в области оказали 6 063 человекам. Это и амбулаторные, и стационарные пациенты. 4,5 тыс. из них – люди старше трудоспособного возраста, ещё 120 – дети.

«Нельзя сказать, что все эти люди ушли из жизни. Есть паллиативные пациенты, которые могут жить годами и наблюдаться. Это ставшие обездвиженными неврологические больные с рассеянным склерозом. Они живут долго, но нуждаются в постоянном уходе и присмотре», – объяснила Наталья Ивановна.

Коронавирус внёс свои коррективы в работу службы паллиативной помощи. Из‑за слабого иммунитета её пациенты более подвержены риску заражения, поэтому были введены необходимые ограничения. В стационарах пришлось ограничить посещения родственников.

До истории с ковидом посещать пациентов разрешалось круглосуточно. Родственник мог прийти в любое время и пробыть столько, сколько он хочет. Если было свободное место, ему предоставляли койку. Если нет – использовали раскладушки.

Но, конечно, всегда есть исключения из правил.

«Недавно у нас умирала молодая женщина 29 лет. Муж захотел с ней быть рядом. Мы его оставили, но с ограничением, что он никуда не выходит. И он два месяца сидел с ней рядом, пока она не ушла», – рассказала Наталья Ивановна.

Анна Емельянова

Ваш браузер устарел!

Обновите ваш браузер для правильного отображения этого сайта. Обновить мой браузер

×